9 комиксов об отношениях взрослых дочек и их матерей, в которых каждая узнает себя

Когда отношения матери и дочери похожи на безумие

Кто-то идеализирует свою мать, а кто-то признается, что ненавидит ее и не может найти с ней общий язык, – почему это такие особенные отношения, почему они нас сильно задевают и вызывают такие разные реакции 1 ?

Мать – не просто важный персонаж в жизни ребенка. Согласно психоанализу, практически вся психика человека формируется в ранних отношениях с матерью. Они не сопоставимы ни с какими другими. Мать для ребенка, по словам психоаналитика Дональда Винникотта, является фактически окружающей средой, в которой происходит его формирование. И когда отношения складываются не так, как данному ребенку было бы полезно, его развитие искажается. Практически, отношения с матерью определяют все в жизни человека.

Это возлагает на женщину большую ответственность.

Конечно. Потому что мать никогда не становится для своего взрослого ребенка человеком, с которым он может выстраивать равноправные доверительные отношения. Мать остается ни с чем и ни с кем не сопоставимой фигурой в его жизни.

Как в таком случае могут выглядеть здоровые, благополучные отношения с матерью у взрослой дочери?

Думаю, вы такие примеры видели. Это отношения, в которых взрослые женщины могут общаться и договариваться друг с другом, живут отдельной жизнью – каждая своей. Они могут друг на друга злиться и быть в чем-то не согласны, недовольны, но при этом агрессия не разрушает любви и уважения и никто ни у кого не отнимает своих детей и внуков.

Что мешает возникновению таких хороших отношений?

Отношения дочери с матерью – самые сложные из четырех возможных комбинаций (отец–сын, отец–дочь, мать–сын и мать–дочь). Дело в том, что мать для дочери – первичный объект привязанности. Но потом, в возрасте 3–5 лет, ей нужно перенести свои либидинозные чувства на отца, и она начинает фантазировать: «Я, когда вырасту, женюсь на папе». Это тот самый эдипов комплекс, который открыл Фрейд, и странно, что этого не сделал никто до него, потому что влечение ребенка к родителю противоположного пола было заметно во все времена.

Когда ты начинаешь любить папу, мама становится соперницей, и вам обеим как-то нужно делить папину любовь

И вот эту обязательную стадию развития девочке проходить очень сложно. Ведь когда ты начинаешь любить папу, мама становится соперницей, и вам обеим как-то нужно делить папину любовь. Девочке очень сложно конкурировать с матерью, по-прежнему для нее любимой и важной. А мама в свою очередь часто ревнует мужа к дочери. Но это только одна линия. Есть и вторая. Для маленькой девочки мать – объект привязанности, но потом ей, для того чтобы расти и становиться женщиной, нужно идентифицироваться с матерью.

Здесь есть некоторое противоречие: девочке приходится одновременно любить мать, бороться с ней за внимание отца и идентифицироваться с ней же. И вот здесь возникает новая сложность. Дело в том, что мать и дочь очень похожи, и им очень легко идентифицироваться друг с другом. Девочке легко смешивать свое и материнское, а матери легко увидеть в дочери свое продолжение. Многие женщины и в самом деле плохо различают себя и своих дочерей. Это похоже на психоз. Если спросить их прямо, то они возразят и скажут, что прекрасно все различают и все делают для блага дочерей. Но на каком-то глубинном уровне эта граница размыта.

То есть, когда женщина заботится о дочери, она в каком-то смысле заботится о себе?

Не совсем. Она, скорее, через дочь хочет реализовать то, что не реализовала в жизни. Или что-то, что она сама очень любит. Она искренне считает, что дочь должна любить то, что любит она, что ей понравится заниматься тем, чем занимается она сама. Мало того, мать просто не различает свои и ее потребности, желания, чувства.

Знаете анекдоты типа «надень шапку, мне холодно»? Она на самом деле чувствует за свою дочь. Я вспоминаю интервью с артистом Юрием Куклачевым, которого спросили: «Как вы воспитывали детей?» Он говорит: «А это то же самое, что с кошками. Кошку невозможно научить никаким трюкам. Я могу только замечать, к чему она склонна, что ей нравится. Одна прыгает, другая играет с мячиком. И я эту наклонность развиваю. Так же с детьми. Я просто смотрел, какие они, что у них само собой выходит. А дальше я их в этом направлении развивал».

Разумный подход – когда на ребенка смотрят как на отдельное существо со своими личностными особенностями

Вот это тот разумный подход, когда на ребенка смотрят как на отдельное существо со своими личностными особенностями. А сколько мы знаем матерей, которые вроде бы проявляют заботу: водят детей по кружкам, выставкам, концертам классической музыки, потому что по их глубокому ощущению именно это и нужно ребенку. А потом еще и шантажируют их фразами вроде: «Я на тебя всю жизнь положила», которые вызывают у взрослых детей колоссальное чувство вины. Повторюсь, это выглядит как психоз.

По сути, психоз – это и есть неразличение того, что происходит внутри тебя, и того, что вне. Мать находится вне дочери. И дочь находится вне ее. Но когда мать считает, что дочери нравится то же, что и ей, она начинает терять эту границу между внутренним и внешним миром. И у дочери происходит то же самое. Они одного пола, они и правда очень похожи. Вот тут возникает тема разделенного безумия, своего рода взаимный психоз, который распространяется только на их отношения. Если не наблюдать их вместе, можно вообще не заметить никаких нарушений. Их общение с другими людьми будет вполне нормальным. Хотя возможны отдельные искажения. Например, у этой дочери с женщинами материнского типа – с начальницами, преподавателями-женщинами.

А что предрасполагает к возникновению такого разделенного безумия? Какой-то особый тип личности, какие-то условия воспитания?

Очень сложный вопрос. Здесь необходимо напомнить о фигуре отца. Одна из его функций в семье – в какой-то момент встать между матерью и дочерью. Так появляется треугольник, в котором есть отношения и у дочери с матерью, и у дочери с отцом, и у матери с отцом.

Но очень часто мать старается устроить так, чтобы общение дочери с отцом шло через нее. Треугольник разрушается. Я встречала семьи, где у нескольких поколений воспроизводится эта модель: есть только матери и дочери, а отцы удалены, или они в разводе, или их и не было, или они алкоголики и не имеют никакого веса в семье. Кто в этом случае их близость и слияние разрушит? Кто поможет им отделиться и смотреть куда-то еще, кроме как друг на друга, и «зеркалить» свое сумасшествие?

Кстати, вы знаете, что практически во всех случаях Альцгеймера или каких-то других видов старческого слабоумия матери называют дочерей «мамами»? На самом деле в таких симбиотических отношениях нет различения, кто кому кем приходится. Все сливается.

По поводу важной роли отца в семье. Меня в какой-то момент удивило, что я про многих знакомых женщин могу понять: мамина она дочка или папина. Есть девочки, которые больше любят отца, больше ему подражают, следуют за ним, а есть, наоборот, мамины дочки. Можно это как-то объяснить?

Знаете, как в народе говорят? Для того чтобы ребенок был счастливым, девочка должна быть похожа на папу, а мальчик на маму. И еще есть поговорка, что отцы всегда хотят сыновей, а любят больше дочерей. Эта народная мудрость вполне соответствует предуготованным природой психическим отношениям. Я думаю, что девочке, которая растет «маминой дочкой», особенно тяжело от матери отделяться.

Отношения матери и дочери в подростковом возрасте особенно сложны?

Да, это тяжелый период. Девочка вырастает, вступает в детородный возраст и оказывается как бы на поле взрослых женщин, тем самым выталкивая мать в поле старых женщин. Это не обязательно происходит в данный момент, но суть изменений в этом. И многие матери, не отдавая себе отчет, переживают это очень болезненно. Что, кстати, отражено в народных сказках про злую мачеху и юную падчерицу.

Действительно, трудно выносить, что девочка, дочка расцветает, а ты стареешь. У дочери-подростка свои задачи: ей нужно отделиться от родителей. По идее то либидо, которое пробуждается у нее после латентного периода в 12–13 лет, должно быть повернуто из семьи вовне, на сверстников. И ребенок в этот период должен из семьи выходить.

Если связь девочки с матерью очень тесная, ей трудно вырваться. И она остается «домашней девочкой», что воспринимается как хороший знак: вырос спокойный, послушный ребенок. Для того, чтобы отделиться, преодолеть притяжение в такой ситуации слияния, у девочки должно быть очень много протеста и агрессии, что воспринимается как бунт и испорченность.

Но если мать осознает все опасности и подводные камни подобных отношений, им с дочерью будет легче разделиться?

Все осознавать невозможно, но, конечно, им будет легче. Вы как-то задали мне такой радикальный вопрос: «Обязана ли дочь любить свою мать?» На самом деле дочь не может не любить свою мать. Но в близких отношениях всегда есть и любовь, и агрессия, а в отношениях матери-дочери этой любви море и агрессии море. Вопрос лишь в том, что победит – любовь или ненависть?

Всегда хочется верить, что любовь. Всем нам известны такие семьи, где все относятся друг к другу с уважением, каждый видит в другом личность, отдельного человека, и при этом чувствует, насколько он родной и близкий.

Об эксперте

Мария Тимофеева – психоаналитик, действительный член Московского психоаналитического общества, член Международной психоаналитической ассоциации.

Мать и дочь: 4 книги о том, как распутать их непростые отношения

Любовь и ненависть, бунт и потребность во внимании, невысказанные обиды или высказанные чересчур жестко. Четыре книги о непростых отношениях матери и дочери, написанные психологами.

Родители: в чем вы их упрекаете?

Слишком строгие или бесхарактерные, авторитарные или безразличные… Список наших к ним претензий долог. Рассказы взрослых сыновей и дочерей о самых противоречивых отношениях в нашей жизни.

Основные ошибки, которые совершают мать и дочь по отношению друг к другу

В своей работе семейного системного терапевта я регулярно сталкиваюсь с тем, что выросшие дети и родители хотят иметь друг с другом хорошие отношения. И очень часто это становится невозможным. Особенно в отношениях между матерью и дочерью.

В чём же причина того, что общение между мамой и выросшей дочерью складывается не так, как хотелось бы?

Самые распространённые ошибки со стороны матери

  1. Восприятие взрослой дочери, как маленького ребёнка.

Очень часто мама продолжает воспринимать свою взрослую дочь как маленькую девочку, которая ничего не понимает и сама ни с чем справиться не может. Исходя из этого восприятия, мать строит общение со своей дочерью, как с маленькой девочкой. При этом мама делает это настолько неосознанно, из добрых побуждений, что искренне не понимает, чем дочь недовольна.

Из-за чего мать продолжает видеть дочь маленькой?

Есть несколько причин. Основные из них:

  • Страх матери, что дочь, почувствовав самостоятельность, уйдёт, и мать останется одна, без неё. Возникнет ощущение ненужности, брошенности, покинутости. Это очень страшно!

Поэтому мать неосознанно начинает показывать дочери, что та ещё маленькая, что-то не может, что-то не умеет, а она, мать, в этом хорошо разбирается, лучше знает и умеет это делать. Формируя таким образом у дочери ощущение, что “я сама, без мамы, ни с чем не справлюсь”, а значит надо “держаться” за маму. Но взрослой дочери уже хочется самостоятельности. И тогда у неё возникает внутренний конфликт и сложности в общении с мамой.

  • Страх старости и смерти.

Очень часто в моей практике я сталкиваюсь с тем, что у матерей есть ощущение: чем младше дети, тем моложе я. Как только дочь вырастает, возникает ощущение “я-старая”. А этого очень не хочется. Поэтому мать неосознанно начинает держать для себя дочь в образе маленькой девочки. И тогда внутренне чувствует себя молодой. При этом у дочери уже сформирован страх взросления. Поэтому она неосознанно начинает подыгрывать матери, оставаясь маленькой. Но внутренняя потребность дочери в самостоятельности и автономности при этом не удовлетворяется. И сложности в общении неизбежны.

  1. Отсутствие признания в дочери отдельной личности.

Вырастая, у дочери уже сформировано своё видение жизни и ситуации. Есть свой опыт, своё мнение, свои представления, свои знания, свои желания. И они могут очень сильно отличаться от представлений матери.

Например, дочь встретила мужчину, которого любит. Строит с ним отношения так, как им нравится. Чувствует себя счастливой. А у матери свои представления о том, каким должен быть мужчина её дочери, как они должны жить, чтобы дочь была счастлива. И тогда мать начинает вмешиваться в жизнь дочери со своими представлениями. При этом делает это из лучших побуждений, не обращая внимания на то, что дочь уже счастлива. Дочь разрывается между своим счастьем и мамиными представлениями о счастье для дочери. Малоприятная ситуация, которая приводит к сложностям в общении между матерью и дочерью.

Основные причины того, что мать не признает в дочери отдельную личность:

  • Нереализованные мечты матери.

Очень часто мать хочет через свою дочь реализовать свои мечты. Именно поэтому в детском возрасте ребёнка отводят на кружки и секции, которые нравятся родителям, а не туда, куда ребёнку хотелось бы. Например, мать отвела дочь учиться игре на фортепьяно. Прекрасный инструмент, замечательные учителя. Только дочери никакого удовольствия от этих занятий, как бы ни старалась мать её уговаривать. Девочка мечтает поскорее завершить обучение на этом инструменте и забросить его.

То же самое продолжается и во взрослом возрасте. Мать занята тем, чтобы реализовать через дочь свои мечты. А дочь, из любви к матери, старается ей угодить в этом. Но в какой-то момент для дочери это станет очень тяжело и сложности в общении неизбежны. Слишком много обид и претензий накопится. Это будет мешать общаться.

Внутреннее искажённое представление матери, что истина может быть только одна. И, если представление дочери отличаются от её представлений, то кто-то здесь обязательно не прав. А неправым быть не хочется. Поэтому мать начинает настаивать на своём, а дочь пытается отстаивать своё. И в этом взаимодействии идёт борьба за право на существование. Но здесь на самом деле нет победителя и побеждённого. Обе проиграли. Я знаю массу примеров того, как мать и дочь годами не общаются, при этом обе страдают. Искажённые представления о том, что правда только одна, и она моя, не дают этим женщинам услышать друг друга и увидеть, что у каждого правда своя, и, если представления отличаются, это не значит, что только одно мнение имеет право на существование.

Очень часто на практике я вижу, что мать неосознанно включается в соревновательный процесс с дочерью. Например, дочь звонит матери, хочет от неё получить поддержку по волнующему её вопросу. А мать начинает рассказывать о том, как ей самой сложно живётся. И на фоне этого рассказа, конечно, у дочери ещё будет чувство вины за то, что потревожила мать, у которой и без неё проблем предостаточно. Или ещё частый пример: дочь рассказывает о том, как у неё получилось приготовить вкусное блюдо на ужин. А мать, вместо того, чтобы просто порадоваться за дочь, говорит о том, что она это блюдо уже давно знает и готовит, даже усовершенствовала рецепт, благодаря чему оно стало значительно вкуснее. И так каждый раз. Через некоторое время дочери всё меньше хочется обращаться к матери, и общение становится всё более формальным.

Читайте также:  8 способов не довести брак до развода

Основные причины такой реакции у матери:

  • Привычка сравнивать себя с другими.

Такая модель поведения со стороны матери говорит о том, что в детстве родители сравнивали её с другими детьми. При этом чаще всего не в её пользу. Например, “да, пятёрку в школе ты получила, а вот Машенька две пятёрки домой принесла. Да, уроки ты сделала, а вот Ирочка уроки сделала и ужин приготовить успела”.

Теперь у женщины есть возможность это компенсировать. Поэтому мать неосознанно начинает сравнивать себя с дочерью, но, уже показывая себе, какая она, мать, молодец.

  • Искажённое представление о том, что хорошим в отношениях может быть только кто-то один.

Сравнение в детстве с другими людьми приводит к тому, что у ребёнка формируется восприятие: молодец может быть только кто-то один. И, если кто-то другой рядом уже хороший, то неосознанно человек начинает чувствовать себя плохим. Внутренне с этим сложно согласиться. Поэтому идёт реакция показать другому, что он не совсем молодец, и вернуть себе это место, а с ним ощущение своей хорошести. В моей практике очень часто встречаются ситуации, когда мать и дочь неосознанно борются за это право быть хорошей, как будто место только одно.

  • Отсутствие внутреннего ощущения собственной ценности и значимости.

Очень часто в детстве ребёнка приучают к тому, что он значим только тогда, когда что-то кому-то смог доказать, чего-то смог добиться. Например, выиграл соревнования, получил грамоту, первым что-то сделал. А без этого он не значим и не интересен. Получив подобный посыл от родителей, ребёнок научается жить в постоянном доказательстве собственной ценности и важности. Для этого ему нужно всё время участвовать в соревнованиях и доказывать своё превосходство. Со временем без этого человек не может почувствовать уважение к себе. И тогда он вынужден устраивать себе негласные соревнования, продолжая доказывать, что он интересен, значим. Именно поэтому многие матери неосознанно организуют для себя соревнования с собственными детьми, особенно с девочками. Например, мать подчёркивает дочери: “Я же говорила тебе, что не надо так было делать! Я так и знала, что добром это не закончится! А ты, как всегда, меня не слушала”.

В этот момент мать подчёркивает свою значимость за счёт дочери. Малоприятная форма общения, вряд ли его захочется продолжать.

  1. Предъявление обид и претензий.

Очень часто общение матери и дочери сводится к выяснению отношений, предъявлению обид и претензий. И такой вариант общения никого не устраивает. При этом мать и дочь не учатся с этим справляться.

Основные причины формирования претензий в общении:

В своё время мать была девочкой, которая многое терпела и прощала своей матери, слушалась её во всём, отказываясь от своих желаний. Теперь она выросла и ждёт от своей дочери подобного поведения. Но дочь имеет право вести себя не так, как мать хочет. И тогда у матери появляется обида. Ведь “я по отношению к своей матери вела себя не так. И это было проявление любви к ней. Значит, моя дочь меня не любит и не уважает, раз поступает по-другому”. Подобная цепочка приводит к боли и обидам, порождая претензии и обвинения. И общение становится невозможным.

  • Внутреннее восприятие матери.

Из-за собственных внутренних представлений о себе, как о человеке, который вынужден всё терпеть, отказываться от своего в пользу чужого, из-за внутренних ощущений ненужности и незначимости, мать не может почувствовать со стороны дочери признательности, любви и благодарности. Когда дочь была маленькой, мать жертвовала чем-то важным для себя ради дочери. Женщина делала это прежде всего из-за собственного внутреннего представления о том, что она плохая мать, и желания доказать обратное. Для этого важно соответствовать общепринятым представлениям о том, что хорошая мать та, которая отказалась от своей жизни, не занимается собой, а живёт только ребёнком. Например, многие женщины, пока ребёнок маленький, перестают заниматься любимыми делами, не ходят туда, куда им хотелось бы, перестают заботиться о себе и ухаживать за собой. Делают такой выбор, перекладывая ответственность за это на ребёнка. Хотя ребёнку это совершенно не нужно. А затем предъявляют взрослой дочери претензии, что та, например, предпочитает пойти на свидание, а не сидеть рядом с матерью. В то время, когда мать столько для неё сделала.

Даже если дочь начинает жертвовать своей жизнью, мать не может почувствовать её любовь и признательность. Мешает этому обида на себя за то, что сама лишала себя радости жизни. Ведь ребёнок на самом деле не помеха матери в её делах. Но мать не хочет этого признавать и делает дочь причиной всех своих бед. Старается на ней отыграться, требуя компенсировать те жертвы, которые она, мать, принесла во имя дочери.

  1. Отсутствие желания учиться развивать отношения.

Любые отношения требуют развития. Сами по себе они развиваться не будут. Нужно прикладывать усилия для того, чтобы это происходило. А этого очень не хочется делать. Гораздо проще вести себя всегда одинаково, чем учиться по-новому взаимодействовать со своей взрослой дочерью. Это приводит к большому напряжению в отношениях. Ведь то, что было вам хорошо в её пять лет, сейчас уже устарело, как платье, из которого мы вырастаем или с годами оно изнашивается и становится неудобным.

И это основные ошибки во взаимодействиях со стороны матери.

Что же со своей стороны может делать не так взрослая дочь?

  • Поддержание сценариев матери.

В очень раннем возрасте у ребёнка может сформироваться необходимость быть “хорошим” для своих родителей. Вырастая, неосознанно, внутренне эта необходимость может у дочери остаться. И тогда очень часто дочь начинает либо подыгрывать матери в том, что я ранее описала, либо вступать в конфронтацию и бороться с ней за свои права. В любом случае это может быть неосознанным стремлением дочери почувствовать себя “хорошей”. При этом и то, и другое является продолжением привычных сценариев взаимодействия.

  • Стремление изменить свою мать.

Очень часто взрослые дочери пытаются учить свою мать, неосознанно требуя от неё измениться. Можно тратить время на переделывание матери, но это не приносит пользы взаимоотношениям.

Очень часто в моей практике сталкиваюсь с тем, что взрослые дочери пытаются вымещать обиды и наказывать мать, “восстанавливая справедливость”. Например, уезжают в другие страны и города, перестают общаться с матерью, при общении всячески ей припоминают факты биографии, стараясь неосознанно вызвать у матери чувство вины.

Что же делать? Как возможно улучшать отношения между матерью и взрослой дочерью (и не только)?

Данные рекомендации подходят как для матери, так и для дочери.

  1. Помнить и регулярно напоминать себе, находясь в непосредственном общении, о том, что моя дочь уже выросла. Она взрослая и справится с тем, что в её жизни происходит. Учиться верить в своих детей и их способности. Дочери помнить о том, что она уже выросла, и это факт, который нет необходимости доказывать. Переставать тратить на это своё время.
  2. Найти себе хобби, где вы будете чувствовать интерес и радость от творческого процесса. Начать общаться с интересными для вас людьми на интересные для вас темы.

Например, кружок кинолюбителей. И фильм интересный посмотрели, и тут же обсудили его с другими людьми. Или кулинарные курсы: вместе что-то приготовили и тут же обсудили получившийся результат.

  1. Помнить, что у каждого из нас может быть своё мнение. И они могут быть разными. Каждое мнение имеет право на существование.
  2. Переставать тратить время на оспаривание мнения другого. Учиться интересоваться, с чем связано её мнение? Из-за чего у неё сложилось такое представление?
  3. Начинать реализовывать свои мечты. Тем более дочь уже взрослая и можно переключиться на свою жизнь. Для этого вспомните свои мечты, запишите их и посмотрите, что из этого списка вы можете уже сейчас начать реализовывать?
  4. Переставать сравнивать себя и дочь. Дочери переставать сравнивать себя с матерью. Вы — это вы, она — это она. Учиться радоваться и переживать друг за друга без сравнения себя с ней.
  5. Напоминать себе, что места много. Что нет необходимости бороться, каждая из вас хорошая. Стараться отслеживать и останавливать процесс соревнования, который может неосознанно начинаться.
  6. Матери учиться хвалить свою дочь за её достижения, без обозначения ваших умений. Учиться сочувствовать ей в её переживаниях. И, если очень хочется дать ей совет или высказать своё мнение, спрашивать у неё, хочет ли она это услышать. Понимая и принимая то, что она может вам отказать. И это её право. Ваше право спросить у неё, чтобы от вас она хотела сейчас услышать. В какой помощи от вас она сейчас нуждается?
  7. Дочери переставать переделывать и наказывать свою мать. И это очень сложно. Попытки самостоятельно разобраться в данной ситуации приводят к ещё более плачевным последствиям. Если вы замечаете в своих действиях нечто подобное, из того, о чём я писала, имеет смысл обратиться к специалисту за помощью.
  8. Каждой заняться вопросами внутреннего восприятия себя, проработкой собственных страхов, обид, претензий. Учиться по-новому взаимодействовать с друг с другом. А для этого обратиться за помощью к специалисту.

Интересного и приятного вам общения друг с другом!

НЕНАСЫТНАЯ МАТЬ: невроз матери взрослой дочери

Для матерей пожирающего типа характерно наличие истерического радикала в структуре личности, а в некоторых случаях – и невротическое развитие личности с ведущим интрапсихическим конфликтом по истерическому типу.

Довольно часто в индивидуальной работе поднимается острая тема таких нарушенных отношений матери и взрослой дочери, когда в поведении матери можно узреть, опираясь на мифологическую риторику, негативный аспект Архетипа Великой Матери – Пожирающую мать. Могу представить гнев женщин, которым не понравится такое определение, но мифы на то и мифы, чтобы в гиперболизированном виде коротко и ясно изложить суть отношений между людьми.

Истерический невроз матери взрослой дочери

  • Как это происходит
  • Закономерность случаев
  • Как формируется истерический невроз
  • Закрепление истерического невроза

Как это происходит

Давайте посмотрим, как разворачиваются отношения в современности между Пожирающей матерью и взрослой дочерью. Чаще всего красной нитью в отношениях между ними проходит спор на тему, что должна матери повзрослевшая дочь. Со временем становится ясно, что мать претендует практически на всё, что есть у дочери.
Мать приписывает себе заслуги в том, что дочь имеет значительный профессиональный и карьерный рост. “Конечно, ты смогла, потому что я тебе помогала!”, “Понятное дело, это потому, что я в свое время отказалась от карьеры!” Собственные усилия дочери не берутся в расчет, обесцениваются, а преувеличиваются (или даже придумываются) свои заслуги или внешние факторы “Конечно, сейчас такие времена, у вас есть все возможности. “

Мать вторгается в личное пространство дочери и требует полного отчета в том, что, когда и как происходит в ее жизни. “Я имею право знать, потому что твоя мать!” (Даже рифма получилась, кстати, как раз в жизни в таких случаях дочери отмечают театральность заявлений матери).

“Ты собираешься рожать для него еще одного ребенка, с ума сошла, зачем тебе это надо?”, “Ты снова собралась на маникюр, не слишком ли ты много тратишь денег?”, “Где ты ходишь вообще, почему мне не позвонила?”, “Почему твои дети едят то-то, ходят в том-то, ведут себя так-то?”, “Почему ты позвонила папе, а мне не позвонила?”, “Зачем тебе столько книг, выброси половину, они засоряют пространство!”, “Тебе не нужно заниматься бизнесом, сиди на теплом месте!”, “Не приглашай на праздник этого человека!” и т.п.

Весьма часто выясняется, что у матери есть ключ от дома дочери, и она приходит туда, всякий раз открывая замок своим ключом вне зависимости от того, есть кто-то дома или нет, одним словом, появляется как сюрприз, безо всякого предупреждения. Собственно, нередки истории, когда мамы “случайно” заставали взрослых семейных детей в постели в момент любовных утех, ничуть не смущаясь.

Желание завладеть тем, что есть у дочери, может выглядеть по-разному – от требований отчитываться в каждом шаге до желания получать материальную поддержку в таком размере, что при финансовом анализе становится понятно, что мама является важнейшим членом семьи. Нередко мама начинает претендовать на вещи дочери “Тебе же уже не нужно это платье (духи, косметика), отдай мне!”, “У тебя уже гардеробная лопается, а мне хоть бы сапоги купила!” и т.д.

Такая мать зачастую является хронофагом, требуя к себе особого отношения и обижаясь, если дочери не удается выкроить для нее достаточно времени – позвонить, куда-нибудь свозить, сводить и т.д. “Вот для учебы (косметолога, подруги, мужа, детей) ты нашла время, а на меня никогда времени нет!” – надувая губки, обиженно констатирует мать, с упреком глядя в глаза растерянной дочери, которая уже не понимает, действительно ли она такая плохая невнимательная дочь или это уже избыточные требования.

Любые аргументы дочери в попытке объясниться и сохранить хорошие отношения игнорируются или используются против нее же. Нередко складывается впечатление, что мать намеренно ставит дочь в позицию, когда та должна оправдываться и извиняться.

При этом исполнение дочерью желаний матери не насыщает ее, а делает все более требовательной по типу Старухи из “Сказки о рыбаке и Золотой рыбке”.

Ненасытность матери изумляет и удручает взрослую дочь, приводит в тупик и в какой-то момент, когда наступает психологическое истощение, в кабинет психолога.

Главный вопрос, который возникает в этом случае: “Как быть, как себя вести?” Испробованы уже всевозможные стили поведения и взаимодействия с матерью, озвучены разного рода аргументы и позиция взрослой дочери, но манипулятивность действий матери становится все более изощренной и выматывающей.

Часто приходится слышать, видеть, что специалисты предлагают ограничить контакты с пожирающей матерью вплоть до полного разрыва отношений. Понимаю, насколько бывает сложно простроить отношения в похожих случаях, но я не являюсь сторонником метода полной изоляции от матери, хотя понимаю, что если это будет решением самой взрослой дочери, то она имеет такое право.

Предлагаю, прежде чем обсуждать, что делать в таких случаях, разобраться, что же происходит в психике матери. Предупреждая ваши возражения о том, что следует работать в первую очередь над укреплением границ дочери, поясняю, что для этого дочери важно понимать, что происходит с матерью. Ведь в ее понимании мать представляется взрослой здоровой женщиной, отсюда ее попытки разрешить конфликт, вглядываясь в отношения из реалистичной картины мира, где есть я и моя взрослая здравомыслящая мать. Попытки заканчиваются провалом, поскольку картина мира такой матери бывает искаженной, причем искаженной задолго до появления дочери. Чуть ниже вернемся к этому.

К. Г. Юнг писал «Каждая женщина простирается назад – в свою мать и вперед – в свою дочь…ее жизнь простирается над поколениями, что несет с собой и чувство бессмертия» (Юнг К.Г., Душа и миф: Шесть архетипов. Киев; М., 1997. С.241.). Однако для увядающей женщины расцвет дочери может стать мощным фактором, который актуализирует негативный аспект матери, и вместо заботливой матери, какой она была ранее, дочь начинает видеть в ней вечно недовольную Мачеху, которая испытывает зависть к юности и успешности дочери. Правда, мать в этом случае не готова признать свое чувство зависти, несмотря на то, что в ее непроизвольной риторике можно заметить очевидные завистливые высказывания.

Читайте также:  9 точек на теле, массаж которых избавит от неприятных ощущений

“Как такое могло произойти, она же была нормальной мамой? Что я делаю не так, что у нее стало так много требований и агрессии?” – часто задаются таким вопросом взрослые дочери, и в их душе прорастает поочередно то чувство вины, то злости, то растерянности и бессилия.

В общем-то, в ряде случаев в этом нет никакого противоречия – была доброй матерью, стала злой мачехой, посмотрим, каковы причины.

Изучая похожие истории отношений, я отметила одну закономерность.

Для матерей пожирающего типа характерно наличие истерического радикала в структуре личности, а в некоторых случаях можно предположить и невротическое развитие личности с ведущим интрапсихическим конфликтом по истерическому типу. Прежде чем продолжить эту тему, предлагаю рассмотреть суть истерического невроза.

Основные признаки истерического невроза

Человек с истерическим неврозом стремится привлечь к себе внимание любым способом. Для его поведения типичны яркие эмоции, бурные реакции на действия других людей, демонстративность и театральность, эгоцентризм, завышенная самооценка, фантазирование, порождающее ложь, склонность к ипохондрии.

Аффект в поведении проявляет в виде крика, громкого плача или хныканья без слез, обвинений, угроз и возникает в ответ на:

  • неприятные слова в собственный адрес. Причем неприятными могут быть “назначены” самые обычные слова, зато сам человек может позволить себе покрыть другого отборным матом, чаще один-на-один, чтобы сохранить лицо в социуме;
  • недостаточное с его точки зрения внимание со стороны окружающих. Такой человек живет по принципу “Внимания много не бывает!”, и порой у окружающих складывается впечатление, что тот готов получать похвалы и рассказывать о себе и своих проблемах 24 ч в сутки. При этом его интереса к другому хватает ненадолго – как правило, он перебивает своего собеседника и заводит речь опять же о себе. В связи с этим со временем у человека с истерическим неврозом значительно сужается круг людей, готовых проводить с ним время.
  • отказ других людей выполнять его просьбы и т.д. Он бурно реагирует на то, что другие, чаще всего близкие люди, отказывают ему в чем-либо, и любые попытки выстроить границы в общении он встречает бурной эмоциональной реакцией. Что касается его самого, то он не всегда стремится выполнить просьбу, порой соглашается, но игнорирует, либо изначально легко отказывает в выполнении просьбы в его адрес.
  • усталость. Как правило, его нервная система плохо выдерживает длительные нагрузки, и он любит демонстрировать свою усталость, порой весьма театрально вздыхая и жалуясь на плохое самочувствие.

Ипохондрия, которая свойственна такому человеку, как правило, приводит к развитию разнообразных конверсионных и соматоформных расстройств. Поэтому он часто жалуется на самочувствие в расчете опять же на то, чтобы вызвать внимание, жалость, получить заботу, но его слабо осознаваемый расчет чаще всего находится вне зоны его внимания, а стало быть ответственности, и постоянные обиды сопровождают общение с другими людьми, которых он назначает на роль ответственных за его проблемы.

Как формируется истерический невроз

Первичное нарушение, конечно же, возникает в условиях определенного воспитания в родительской семье. Формирование истерического невроза происходит в двух случаях.

1. Ребенок становится “кумиром семьи”. Всё для него – материальные блага и внимание. Малыш растет в атмосфере не просто полного принятия, но и некоторого преклонения, он начинает привыкать к исключительности и сверхзначимости собственной персоны. Родители демонстрируют не просто гиперопекающий стиль воспитания, всеми своими действиями показывают, что любые желания ребенка приоритетнее их собственных.

Выходя во взрослую жизнь и широкий социум, человек сталкивается с тем, что есть и другие люди, претендующие на внимание, статус, на разного рода блага. Он начинает видеть, что те, другие, действительно могут занять теплое место под солнцем, которое должно было принадлежать ему.

Разрыв привычной картины мира, где ты единственно достойный вышеперечисленных благ, запускает цепочку действий по восстановлению этой привычной картины мира. Как это происходит, рассмотрим чуть ниже.

2. Другой вариант формирования истерического невроза связан с тем, что ребенок растет в ситуации, когда его игнорируют, почти не замечают, родители к нему равнодушны, не проявляют вовлеченности в его интересы и дела. Ребенок либо становится аутсайдером в семье в полном смысле этого слова, либо начинает так чувствовать себя, часто сталкиваясь, к примеру, с явным перекосом – одного ребенка предпочитают другому, и тогда игнорируемый сиблинг чувствует дефицит любви со стороны матери.

В дальнейшем любые действия матери могут быть восприняты им как подтверждающие его мнение, что его не любят, что его не считают важным, что родители не уверены в его успешности в будущем, что он, в конце концов, изгой.

В его психике формируется потребность доказать во что бы то ни стало, что он важный, единственно любимый, самый главный и т.д.

Закрепление истерического невроза

Давайте рассмотрим, как происходит закрепление истерического невроза (ИН) у женщин.

Если девушка хороша от природы и пользуется вниманием мужчин, то нередко она стремится к тому, чтобы удачно выйти замуж за того, кто обеспечит ей безбедное существование, в идеале, чтобы ей не приходилось заботиться о семейном бюджете и быть полностью “за мужем”.

Девушке, вышедшей из семьи, где “на неё молились”, часто выгодную партию находят родители, выбирая такого партнера для дочери, чтобы он смог обеспечить ей благополучное будущее.

Как правило, женщины с ИН выглядят весьма привлекательно и стараются поддерживать в первую очередь внешнюю привлекательность. Их артистизм притягивает, и в большинстве случаев им нетрудно выйти замуж за того, кто способен взять на себя ответственность за полное содержание семьи.

В семейных отношениях скучно не бывает, и если небольшая истеринка придает женщине шарм, то классические истерики с переходом в позу обиженной могут из любого самого терпимого мужчины сделать агрессора. Часто подобные браки так и существуют и нередко держатся на чувстве вины мужа, которая является прекрасным подспорьем для управления поведением мужчины.

Бывает, что мужчина находит способ поддерживать эмоциональный ресурс с периодическим дистанцированием через командировки по службе, в связи с бизнес-проектами или любовными отношениями на стороне.

В конечном итоге такой способ удержаться в отношениях также используется против него самого, поскольку основная боль женщины с ИН связана как раз с тем, что она не единственная во всей вселенной, все это только усиливает ее боль отвержения, непризнания и закрепляет внутриличностный конфликт. Ситуацию спасают дорогие подарки, деньги, путешествия и комплименты, которых всегда недостаточно, и через короткое время она вновь бурно выражает претензии по поводу какого-либо дефицита.

В некоторых семьях на защиту дочери встают родители и начинают вмешиваться в ее отношения с зятем, усиливая его комплекс вины.

Есть женщины, использующие силу интрапсихического конфликта по истерическому типу для достижения карьерных высот. В таком случае отношения в семье могут развиваться по другому сценарию, когда “врагов” и конкурентов она находит вне семейной системы, и большая часть ее энергии уходит на межличностные конфликты в социуме. Однако достается и близким, особенно тогда, когда они не дают тепла и поддержки в том объеме, в каком она нуждается, чтобы не чувствовать себя уязвленной.
Вернемся к вопросу, что же предшествует разладу в отношениях матери с ИН и взрослой дочери.

Пока женщина выполняет материнскую роль по отношению к маленькой девочке, ее потребность в признании и любви довольно существенно насыщается безусловной любовью ребенка, т.е. маленькая дочка уже является дающим источником. В этот период к ее материнскому чувству примешивается любование самой своей материнской ролью, и какой процент истинной любви к дочери становится понятно позднее, когда дочь вырастет. Будучи малышкой, для которой мать является чуть ли не богиней, дочь дает матери то, что та потеряла в связи с отрывом от лона семьи с собственной гиперопекающей матерью или чего она, наоборот, не получала от своей матери. То есть дочь, по сути, становится символическим источником материнской любви, принимающей “матерью” для собственной матери уже в детском возрасте.

Нередко будучи маленькой девочкой, нуждающейся в поощрении и принятии, дочь втягивается в конфликты взрослых и защищает свою мать от ее обидчиков (отца, других детей и/или родственников). Только позднее она начнет понимать неадекватность распределения внутрисемейных ролей.

Далее дочь вырастает, и мать начинает чувствовать, что дочь постепенно отдаляется и начинает жить собственной жизнью, и теперь тот дефицит любви, который она остро ощущала в детские годы, напоминает о себе с новой силой, или ощущает очередную потерю принимающей материнской фигуры в лице дочери. Внутриличностный конфликт обостряется и вспыхивает с новой силой в межличностном взаимодействии, и тогда мать начинает преследовать свою дочь в стремлении вернуть тот источник любви и принятия, который она обрела, когда дочь была способна дарить свою детскую безусловную любовь только ей одной.

Так матерью завладевает архетип Пожирающей Матери, и порой причудливость её поведения принимает угрожающие отношениям размеры и формы.

Порой архетип пожирающей матери захватывает вполне благоразумных женщин.

Помните об этом, отслеживайте минимальные проявления и старайтесь понять, какую потребность вы пытаетесь закрыть тогда, когда нападаете на собственного взрослого ребенка.

Отвечая на вопрос “Что делать?”, приходится в который раз повторять, что в большинстве случаев без помощи специалиста развязать этот гордиев узел практически невозможно. Как правило, требуется длительная работа с обеих сторон, поскольку многолетнее закрепление невротических защит способствует тому, что к проблеме подступиться очень сложно. Специалисты знают о трудностях работы с пациентами с истерическим неврозом, не у каждого хватает ресурса, чтобы насытить, порой кажется, ненасыщаемую потребность в признании, прежде чем давать хотя бы минимальную конфронтацию. Страх быть отверженным и поверженным заставляет сопротивляться любым намекам на необходимость изменений.

Кто-то в этой статье обнаружит сходство частично, кто-то скажет, что как будто списано с его истории, и это верно, поскольку таких историй в действительности очень много. Иногда молодое поколение бьется над разрешением описанных конфликтов, иногда уходит в глухую защиту и даже полностью прекращает токсичные отношения, а их родители продолжают упорствовать в своей позиции и отказываются посмотреться в зеркало. Каждый имеет право выбирать, как жить. Однако следует помнить и об ответственности за свой выбор.опубликовано econet.ru.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

10 сильных фильмов об отношениях мам и дочерей

Мама и дочка — это совершенно особая связь. Если они ладят друг с другом, то нет ничего сильнее такой команды, если воюют — это настоящее стихийное бедствие. Мы собрали несколько фильмов о том, какими запутанными иногда могут быть отношения между матерью и дочерью.

The Florida Project, 2017

В маленькой семье, состоящей из молодой мамы-оторвы и десятилетней девочки-сорванца, царит полная гармония. Они живут в мотеле, хулиганят, выпрашивают деньги и гоняются за бесплатной едой. И кажется, будто это один и тот же человек, только в разном возрасте.

Кристина МакФерсон называет себя Леди Берд, красит волосы в розовый и мечтает свалить из скучного родного города с нулевыми перспективами в жизни в гигантский, бурлящий Нью-Йорк. Мама ее не понимает и все время пилит.

Главная героиня весело провела юность, родила хорошенькую дочку, но понятия не имеет, от кого. А дочка взяла и, не размышляя долго, пригласила всех троих кандидатов в отцы на свадьбу. Теперь под песни и пляски они разгребают клубок отношений из прошлого.

История скандально известной фигуристки Тони Хардинг, которая накануне Олимпийских игр 1994 года умудрилась разрушить свою спортивную карьеру. Дело в том, что во время отборочного ее бывший муж Джеф Гиллоули и ее телохранитель Шоун Экардт наняли человека, чтобы тот сломал ногу главной сопернице Хардинг. Но ключевая линия всей этой истории — сложные отношения фигуристки с матерью.

Знаток женской души Педро Альмодовар рассказывает пронзительную историю о глубоко несчастной женщине. Мы видим ее жизнь, идущей сразу в двух временах: сегодня и 30 лет назад. Вместе с режиссером попытаемся выяснить, почему бедная Джульетта сидит одна в полупустой комнате и пишет длинное письмо без адресата.

Anywhere But Here, 1999

Эксцентричная Адель мечтает жить на широкую ногу в Беверли Хиллс, поэтому они с дочерью переезжают, следуя за мечтой матери. А Энн хочет поступить в университет, и карьера актрисы, которую придумала для нее мама, девушку совсем не интересует.

Ricki and the Flash, 2015

Ради карьеры рок-звезды Рики давным-давно оставила мужа и троих детей, отказавшись от роли простой домохозяйки. Звездой она не стала: днем работает кассиршей, вечером исполняет кавер-версии знаменитых композиций в баре и вполне довольна своей судьбой. Но однажды ей звонит бывший муж — у старшей дочери депрессия, и требуется помощь мамы.

Love & Friendship, 2016

В основе фильма — роман Джейн Остин «Леди Сьюзан» о молодой очаровательной вдове в поисках нового супруга. Как принято в историях английской писательницы, главная героиня не умолкая сыплет остротами и афоризмами.

Тяжелая драма о женщине, отсидевшей в тюрьме и не успевшей полюбить свою дочь, и о маленькой девочке, которая любит маму, но растет дикаркой в одиночестве и без ласки.

Tacones lejanos, 1991

Известная телеведущая Ребекка во всем подражает своей матери, певице Бекки. Она даже вышла замуж за одного из ее бывших любовников. Однажды, по возвращении Бекки в родную Испанию из Мексики, его находят застреленным в загородной вилле.

Сова Психолог

Сайт психологов: Юлии Совы и Анны Фридом

Отношения дочери и матери: в чем проблемы?

В народе говорят про дочь: “родила няньку”, про сына – “родила ляльку”. Подразумевается, что даже в маленьком ребенке будет маме:

  • хозяюшка;
  • нянька;
  • помощница;
  • поддержка, как в делах, так и эмоциональная.

К сожалению, отношения дочери и матери редко складываются хорошо – даже если на поверхности все гладко. Отсутствие явных конфликтов – еще не повод считать, что в этой диаде нет никаких проблем. Например, конкуренции, зависти, ревности и других сложностей.

На деле мамины задачи при рождении дочки – ни на грамм не легче, чем при рождении сына.

Посмотрим, что случается в отношениях дочери и матери на самом деле.

Она – это я: сложность №1

Рожая сына, многие женщины все-таки понимают: а фиг его знает, как его растить. Непонятно, как воспитывать. Пойду у мужа, что ли спрошу. А до кучи – буду внимательнее, практически на каждом шагу. Сын воспринимается как отдельный человек чаще и сильнее (кроме случаев, когда, “по фрейду”, мама “родила себе собственный пенис”, т.е. часть себя, которая будет представлять / доказывать / являть собой ее успехи).

Проблемы с дочкой – совсем другого рода. “Я женщина – и она будущая женщина”, – рассуждают мамочки. “Уж я-то точно знаю, как ее воспитать”. За этим смешением – “моя дочь такая же, как я” – ухайдокиваются многие различия:

  • в темпераменте;
  • в предпочтениях;
  • в достижениях (“это все мои гены”, “я тоже любила музыку/математику, прекрасно готовлю / ловко вяжу / черчу”).
Читайте также:  8 признаков того, что вы здоровы, даже если вы так не думаете

Второй вариант – отношения дочери и матери нагружены материнскими ожиданиями:

  1. что она будет такой же, как мама;
  2. или не такой – воплотит ее мечты, не допустит ее ошибок;
  3. или помощью по хозяйству (и неважно, какие предпочтения и склонности у дочки, “маме лучше знать”);
  4. или помощью – в форме коалиции “против мира” или “против мужчин”.

Итого – “она – это маленькая/вторая я” – не работает, верней, мама каждый раз пытается “запихнуть” дочь в это прокрустово ложе, а живой человек из него все время “вылазит”, не помещается. Или влазит, но начинает болеть, страдать молча, не ладятся во взрослом возрасте отношения с мужчинами…

Конкуренция, или Я знаю лучше!

Конкуренция – то, с чем сталкиваются уже маленькие девочки. Не думаю, что мамы это делают нарочно и со зла. Сначала сделать самой удобнее, а потом уже вполне может оказаться, что мама выискивает в дочке ошибки и не стесняясь, исправляет их.

А кто ж ей скажет, что она не права, если не родная мать?

Маркируют конкуренцию такие желания (внешние), как

  • старания сделать дочь лучше (чем она есть, ага, а так она – г…о обыкновенное);
  • попытки предостеречь, уберечь (“сама не справится”);
  • указания на недочеты в немеряных количествах (а именно – объективно больше, чем поддержки).

Вместо “давай посмотрим, что у тебя получилось” – первым делом идет

  1. обвинение (“ты наносишь ущерб своими действиями”, “вечно мы расхлебываем за тебя”, “за курсы/обучение/”вышку” пришлось выложить нехилую сумму!);
  2. стыжение (вечно все не так; ты не такая, как надо; “не так сидишь, не то свистишь” (с) анекдот);
  3. запугивание (“с тобой что-то случится”, “ты капитально ошибешься” = не справишься сама).

С возрастом добавляется проблема, что дочь реально может что-то лучше. И как минимум – больше нравится мужчинам. Женщины постарше часто сдают позиции, не в силах перейти в следующий возраст, богатый своими возможностями и достижениями.

Конкуренцией наполнены и отношения бабушки и молодой мамочки. Кто из них знает лучше? Кто из них компетентнее и сильнее?

Только самые “продвинутые” и целостные, не травмированные в своей части “про достижения” (нарциссической) женщины способны дать дочери пространство:

чтобы та ошибалась – и училась на своих ошибках,

пробовала – и у нее получалось.

Если мама хочет “в дочки”: кривые дочки-матери

Самый страшный вариант отношений – когда роли матери и дочери меняются местами. При этом бытовую часть вполне может на себе тянуть и мама (а может и не тянуть). А вот эмоционально для дочери нет безопасного места. Ей не к кому прийти, чтобы ее успокоили, приголубили, пожалели, утешили, выдержали в ее подростковом бунте.

Мама, как правило, сама “недолюбленная” или “перелюбленная”, не хочет занимать позицию мамы. Не способна или не может “контейнировать” (выдерживать, объяснять) своей дочери. Вместо этого от настроения мамы зависит то, что получит дочь – ласку или ор. Мама не просто конкурирует (как якобы равная, но в неравных условиях) – мама буквально заставляет свою дочь обслуживать ее эмоционально.

Останься трезвой и рассудительной, пока я бушую…

Развей мои страхи…

А это – кратчайший путь в созависимые отношения и “лямку”, которую надо “тянуть” по жизни.Все это называется парентификацией – когда дети выполняют для своих родителей – роль родителя. Чем это заканчивается? По-разному, но чаще всего дочери недополучают ценный эмоциональный опыт детства, беззаботности (“надо было бдить, в каком настроении мама”). Такие дочки не уверены в себе и не уверены, что их можно любить “просто так” – только за дела и за обслуживание другого человека.

Все ли так мрачно?

Неужели в жизни дочерей и матерей есть одни проблемы? Конечно, нет. Есть и особый вид близости, возможный только между существами одного пола. Найдется место и “своему языку”, особым “женским” занятиям, которые всегда использовались как камертон, как нечто умиротворяющее и создающее особый женский круг “мы”. Есть место взращиванию, поддержанию и подтверждению идентичности:

да, дочка, ты – женщина, и рада за тебя/горжусь тобой.

Это же могут “транслировать” и другие женщины рода и семьи: сестры, тетушки, свекровь и многие другие.

Однако это возможно только если мама:

  • не молодится, не конкурирует с дочкой, как с сестрой;
  • не становится “доченькой”, способна сама обслуживать свои эмоциональные потребности;
  • не “залипает” в отношениях с дочкой, и способна ее отпустить, дать той набить свои шишки и свой опыт.

Об отношениях матери и дочери

Найти приемлемую дистанцию в отношениях – трудная задача и для матери, и для дочери. Она стала еще сложнее в наше время, которое поощряет слияние и осложняет поиск идентичности.

К счастью, действительность не так ужасна, как волшебные сказки, в которых девочки, от Белоснежки до Золушки, то и дело встречаются с темной стороной матери, воплощенной в образах злых мачех и жестоких королев. В реальной жизни отношения матери и дочери в целом становятся лучше, чем раньше, – ближе и теплее. Этому способствует современная культура, стирающая разницу между поколениями. «Мы все сегодня кидалты, – замечает семейный психотерапевт Анна Варга, и на это реагирует чуткая мода, предлагая всем одни и те же футболки и кроссовки». Реклама использует это растущее сходство, провозглашая, например: «Мать и дочь, так много общего», – и представляя их чуть ли не близнецами. Но сближение порождает не только радость.

Психоаналитик Мария Тимофеева видит в своей практике сложности, возникающие из-за того, что семей с одним родителем становится все больше, роль отца умаляется, а в обществе царит культ молодости. Это ведет к слиянию, которое ставит под угрозу идентичность обеих сторон. «Уравнивание, – заключает психоаналитик, заставляет женщин ставить перед собой два принципиально важных вопроса. Для матери: как сохранить близость, оставаясь при этом на своем родительском месте? Для дочери: как отделиться, чтобы обрести себя?»

Отношения с матерыо создают фундамент всей нашей психической жизни. Мать не просто влияет на ребенка, она для него – окружающая среда. И отношения с ней – это отношения с миром. «От этих отношений зависит создание психических структур ребенка, – продолжает Мария Тимофеева. – Это верно для детей обоего пола. Но дочери сложнее отделить себя от матери». И потому, что они «обе девочки», и потому, что мать часто воспринимает ее как свое продолжение, ей трудно видеть в дочери отдельного человека. Но, может быть, если мать и дочь не будут так близки с самого начала, то и проблемы не возникнет? Совсем наоборот. «Недостаток близости с матерью в раннем детстве часто приводит к попыткам компенсации в будущем, – объясняет Мария Тимофеева, когда взрослеющая дочь старается понравиться матери, быть к ней как можно ближе. Как если бы то, что происходит сейчас, можно было перенести в прошлое и изменить его». Это движение навстречу – не любовь, а желание получить ее от матери. Но и за материнским желанием сблизиться с дочерью, совпадать с нею во вкусах и взглядах порой стоит не только любовь. Молодость и женственность дочери вызывает у некоторых матерей бессознательную ревность. Чувство это тягостно, и мать так же бессознательно пытается избавиться от него, отождествляя себя с дочерью: «Моя дочь – это я, дочь красивая, значит, я красивая и всем нравлюсь».

Этот изначально непростой семейный сюжет отягощают общественные тенденции. «В нашем обществе иерархия поколений часто нарушена или вовсе не выстроена, считает Анна Варга. – Причина в тревоге, которая возникает, когда общество перестает развиваться. Каждый из нас более тревожен, чем член благополучного общества. Тревога мешает делать выбор (тревожному человеку все кажется

стоит не только любовь. Молодость и женственность дочери вызывает у некоторых матерей бессознательную ревность. Чувство это тягостно, и мать так же бессознательно пытается избавиться от него, отождествляя себя с дочерью: «Моя дочь – это я, дочь красивая, значит, я красивая и всем нравлюсь».

Этот изначально непростой семейный сюжет отягощают общественные тенденции. «В нашем обществе иерархия поколений часто нарушена или вовсе не выстроена, считает Анна Варга. – Причина в тревоге, которая возникает, когда общество перестает развиваться. Каждый из нас более тревожен, чем член благополучного общества. Тревога мешает делать выбор (тревожному человеку все кажется одинаково важным) и выстраивать любые границы: между поколениями, между людьми». Мать и дочь «слипаются», порой находя в этих отношениях убежище, которое помогает противостоять угрозам внешнего мира. Особенно сильна эта тенденция в таких межпоколенческих парах, где отсутствует третий, муж и отец.

Но раз уж так сложилось, почему бы матери и дочери не наслаждаться своей близостью?

КОНТРОЛЬ И КОНКУРЕНЦИЯ

«Отношения в стиле «две подружки» – самообман, – убеждена Мария Тимофеева. Это отрицание реальности, в которой существуют разница в возрасте и силы отталкивания между двумя женщинами. Этот путь ведет к взрывоопасному слиянию и контролю». Каждый из нас хочет контролировать себя. И если «моя дочь это я», значит, она должна чувствовать так, как я, и хотеть того, чего я. «Мать, стремясь к задушевности, воображает, что дочери хочется того же самого, – объясняет Анна Варга. Признак слияния – когда чувства матери нераздельно связаны с чувствами дочери». Желание контролировать дочь усиливается, когда возможность ее отделения мать воспринимает как угрозу для себя. Возникает конфликт: чем сильнее дочь старается уйти, тем настойчивей мать удерживает: не всегда силой и приказами, иногда слабостью и упреками. Если дочери свойственно чувство вины и не хватает внутренних ресурсов, она сдается и уступает. Но женщине, не отделившейся от матери, трудно строить собственную жизнь. Даже если она выходит замуж, то чаще всего быстро разводится, чтобы вернуться к матери, иногда со своим ребенком. И часто мать и дочь начинают конкурировать за то, кто из них окажется «лучшей матерью» для ребенка – дочь, ставшая матерью, или бабушка, которая хочет вернуться на «законное» материнское место. Если бабушка победила, то дочери достается роль старшей сестры собственного ребенка или роль кормильца (если она работает); а иногда ей просто не остается места в этой семье.

ИСПЫТАНИЕ, КОТОРОЕ НУЖНО ПРОЙТИ

К счастью, отношения между матерями и дочерьми не всегда так драматичны. Присутствие рядом отца (или другого мужчины) снижает риск слияния. Несмотря на неизбежные трения и периоды большей или меньшей близости, многие пары «мать-дочь» поддерживают отношения, в которых нежность и доброжелательность возобладали над раздражением. Но даже самым дружным придется пройти через сепарацию, отделиться друг оз-друга. Процесс может быть болезненным, но только он позволит каждой жить своей жизнью. Если в семье несколько дочерей, нередко одна из них позволяет матери больше ее «поработить». Сестры могут считать, что это место любимой дочери, но оно отчуждает эту дочь от самой себя и мешает ей самореализоваться. Вопрос в том, как найти правильную дистанцию.

«Чтобы занять свое место в жизни, молодой женщине приходится решать одновременно две задачи – идентифицироваться со своей матерью в том, что касается ее роли, и в то же время разотождествиться с нею в том, что касается ее личности», – отмечает Мария Тимофеева. Решить их особенно трудно, если мать сопротивляется.

«Иногда дочь ищет ссор с матерью, – замечает Анна Варга, – чтобы так положить конец слишком пристальному вниманию к своей жизни». Порой решением становится физическое отдаление, отъезд – в другую квартиру, другой город, а иногда даже в другую страну. В любом случае, будь они вместе или поврозь, им придется заново выстроить границы. «Все начинается с уважения собственности, настаивает Анна Варга. – У каждой свои вещи, и никто не берет чужое без спросу. Известно, где чья территория, и туда нельзя зайти без приглашения, тем более наводить там свои порядки». Разумеется, матери нелегко отпустить часть себя – свою дочь. Поэтому старшей женщине потребуются свои, независимые от дочери привязанности, внутренние и внешние ресурсы, которые позволят пережить горе расставания, превратив его в светлую печаль.

«Поделиться с другим тем, что имеешь, и дать ему свободу, это и есть именно то, в чем заключается любовь, в том числе и материнская», – замечает Мария Тимофеева. Но наша человеческая природа включает в себя благодарность. Естественная, не вынужденная, а свободная благодарность может стать основой для нового, более зрелого и открытого эмоционального обмена между матерью и дочерью. И для новых отношений с хорошо выстроенными границами.

ПОД МАСКОЙ ЗАБОТЫ МОЖЕТ СКРЫВАТЬСЯ АГРЕССИЯ

Отношения между матерыо и дочерью редко бывают простыми. Признание их амбивалентности и понимание ее причин поможет ослабить напряжение, считает семейный психолог Елена Улитова.

Культура предлагает мам стереотип материнской любви как идеальной и бескорыстной. Но в реальности отношения матери и дочери никогда не бывают однозначными. В них смешано много разных переживаний, среди которых не последнее место занимает агрессия. Она возникает, когда женщина начинает понимать, что стареет. Присутствие дочери заставляет ее замечать то, что замечать не хочется. Неприязнь матери обращена на дочь, как если бы та делала это нарочно. Мать также может гневаться из-за «несправедливого» распределения благ цивилизации: поколение дочери получает их больше, чем то, к которому принадлежит она сама.

Агрессия может проявляться почти открыто, как желание унизить дочь, например: «У тебя руки как обезьяньи лапки, а мне всегда мужчины делали комплименты насчет красоты моих рук». Такое сравнение не в пользу дочери словно восстанавливает справедливость в отношении матери, возвращая ей то, что ей «причитается».

Агрессия может быть хорошо замаскирована. «А ты не слишком легко оделась?» – заботливый вопрос скрывает сомнение в том, что дочь в состоянии сама подобрать себе одежду. Агрессия может быть обращена не впрямую на дочь, а на ее избранника, который подвергается более или менее резкой критике («Ты могла бы найти себе мужчину получше»). Дочери чувствуют эту тайную агрессию и отвечают тем же.

Важнейший шаг в оздоровлении отношений – признание своих чувств и права на них. Агрессия может быть полезной она позволяет матери и дочери осознать, что они разные, с разными желаниями и вкусами. Но в семьях, где «мать – это святое» и агрессия запрещена, она скрывается под разными масками и редко может быть узнана без помощи психотерапевта. В отношениях с дочерью мать бессознательно может повторять поведение собственной матери, даже если когда-то решила, что никогда не будет такой, как она. Повторение или категорическое неприятие поведения своей матери говорит о зависимости от семейных программ.

Мать и дочь смогут отнестись друг к другу и к себе с пониманием, если найдут в себе отвагу исследовать свои чувства. Мать, поняв, в чем она на самом деле нуждается, сможет найти способ удовлетворить свои потребности и сохранить самоуважение, не унижая дочь. А дочь, возможно, разглядит в матери внутреннего ребенка с неутоленной потребностью в любви и признании. Это не панацея от враждебности, но шаг к внутреннему освобождению

Добавить комментарий