Акрокаллёзный синдром (синдром Шинцеля): генетика, диагностика

Другие дефекты, укорачивающие верхнюю(ие) конечность(ти)

Рубрика МКБ-10: Q71.8

Содержание

Определение и общие сведения [ править ]

Синонимы: окуло-ото-радиальный синдром

Синдром IVIC очень редкий генетический порок развития, характеризуется наличием аномалий верхних конечностей (дефект локтевой и лучевой костей, слияние костей запястья), экстраокулярных двигательных нарушений, а также врожденной двусторонней непрогрессирующей смешанной потери слуха.

Распространенность окуло-ото-радиальный синдрома неизвестна. На сегодняшний день были описаны четыре пострадавшие семьи из Венесуэлы, Италии, Венгрии и Турции (диссонирующие монозиготные близнецы).

Синдром IVIC наследуется по аутосомно-доминантному типу.

Этиология и патогенез [ править ]

Возникновение синдрома связана с мутациями гена SALL4 (20q13.2), кодирующего фактор транскрипции, участвующий в поддержании и самообновлении эмбриональных и гемопоэтических стволовых клеток. Синдром Окихиро является аллельным вариантом синдрома IVIC.

Клинические проявления [ править ]

Асимметричные верхние конечности являются характерным клиническим проявлением синдрома. Вовлечение большого пальца также является наиболее типичным клиническим проявлением и может проявляться в диапазоне от отсутствия или гипоплазии до наличия трехфалангового большого пальца. Другие аномалии верхних конечностей включают дефекты радиальных и лучевой костей и слияние костей кисти.

Экстраокулярной двигательные нарушения и тугоухость различной степени выраженности также наблюдаются у пациентов. Некоторые из них имеют умеренную тромбоцитопению, лейкоцитоз, гипоплазию плечевого пояса, вовлечение сердца, мальротацию почек, промежуточные аноректальные пороки развития или ректовагинальной свищ. Клиническая картина сильно варьирует, но при этомнижние конечности остаются в норме. Были также сообщения о внезапной смерти пациентов с синдромом IVIC.

Другие дефекты, укорачивающие верхнюю(ие) конечность(ти): Диагностика [ править ]

Дифференциальный диагноз [ править ]

Другие дефекты, укорачивающие верхнюю(ие) конечность(ти): Лечение [ править ]

Профилактика [ править ]

Синдром IVIC наследуется по аутосомно-доминантному типу. Генетическое консультирование должно быть предложено пострадавшим семьям, информируя их о 50% вероятности появления потомства наследующим болезнетворные мутации.

Прочее [ править ]

Синонимы: синдром Шинцеля, ульнарно-маммарный синдром Паллистера

Определение и общие сведения

Ульнарно-маммарный синдром – редкая патология развития, характеризующееся локтевыми дефектами, гипоплазией молочной железы и апокринных желез, а также генитальными аномалиями. Были описаны также отсроченные пубертантные аномалии зубов, низкий рост и ожирение.

Распространенность неизвестна. На сегодняшний день в литературе описано около 117 случаев синдрома Шинцеля. Ульнарно-маммарный синдром наследуется аутосомно-доминантно.

Этиология и патогенез

Ульнарно-маммарный синдром вызван мутациями в гене TBX3 (12q24.21). TBX3 является членом семейства генов T-box. Эти гены кодируют факторы транскрипции, которые, как было показано, имеют важное значение в эмбриологическом развитии и морфогенезе множества систем органов.

Дефекты верхних конечностей являются наиболее распространенным признаком ульнарно-маммарного синдрома при рождении. Фенотип верхних конечностей варьирует от нормы, гипоплазии дистальных фаланг мелких пальцев или камптодактилии, до отсутствия пальцев, отсутствия или гипоплазии локтевой кости и недоразвитой плечевой кости. Аномалии могут быть двусторонними, но часто являются асимметричными, а дефекты нижних конечностей не наблюдаются. Различные поражения молочных и апокриновых желез могут быть не очевидны до периода полового созревания и включают в себя гипоплазию молочной железы (приводящую к отсутствию развития молочных желез и неспособности к лактации), гипоплазию ареол или сосков, инвертированные соски и гипоплазию апокринных желез (что может привести к уменьшению пототделения и резкому запаху тела). Также описано отсутствие подмышечных волос. Характерные особенности лицевого черепа включают в себя широкое лицо, сужающееся к выдающемуся подбородку, широкий кончик носа и широкое основание носа. Генитальные дефекты могут включать в себя микропенис, гипертрофированную мошонку, крипторхизм и неперфорированную девственную плеву. Отмечается задержка полового созревания, особенно у мальчиков. Низкий рост также распространен у пациентов с синдромом Шинцеля, возможня причина которого – гипофизарный дефицит. Аномалии зубов с эктопическими, гипопластическими или отсутствующими клыками отмечены у ряда людей с патологией. В нескольких случаях сообщалось о кардиальных дефектах (дефекты межжелудочковой перегородки или нарушения проводимости).

Генные синдромы

Прочитайте:

  1. I I. ОБЩИЕ НЕВРОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ.
  2. I. Неврогенные опухоли из собственно нервной ткани.
  3. II. Неврогенные опухоли из оболочек нервов.
  4. III. По изменению генетического материала мутации подразделяют на следующие: генные, хромосомные перестройки, геномные.
  5. III. Психогенные заболевания
  6. IV. Диабетогенные факторы внешней среды
  7. IV. Нейрогенные причины
  8. V 15: Моногенные болезни.
  9. V 4: Генные болезни.
  10. V. Моногенные формы инсулинонезависимого сахарного диабета

Генным синдромам свойственны три типа наследования: аутосомно-рецессивный, аутосомно-доминантный и сцепленный с Х-хромосомой.

16.2.1. Генные синдромы при аутосомно-рецессивном типе наследования.

Основной особенностью рецессивного гена является то, что он может существовать во многих поколениях, никак не проявляясь фенотипически. В результате первый больной рецессивной болезнью появляется через многие поколения после возникновения мутации. У пробанда возникает ВПР в том случае, если мутантный ген был получен и от отца, и от матери. Родители пробанда могут быть сами здоровы, являясь лишь гетерозиготными носителями мутантного гена.

Аутосомно-рецессивное наследование имеет следующие отличительные черты: 1) от здоровых родителей рождаются больные дети; 2) от больных родителей рождаются здоровые дети; 3) в родословной отмечается более высокий процент кровно-родственных браков; 4) одинаково часто болеют и мужчины, и женщины; 5) болеют в основном сибсы (братья и сестры), а не родители – дети, как при доминантном типе наследования. Вероятность рождения больного равна 25 % для каждого последующего ребенка. Примерами могут служить такие заболевания, как:

1.Акрокаллезный синдром Шинцеля. Клинические проявления: глубокая задержка психомоторного развития, макроцефалия, выступающий лоб, агенезия мозолистого тела, полидактилия, расщелины губы и неба, паховые или пупочные грыжи, судорожные припадки, задержка роста.

2.Гидролетальный синдром. Поражаются и мальчики и девочки, которые рождаются недоношенными. Характерные признаки: гидроцефалия, полидактилия, ВПР сердечно-сосудистой системы и органов дыхания; поэтому прогноз неблагоприятный – почти все младенцы умирают в 1-ые часы жизни, редко живут по несколько месяцев.

3.Синдром Марделя-Уокера – сочетание умственной отсталости (психомоторные отклонения, особенно страдает речь), контрактур суставов, арахнодактилии и характерного лица (амимичное лицо, высокое небо, расщелины неба, низко расположенные ушные раковины). Рождаются с выраженной гипоплазией (примерно 2500г). Жизненный прогноз сравнительно благороиятный. Говорить чаще начинают после 6-7 лет.

4.Синдром множественных птеригиумов. Птеригиум – кожно-мышечная складка, перекидывающаяся через сочленяющиеся суставы и нарушающая их функции (могут быть изолированными и множественными, или сочетаться с ВПР других органов и систем).

Множественные птеригиумы подразделяются на подгруппу «летальных» (3 нозологические формы) и просто синдром множественных птеригиумов («нелетальная» форма). Множественные птеригиумы локализуются в области шеи (85%), в подколенной области (60%), птеригиум, идущий от подбородка к грудине (40%). Также для них характерны аномалии скелета (контрактуры, косолапость, сколиоз, аномалии позвонков, низкий рост) и дисплазия лица (антимонголоидный разрез глаз, расщелины неба, отечность). Жизненный прогноз благоприятный, т.к. нет ВПР внутренних органов.

16.2.2. Генные синдромы при аутосомно-доминантном типе наследования.

Родословная при аутосомно-доминантном типе наследования имеет следующие характерные признаки: 1) каждый больной член семьи обычно имеет больного родителя; 2) заболевание передается из поколения в поколение (больные есть в каждом поколении); 3) у здоровых родителей дети будут здоровы; 4) заболеть могут представители обоего поло, так как ген локализуется в аутосоме; 5) вероятность рождения больного ребенка, если болен один из родителей, равна 50 %. Мутантный ген передается от отца или от матери, которые сами страдают аналогичным пороком. Наиболее распространенные синдромы этой группы:

1. Синдром BOR. Акроним “BOR» состоит из 1-ых букв латинских названий основных систем, пораженных при данном синдроме: branchio – жабры, oto – ухо, renal – почки. Характерные признаки: 1) аномалии ушных раковин: вислоухость, нарушение развития косточек, (напр., слияние наковальни и молоточка), нарушение слуха вплоть до глухоты. 2) жаберные (шейные) фистулы, которые локализуются в нижней трети по внутренней поверхности грудино-ключично-сосцевидной мышцы. 3) пороки почек: расширение чашечек, гипоплазия или аплазия почек.

2. Синдром Таунса-Бронкса. Характерные признаки: 1) ПР прямой кишки (атрезия и стеноз); 2) Аномалии строения ушных раковин и глухота (дисплазия, гипоплазия, атрезия, тугоухость); 3) Аномалии кистей и стоп (полидактилии, слияния); 4) ПР почек и мочеточников ( гипоплазия, атрезия, стеноз). Характерен полиморфизм клинических проявлений у разных членов семьи. Жизненный прогноз неблагоприятный, почти все больные погибают в 1-ые дни после родов.

3. Трихо-рино-фаланговый синдром – комплекс ПР с преимущественным поражением волос, носа и фаланг пальцев. Характерные признаки: 1) редкие, тонкие, медленно растущие волосы на голове, чаще светлые (к 12-16-ти годам – полное облысение), аномалии бровей; 2) необычно крупный нос с широкой перегородкой между ноздрями (“грушевидный” нос); 3) пальцы укорочены, искривлены в сторону мизинца.

16.4.3. Генные синдромы с Х-сцепленным типом наследования.

Мутантные гены, локализованные в Х-хромосоме, могут наследоваться и по доминантному и по рецессивному типам.

Генные синдромы с Х-сцепленным рецессивным типом чаще наблюдается у мальчиков, т.к. единственная Х-хромосома является пораженной. Мутантный ген передает мать, которая не является больной, но не редко у женщин отмечается некоторое снижение интеллекта, которое оценивается часто как пограничная умственная отсталость. Но могут быть поражены и девочки тогда, когда отец болен, а мать является носительницей мутантного гена.

Для такого типа наследования характерны следующие признаки: 1) если болен отец, то его дочери тоже будут больными, а сыновья здоровыми; 2) больные дети будут только в том случае, если болен один из родителей; 3) заболевание прослеживается в каждом поколении; 4) у здоровых родителей все дети будут здоровы; 5) если мать больна, то вероятность рождения больного ребенка равна 50 %.

Наиболее характерные синдромы данной группы:

1.Синдром макросомии – полидактилии. Клинические проявления: Макросомия, грубые черты лица, ВПР сердца, полидактилии, поликистоз почек, олигофрения.

2.Синдром олигофрении с маркерной Х-хромосомой. Поражается 1 из 1500 мужчин, по частоте уступает лишь синдрому Дауна. Рождаются в срок и с обычной массой. Клинические особенности: Умственная отсталость может быть умеренной или выраженной. Большинство социально адаптированы, могут выполнять несложную физическую работу. Они чаще контактны и доброжелательны. Типичное строение лица: оно удлиненное, лоб выбухает, средняя часть лица гипоплазирована, щеки вступают и увеличены, подбородок выступает, губы толстые, ушные раковины увеличены. Отмечается повышенная гибкость суставов пальцев, плоскостопие, макроорхидизм. С наступлением половой зрелости размеры яичек существенно увеличиваются; половая активность минимальна.

Таким образом, главной особенностью Х-сцепленного доминантного типа наследования является отсутствие передачи соответствующего гена от отца к сыну. В данном случае болеют как мужчины, так и женщины, но в целом больных женщин в 2 раза больше, чем больных мужчин.

Список литературы:

1. Биология / Под ред. В.Н. Ярыгина: Учебник для студентов медицинских институтов. – М., 1995.

2. Бочков Н.П. Клиническая генетика: Учебник. – М., 1997.

3. Брин В.Б. Физиология человека в схемах и таблицах. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999.

4. Войнов В.А. Атлас по патофизиологии.- 2-е изд., перераб. И доп. – М.: ООО «Медицинской1 информационное агентство», 2007.

5. Волков М.В., Меерсон Е.М. и др. Наследственные системные заболевания скелета. – М., 1982.

6. Гиссен Л.Д. Время стрессов. – М.: «ФиС», 1990.

7. Гримак Л.П., Резервы человеческой психики. М.: Изд. Политической литературы, 1989

8. Григорьянц И.А. Состояние стресса и тревоги, их регуляция и управление. – М.: РГАФК, 1997.

9. Зайцев В.П. Психологическая реабилитация больных. Медицинская реабилитация. Под ред. Боголюбоыв.2000

10. Каминская Э.А. Общая генетика: Учебник для педагогических институтов. – Минск, 1992.

11. Комплексная профилактика заболеваний и реабилитация больных и инвалидов. В.А. Лисовский, С.П. Евсеев, В.Ю. Голофеевский, А.Н. Мироненко. – М.: «Советский спорт», 2001.

12. Ландцман М.Н , Нижний С.В..Краткий толковый словарь медицинских терминов и понятий. Нижний С.В. – М.: «Литас», 1998 .

13. Никитюк Б.А. Факторы роста и морфофункционального созревания органгизма. – М., 1978.

14. Общая патология человека // Под ред. А.Л. Струкова, В.В. Серова, Д.С. Саркисова: Руководство для врачей. – М., 1990.

15. Основы психофизиологии. Ответственный редактор – Ю.И. Александров. – М.: «ИНФРА-М», 1998.

16. Основы тератологии и наследственной патологии. Вихрук Т.И., Лисовский В.А., Сологуб Е.Б. – М.: «Советский спорт», 2001.

Читайте также:  Беременность и роды: возможно ли зачатие при менструации?

17. Патологическая физиология. Учебник для стоматологических факультетов медицинских ВУЗов. / Под редакцией проф. Волжина А.Н., Порядина Г.В. – Москва: «Медпресс», 2000.

18. Патологическая анатомия. Струков А.И., Серов В.В. – М.: «Медицина», 1995.

19. Психология спорта в терминах, понятиях, междисциплинарных связях. – М.: «Физкультура, образование, наука», 1996.

20. Селье Г.. Когда стресс не приносит горя. – М.: «Рэнар», 1992.

21. Селье Г.. Стресс без дистресса. – М.: «Прогресс», 1979.

22. Сидоров П.И., Соловьев И.А., Новикова И.А., Психосоматическая медицина. М. «Мед пресс-информ», 2006

23. Сидоренко Б.А., Ревенко В.Н. Психосоматическое напряжение и ишемическая болезнь сердца. Кишинев «Штиинца», 1998

24. Смулевич А.Б., А.Л. Сыркин. Психокардиология. Москва. Медицинское информационное агентство, 2005

25. Современная психология: справочное руководство. М.: ИНФРА, 1999.

26. Справочник терапевта. / Под ред. акад. РАМН Полеева Н.Р. – М: Медицина, 1999 .

27. Справочник практического врача. Под ред. академика АМН СССР Воробьева А.И. – М.: «БАЯН», 1993.

28. Тератология человека. Руководство для врачей. Под ред. Г.И. Лазюка. – М.: «Медицина», 1991.

29. Физическая реабилитация детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата / Под ред. Н.А. Гросс. – М.: «Советский спорт», 2000.

Дата добавления: 2015-02-02 | Просмотры: 2167 | Нарушение авторских прав

тесты генетика (с ответами). Генетика молекулярные основы наследственности

НазваниеГенетика молекулярные основы наследственности
Анкортесты генетика (с ответами).doc
Дата01.02.2017
Размер0.74 Mb.
Формат файла
Имя файлатесты генетика (с ответами).doc
ТипДокументы
#1575
страница8 из 8
Подборка по базе: ВЕРНЫЕ тесты по Актуальным проблемам ТД в УП.docx, Менеджмент в туризме тесты 4 курс.docx, потенциометрия тесты.docx, хирургия тесты.docx, 1. Основы общественного здоровья и здравоохранения.doc, ТИК тесты.docx, ТП тесты.odt, РП озо Основы соц. обр.(2019)(отпр.).doc, ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.rtf, 1 Тесты или вопросы.doc

92. Название болезни при кариотипе 47, 18+

б) серповидноклеточная анемия

93. Низкая масса тела, избыточная кожа образует складки, дефор­мации костей стопы, микроцефалия, микрофтальмия – это симптомы

б) синдрома Патау

в) синдрома Дауна

г) синдрома Тей-Сакса
94. Метод лабораторной диагностики синдрома Эдвардса

а) цитогенетический
б) моделирования
в) биохимический
г) кариотипирования

95. Результаты лабораторной диагностики синдрома Эдвардса обнаружение

а) трисомиипо 18 паре аутосом
б) двух телец Бара
в) делеции в 5 паре аутосом
г) 1 тельца Барра
96. К заболеваниям, в основе которых лежат хромосомные аберрации, относятся

а) синдром Тей-Сакса, миелоидная лейкемия
б) синдром Эдвардса, синдром Дауна
в) синдром Марфана, синдром Патау
г) миелоидный лейкоз, синдром «кошачьего крика»

97. Заболевание, связанное с делецией короткого плеча 5 пары аутосом, называется

а) кретинизм

б) хорея Гентингтона
в) синдром Тей-Сакса
г) синдром «кошачьего крика»

98. Характерный плач ребенка, плоское лицо, пороки сердечно-сосудистой системы, скелета, почек, слабоумие – это симптомы

а) синдрома «кошачьего крика»
б) синдрома Дауна
в) синдрома Патау
г) синдрома Эдвардса

99. Причина миелоидного лейкоза (белокровия)

а) укорочение длины плеча 21 хромосомы за счет выпадения центромерного участка хромосомыб) делеция теломерного участка 5 хромосомыв) дупликация перицентрического участка 13 хромосомыг) транслокация между 15 и 21 хромосомой

100. Система специализированных мероприятий, направленных на пре­дупреждение появления в семье детей с наследственной патологией, называется

а) медико-генетическое консультирование
б) медико-цитологическое консультирование
в) предэмбриональное консультирование
г) постэмбриональное консультирование

101. Медико-генетическое консультирование до наступления беременности

а) предэмбриональное
б) постэмбриональное
в) ретроспективное
г) перспективное

102. Показанием к медико-генетическому консультированию является

а) подозрение на наследственное заболевание

б) кровное родство супругов

в) наличие в семье ребенка с наследственной патологией

Врождённые пороки развития опорно-двигательного аппарата.

ВП скелета и мышечной системы встречаются довольно часто. Врожденные пороки развития ВПР ОДА можно подразделить на заболевания костей и заболевания мышечной системы.

Заболевания костей, в свою очередь, делятся на системные и изолированные пороки скелета.

К системным порокам скелета относятся:

1) остеохондродисплазии – группа ВПР, характеризующаяся значительным укорочением и утолщением конечностей. Например, ахондроплазия – укорочение и утолщение костей конечностей с нарушением развития лицевых костей;

2) несовершенный остеогенез (несовершенное костообразование) – гетерогенное заболевание, которое характеризуется патологической врожденной ломкостью костей в сочетании с другими аномалиями (врожденные переломы с искривлением конечностей и ребер, свод черепа построен только из соединительной ткани, наблюдается гидроцефалия);

– дополнительные мышцы или их сухожилия;

– оссифицирующий миозит, то есть замещение мышц и сухожилий костной тканью.

Заболевания мышечной системы также можно разделить на системные и изолированные.

К системным порокам мышечной системы можно отнести болезнь Оппенгейма, которая может характеризоваться гипоплазией поперечнополосатых мышц, что приводит к гипоплазии дыхательных мышц, а, следовательно, к пневмонии.

К изолированным порокам мышечной системы относятся врожденная мышечная кривошея, врожденные диафрагмальные истинные и ложные грыжи.

В качестве примера порока мышечной системы можно привести врожденную мышечную кривошею – укорочение грудино–ключично–сосцевидной мышцы вследствие очагового фиброза, в результате чего голова ребенка наклонена в поражённую сторону. Причина замещения участка мышцы соединительной тканью неизвестна.

ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ И ГЕННЫЕ СИНДРОМЫ.

Характеристика хромосомных болезней.

Определение и этиопатогенез хромосомных болезней. Хромосомные болезни – это группа заболеваний, которые вызваны либо нарушениями числа хромосом (то есть при образовании яйцеклетки происходит неправильно, в результате чего гаметы либо не получают надлежащего числа хромосом, либо, наоборот, получают лишнюю хромосому – это так называемые геномные мутации), либо структурными изменениями той или иной хромосомы (транслокации, делеции, дупликации, инверсии), которые получили название «хромосомные аберрации». Это один из классов наследственных болезней, обусловленных мутацией наследственного вещества в половых клетках одного или обоих родителей на хромосомном или геномном уровне.

Хромосомные болезни отличаются от других наследственных болезней человека тем, что они за редким исключением не следуют общим генетическим закономерностям передачи заболеваний потомству и в большинстве случаев ограничиваются распространением только в пределах одного поколения. Хромосомные болезни составляют 35-40% от всех множественных пороков развития. В среднем около 40% спонтанных абортов обусловлено хромосомным дисбалансом. Факторы, которые ведут к возникновению хромосомных аномалий, по–видимому, являются общими для всех хромосомных болезней.

Все хромосомные болезни (за исключением нескольких геномных синдромов) проявляются множественными ВПР в виде сложных синдромов с нарушением развития и функции ряда органов и систем. Для любой хромосомной болезни характерен клинический полиморфизм. Его факторами могут быть названы генотип организма и условия среды, в которых шло его формирование.

1) Генные мутации – изменения внутренней структуры отдельных генов. Мутации могут происходить под воздействием ионизирующей радиации, химических веществ и вирусов. На мутации влияют доза, вид, время воздействия, чувствительность биологического вида, физиологическое состояние тканей, возраст плода и родителей, семейное предрасположение. Мутации происходят на трех уровнях организации наследственных структур: генном, хромосомном, геномном.

В результате генных мутаций развиваются мономутантные пороки развития (17-20 %). Именно вследствие генных мутаций чаще образуются ВПР наследственного характера.

2) Хромосомные мутации – это все виды изменений структуры хромосом, различимые при помощи светового микроскопа. К ним относятся:

– транслокации – обмен сегментами между хромосомами;

– делеции – «поломки» хромосом с утратой части хромосомного материала;

– дупликации – удвоение участка хромосомы; инверсии – две поломки в одной хромосоме с последующим поворотом участка между поломками на 180°.

3) Геномные мутации – изменения количества хромосом. Например, трисомии – увеличение на одну хромосому; моносомии – отсутствие одной хромосомы.

Хромосомные и геномные мутации часто приводят к самопроизвольным абортам или хромосомным болезням (10-12%).

В клинической картине хромосомных болезней много общего. Задержка общего физического и психического развития, черепно-лицевые деформации и аномалии других частей скелета, пороки сердечнососудистой системы, разнообразные отклонения в гормональном, иммунологическом статусе организма являются признаками хромосомных болезней.

Трисомии – проявление дополнительной хромосомы в одной из хромосомных пар. Это наиболее частая форма хромосомной патологии у человека (90% всех хромосомных болезней). Трисомии возможны по любой паре аутосом, но наиболее часто наблюдаются такие пороки развития, как болезнь Дауна, синдром Патау, синдром Эдвардса, трисомии по 8, 9, 20-й парам хромосом.

Болезнь Дауна (монголизм, монголоидная идиотия) – это своеобразное развитие организма в связи с наличием лишней 21-й хромосомы, то есть трисомия по 21-й паре аутосом, наблюдается у новорожденных в соотношении 1:600. Болезнь Дауна – самая частая форма хромосомной патологии у человека. Причиной болезни могут быть возраст матери старше 35 лет или (реже) неправильное образование сперматозоида. Клинические симптомы хорошо известны: выраженная задержка умственного и физического развития, недоразвитие полушарий головного мозга; косой разрез глаз, западающая спинка носа, высокое небо, низкое расположение маленьких ушных раковин, избыток кожи на шее, выраженная гипотония мышц, разболтанность в суставах, дисплазия таза, клинодактилия мизинца, поперечная линия ладони («обезьянья линия»), деформация грудины («куриная» или «воронкообразная» грудь), ВПР сердца и магистральных сосудов, ВПР органов пищеварения и мочеполовой системы. Психологическая характеристика: послушны, легко вступают в контакт, внушаемы, любят подражать, резко нарушено абстрактное мышление, отсутствуют эстетические чувства; с возрастом недостаток интеллекта становится более выраженным.

Синдром Патау – трисомия по 13-15-й парам хромосом. Встречается с частотой один больной на 1500 новорожденных. Проявления болезни следующие: общая гипоплазия, окружность черепа уменьшена, наблюдаются аномалии черепа и лица (низкий скошенный лоб, узкие глазные щели, расщелины верхней губы и неба, широкое основание носа, низкое расположение и деформация ушных раковин), полидактилия, помутнение роговицы, колобома, микрофтальмия, микроцефалия, ВПР сердца, органов пищеварения и мочеполовой системы. Дети чаще нежизнеспособны: большинство умирает в первые дни или недели жизни.

Синдромом Эдвардса (18-я пара) преимущественно поражаются лица женского пола. Дети при рождении очень маленького веса, слабые, медленно развиваются психически и физически. Для них характерны: скошенный подбородок, маленький рот, затрудняющий прием пищи, слабо развитые челюсти, деформированные низко сидящие уши, маленький выдающийся затылок, деформация стоп, короткая грудина и др. К аномалиям неполовых аутосом с уменьшением их числа относится синдром моносомий. Полные мутации известны только по Х-хромосомам, и они почти всегда не совместимы с жизнью.

Структурные аномалии неполовых аутосом – аномалии с изменением структуры.

Основные клинические признаки обнаруживаются в пубертатном периоде: чаще это астеническое или евнухоидное телосложение с длинными ногами, узкими плечами и узким тазом, отложением жира на бедрах, груди, нижней части живота, олигофрения легкой степени.

Вариант этого синдрома – это трисомия 48, которая характеризуется большей степенью интеллектуального дефекта, высоким ростом, усиленным лордозом, клинодактилией, гиперплазией полового члена, крипторхизмом. Все эти признаки обеспечиваются добавочной У-хромосомой.

Наличие кариотипа 49XXXXY, ведёт к комплексу ещё более выраженных изменений: наблюдается гипертрофия, задержка роста, дисплазия лица, косоглазие, близорукость, плоскостопие, ВПР сосудов, глубокая олигофрения.

При тетрасомии отмечаются значительная умственная отсталость, эпилептические припадки, эмоциональная неустойчивость, высокий рост, близорукость, нарушение полового развития, клинодактилия, характеризуется глубокой олигофренией, монголоидным разрезом глаз, короткой шеей, ВПР сердца, клинодактилией мизинца, аменореей и недоразвитием вторичных половых признаков.

Уменьшение числа половых хромосом у женщин характеризуется присутствием в зиготе только ЛГ-хромосомы (моносомия половой хромосомы 45), при котором картина заболевания проявляется еще до рождения нарушениями внутриутробного развития ряда органов и тканей, вследствие чего дети рождаются с некоторыми аномалиями. Для этого синдрома характерны низкорослость, диспропорции тела с укорочением нижних конечностей и преобладанием верхней части туловища с наличием широких плеч и узкого таза частичные трисомии и моносомий, то есть аномалии отдельных частей хромосом. Эти синдромы выявляются значительно реже, наиболее распространенный из нихсиндром «Кошачьего крика». При этом синдроме обнаруживается укорочение короткого плеча 5-й хромосомы. Поскольку необычный плач – наиболее выразительный признак данного заболевания, синдром стали называть синдромом «Кошачьего крика».____________

Аномалии половых хромосом, наряду с хромосомными болезнями, вызванными аутосомными аберрациями, существует большая группа синдромов причиной которых являются нарушения в системе половых хромосом. Это так называемые гоносомные синдромы, которые подразделяются на гоносомные синдромы у женщин и гоносомные синдромы у мужчин. Аномалии половых хромосом также могут быть как числовыми, так и структурными.

1. Аномалии половых хромосом у мужчин. Синдром Клайнфельтера (трисомия типа XXY) – наиболее частая форма гоносомной патологии у мужчин – одна из форм первичного мужского гипогонадизма, при которой ребенок является носителем трех хромосом 23-й пары. Такие дети рождаются чаще у матерей старше 32 лет. Новорожденные с этим синдромом не отличаются от здоровых сверстников широкая кожная складка на ней, лимфоотёк кистей и стоп, многочисленные пигментные пятна на коже, ВПР ССС и мочеполовой системы.

Основными же признаками данного синдрома являются: наличие женских половых признаков при отсутствии яичников, половой инфантилизм, недоразвитость сосков, аменорея, эстрогенная недостаточность, отсутствие железистой ткани молочных желез и отсутствие оволосения на лобке.

К структурным аномалиям половых хромосом относятся различные варианты синдрома ШерешевскогоТернера, при которых могут наблюдаться частичные структурные перестройки одной Х-хромосомы. Клинически пациентки со структурными аберрациями Х-хромосом практически не отличаются от больных с полной моносомией X.

Генным синдромам свойственны три типа наследования: аутосомно-рецессивный, аутосомно-доминантный и сцепленный с X-хромосомой. Основной особенностью рецессивного гена является то, что он может существовать во многих поколениях, никак не проявляясь фенотипически. В результате первый больной рецессивной болезнью появляется через несколько поколений после возникновения мутации. У пробанда возникает ВПР в том случае, если мутантный ген был получен и от отца, и от матери. Родители пробанда могут быть сами здоровы, являясь лишь гетерозиготными носителями мутантного гена.

Аутосомно-рецессивное наследование имеет следующие черты:

1) от здоровых родителей рождаются больные дети;

2) от больных родителей рождаются здоровые дети;

3) в родословной отмечается более высокий процент кровнородственных браков;

4) одинаково часто болеют и мужчины, и женщины;

5) болеют в основном сибсы (братья и сестры), а не родители – дети, как при доминантном типе наследования.

Вероятность рождения больного равна 25% для каждого последующего ребенка. Примерами могут служить следующие заболевания.

1)Акрокаллезный синдром Шинделя. Клинические проявления: глубокая задержка психомоторного развития, макроцефалия, выступающий лоб, агенезия мозолистого тела, полидактилия, расщелины губы и неба, паховые или пупочные грыжи, судорожные припадки, задержка роста;

2) Гидролетальный синдром. Поражаются и мальчики, и девочки, рождающиеся недоношенными. Характерные признаки: гидроцефалия, полидактилия, ВПР сердечно-сосудистой системы и органов дыхания. Прогноз неблагоприятный – почти все младенцы умирают в первые часы жизни, редко живут по несколько месяцев.

3) Синдром МарделяУокера сочетание умственной отсталости (психомоторные отклонения, особенно страдает речь), контрактур суставов, арахнодактилии и характерного лица (амимичное лицо, высокое небо, расщелины неба, низко расположенные ушные раковины). Рождаются с выраженной гипоплазией (массой примерно 2500 г). Жизненный прогноз сравнительно благоприятный.

4) Синдром множественных птеригиумов. Птеригиум – кожно-мышечная складка перекидывающаяся через сочленяющиеся суставы и нарушающая их функции (могут быть изолированными и множественными или сочетаться с ВПР других органов и систем).

Множественные птеригиумы подразделяются на подгруппу летальных (3 нозологические формы) и просто синдром множественных птеригиумов (нелетальная форма). Множественные птеригиумы локализуются в области шеи (85%), в подколенной области (60%), часто наблюдается птеригиум, идущий от подбородка к грудине (40%). Также для них характерны аномалии скелета (контрактуры, косолапость, сколиоз, аномалии позвонков, низкий рост) и дисплазия лица (антимонголоидный разрез глаз, расщелины неба, отёчность). Жизненный прогноз благоприятный, так как нет ВПР внутренних органов.

Родословная при аутосомно-доминантном типе наследования имеет следующие характерные признаки:

1) больной член семьи обычно имеет больного родителя;

2) заболевание передается из поколения в поколение (больные есть в каждом поколении);

3) у здоровых родителей дети будут здоровы;

4) заболеть могут представители обоего пола, так как ген лока­лизуется в аутосоме.

Вероятность рождения больного ребёнка, если болен один из родителей, равна 50%.

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-25; Нарушение авторского права страницы

Акрокаллёзный синдром (синдром Шинцеля): генетика, диагностика

Эту группу заболеваний составляет ряд синдромов, хотя и относимых к генетически обусловленным, но встречающихся главным образом спорадически. Однако описания монозиготных близнецов с данной патологией всегда свидетельствуют об их конкордантности; кроме того, иногда встречаются семейные случаи этих заболеваний.

Вместе с тем, насколько позволяет судить анализ значительных выборок этих синдромов, наследование здесь не имеет характера простой менделевской передачи мутантного гена. Часть этих синдромов, возможно, окажется при более совершенном цитогенетическом исследовании хромосомной патологией. Так, уже в последние годы выявлены микроделеции при ряде заболеваний, ранее относимых к этой группе (синдром «лицо эльфа» и др.).

Приводим описание лишь наиболее распространенных из этих синдромов.

Синдром Корнелии де Ланге (амстердамская карликовость). Впервые синдром описан в Голландии педиатром К. de Lange в 1933 г. у 2 девочек из неродственных семей. К настоящему времени имеются описания более 400 больных в различных странах.

Данные о популяционной частоте синдрома значительно варьируют от 1:30 000 рождений до 1:10 000-12 000 [Leavitt A. et al., 1985; Opitz G. et al., 1985].

Клиническая картина заболевания в типичных случаях весьма характерна. Длина и масса тела больных значительно отстают от нормы. Отмечается выраженное своеобразие в строении лица: густые сросшиеся брови, длинные густые загнутые ресницы, короткий нос с развернутыми вперед ноздрями и вдавленной переносицей, увеличенное расстояние между основанием носа и верхней губой, тонкие губы с опущенными углами рта. Череп уменьшен, брахицефальной структуры. Характерны аномалии строения верхних конечностей: кисти небольших размеров, короткий II палец и проксимально расположенный I палец, искривленный V. Нередко отмечается синдактилия стоп (И— III, III— ГУ пальцы). Наблюдаются и другие аномалии конечностей и суставов: уменьшение числа пальцев, сгибательные контрактуры, а также деформация позвоночника и грудины. Очень часто бывают различные пороки внутренних органов, особенно аномалии строения почек [Лазюк Г. И. и др., 1983; Jackson L. et al., 1993].

На коже у больных, кроме гипертрихоза, резко выраженного в области спины и поясницы, нередко отмечается общая мраморность, характерны краснота кончика носа, цианоз носогубной области.

Среди неврологических нарушений, как правило, наблюдаются мышечная гипотония, оживление сухожильных рефлексов, но возможен и гипертонус с мышц конечностей.

Диагноз синдрома Корнелии де Ланге не всегда прост, так как встречаются умственно отсталые дети с небольшим числом аномалий, входящих в данный синдром. При отсутствии несомненного биологического метода диагностики трудно сказать, можно ли такие случаи относить к синдрому Корнелии де Ланге. Как известно, этот сложный вопрос касается и других заболеваний, диагностика которых осуществляется на основе только клинического своеобразия.

Умственная отсталость определяется практически у всех больных с данным синдромом: в 80 % случаев устанавливают имбецильность или глубокую дебильность. Однако описаны и больные с нерезко выраженным интеллектуальным дефектом (IQ = 73-75).

В литературе есть указания на то, что у больных с данным синдромом имеются стремление к аутоагрессии и склонность к стереотипным движениям — бегу по кругу, вращению, стереотипным движениям руками [Moore M, 1970]. Судорожный синдром отмечается у 25 % больных: судороги, как правило, только эпизодические, а не в виде частых и полиморфных приступов.

При рентгенографии черепа нередко обнаруживаются явления внутричерепной гипертензии. При электроэнцефалографии каких-либо специфических, характерных для синдрома изменений не выявляется.

Патологическая анатомия при синдроме Корнелии де Ланге изучена достаточно подробно [Лазюк Г. И. и др., 1974; Лурье И. В., Черствая Е. И., 1979]. Как наиболее характерное нарушение мозга описывается двусторонняя аплазия оперкулярных отделов лобных долей. Отмечают также отсутствие центральной (роландовой) борозды, гипоплазию пирамид обонятельного нерва, верхних височных извилин, задней спайки мозолистого тела, отставание миелинизации и распад миелина, глиоз и очаговую аплазию клеток наружного зернистого и пирамидного слоев во всех отделах мозга.

Этиология синдрома остается неясной. Несомненно, поражение возникает в ранние сроки эмбрионального развития. Описано значительное число случаев синдрома Корнелии де Ланге с различными хромосомными нарушениями, однако роль их неясна [Opitz J., 1985]. Наряду с этим наблюдались семьи с пораженными сибсами (без хромосомной патологии), что позволяет некоторым авторам высказывать мнение об аутосомно-рецессивном наследовании синдрома [Блюмина М. Г, 1971]. Известны также случаи, когда заболевание передается от родителей, имеющих неглубокий дефект и соматические черты синдрома [Blank С., 1985; Leavitt A. et al., 1985].

Лечение. Специфического лечения не существует. При необходимости проводят противосудорожную и седативную терапию. Применяют ноотропы, анаболические гормоны (неробол, ретаболил), назначают витаминотерапию.

Синдром Рубинштейна — Тейби впервые описан в 1963 г. у 7 умственно отсталых детей. Его второе название «синдром широкого I пальца кисти и стопы с лицевыми аномалиями». Точных данных о частоте синдрома нет. И. В. Лурье (1983) приводит ориентировочные сведения о частоте заболевания у новорожденных, равной приблизительно 1:25 000— 30 000.

Клиническая картина характеризуется умственной отсталостью, задержкой роста и специфическими особенностями строения лица и тела, основные из которых — короткий и широкий I палец на кисти и стопе, своеобразное лицо с длинным загнутым носом, антимонголоидным разрезом глаз, гипертелоризмом, недоразвитием верхней челюсти, брахицефальной структурой черепа. У больных низкий рост волос на лбу, иногда спускающихся в центре утлом. Кроме расширения концевой фаланги I пальца, отмечается ее отклонение с искривлением в межфаланговом суставе. Иногда бывают расширение концевых фаланг других пальцев, синдактилия и полидактилия стоп, косолапость, врожденный вывих бедра, повышенная разгибаемость суставов. Повышена склонность к катаральным состояниям дыхательных путей и пневмониям, а также к гнойничковым заболеваниям кожи.

Характерная для больных задержка роста происходит в основном постнатально. Масса тела при рождении почти не снижена. Часто встречаются различные врожденные пороки внутренних органов — сердца, мочеполовой системы, органов дыхания, диафрагмальная грыжа. Весьма типична для синдрома патология глаза: катаракты, колобомы, аномалии рефракции, глаукома, нистагм, атрофия зрительных нервов, косоглазие, заращение слезно-носового канала.

При рентгенографии выявляются микроцефалия, укорочение черепных ям, иногда длительное незарастание большого родничка, симптомы открытой гидроцефалии.

Дерматоглифика всегда изменена, но неспецифична.

Умственная отсталость носит характер интеллектуального недоразвития различной степени; как правило, она довольно глубокая, но описаны также случаи пограничного снижения интеллекта (IQ = 70—80) и даже синдрома с нормальным интеллектом [Pratesic et al., 1972]. Чаще всего интеллектуальное недоразвитие соответствует олигофрении в степени имбецильности. Судорожный синдром встречается у 20—25 % больных, что соответствует его частоте среди детей с выраженной умственной отсталостью [Пурас Д. К., 1988, и др.]. Иногда у больных наблюдаются склонность к агрессивным реакциям, аутоагрессивное поведение, частые аффективные вспышки.

Анатомически из пороков развития мозга наиболее часто встречается агенезия мозолистого тела. Обнаруживают также обеднение слоев коры пирамидальными клетками и задержку темпов миелинизации. У 25 % больных находят различные пороки внутренних органов.

Этиология синдрома остается неясной. Оба пола поражаются с одинаковой частотой. В последние годы появились работы, указывающие на роль микроделеции хромосомы 16, но не во всех случаях [Jones К., 1997].

Лечение. Специфического лечения не существует. Часто больные нуждаются в различных хирургических операциях. Проводят неспецифическую терапию, как и при других формах умственной отсталости.

Умственная отсталость с гипертрихозом. Данная форма интеллектуального недоразвития впервые была описана у 9 детей обоего пола Г. С. Марничевой и соавт. в 1976 г.

Среди контингента больных, наблюдавшихся медико-генетической консультацией, этот синдром встречается приблизительно с той же частотой, что и синдром Корнелии де Ланге. С равной частотой поражаются оба пола.

Клиническая картина. Одним из наиболее характерных соматических признаков является гипертрихоз, который отмечается уже при рождении ребенка. Гипертрихоз выражен главным образом на спине, на разгибательной поверхности конечностей, имеются также значительное пушковое оволосение на лбу, щеках, длинные густые ресницы. Лицо больного бледное, пастозное, с несколько отечными веками, широким носом, антимонголоидным разрезом глаз, толстой оттопыренной нижней губой. Верхняя губа особой формы, с опущенным в центре углом. Нижняя челюсть несколько недоразвита, подбородок уменьшен. Почти у всех детей радужная оболочка имеет своеобразный густой синий цвет. Зубы мелкие и редкие. У больных широкие, крупные конечности, короткая шея, фигура массивная. Кисти рук большие, с широкими концевыми фалангами

Признаки нарушенного внутриутробного развития: крипторхизм, деформация ушных раковин, искривление костей предплечья, врожденная косолапость, наличие сосудистых, депигментированных и пигментных пятен и др. Нередки аномалии глаз: частичная атрофия зрительных нервов, врожденный нистагм, глиоз дисков зрительных нервов, врожденные аномалии сосудов сетчатки (извитость), выраженная дальнозоркость или резкая миопия.

У больных повышена склонность к респираторным заболеваниям, хроническому риниту, гаймориту, аллергическому конъюнктивиту. Для них с рождения характерны общая вялость, мышечная слабость, плохой аппетит, бледность, анемичность и пастозность (на этом основании иногда больным ошибочно ставится диагноз гипотиреоза).

Неврологические симптомы проявляются понижением мышечного тонуса, у некоторых детей со снижением сухожильных рефлексов. Мышечная гипотония накладывает отпечаток на выражение лица: опущенные щеки, тяжелые веки, оттопыренная нижняя губа. Наблюдается также моторная неловкость, медлительность. У некоторых детей были нерезкие явления атаксии, очень часто слюнотечение. Судорожный синдром наблюдается редко, как правило, лишь на высоте лихорадки. Встречаются редкие приступообразные состояния без потери сознания с резкой бледностью, вялостью, обездвиженностью.

На рентгенограмме черепа у большинства больных выявляются усиление пальцевых вдавлений, растянутость швов и другие признаки повышения внутричерепного давления. На ЭЭГ отмечается недостаточная по возрасту сформированность -ритма, доминирование медленной активности (5—6 кол./с), особенно в затылочной и теменно-височных областях.

Различна глубина интеллектуального дефекта Встречаются случаи как очень тяжелой олигофрении, так и пограничной умственной отсталости.

Очень характерны для рассматриваемого синдрома расстройства речи. Поэтому он назван «умственная отсталость с гипертрихозом и речевым недоразвитием». Речевые нарушения выражены больше, чем обычно при олигофрении. Иногда речевой дефект является ведущим симптомом в психическом статусе (особенно при неглубокой интеллектуальной недостаточности). В связи с этим таким больным нередко ставится диагноз моторной алалии (настолько четко выражено расхождение между речевым недоразвитием и общим интеллектуальным уровнем). Однако в большинстве случаев речевые нарушения имеют характер дизартрии. Уже в раннем возрасте у некоторых детей отмечаются очень тихий крик, неумение зевать, смеяться, что свидетельствует о поражении периферического речевого аппарата. В других, более легких случаях на первый план выступают слабая речевая активность, недостаточная автоматизация речи при логопедических занятиях при отсутствии дизартрии, т. е. задержка речевого развития. Всем детям свойственны вялость, аспонтанность, медлительность, а также выраженные колебания психического тонуса, что в более старшем возрасте резко сказывается на работоспособности.

Трудностей поведения при этом синдроме обычно не наблюдается. Такие дети бывают чаще всего беззащитны и не могут за себя постоять в детском коллективе.

Заслуживает внимания тот факт, что детей с синдромом гипертрихоза объединяет не степень интеллектуальной недостаточности, а ее структура и дополнительные психопатологические особенности. Если по степени интеллектуального недоразвития больные распределялись от пограничной умственной отсталости до выраженной имбецильности, то речевые и личностные нарушения с неизменным постоянством были отмечены у всех больных.

Дифференциальная диагностика основана на отграничении поражений с наиболее типичными при данном синдроме соматическими изменениями. Учитывая то, что постоянным и самым ярким признаком синдрома считается первичный, отмечавшийся с рождения, так называемый ланугинозный гипертрихоз, дифференциальная диагностика проводится прежде всего с теми заболеваниями, которые сопровождаются первичным гипертрихозом. Все варианты гипертрихоза, сочетающегося с преждевременным появлением вторичных мужских половых признаков, исключаются, поскольку этих симптомов не отмечалось ни у одного из наблюдавшихся нами детей. Гипертрихоз имеется также при некоторых известных формах олигофрении: синдромах Корнелии де Ланге, Рубинштейна — Тейби, при трисомии-18, мукополисахаридозах. Дифференциальная диагностика с этими заболеваниями не вызывает затруднений, так как все они сопровождаются специфическими для каждой формы соматическими признаками, иными, чем при данном синдроме.

Основными, опорными для диагноза симптомами этого заболевания являются первичный общий гипертрихоз и своеобразное лицо. Вспомогательную роль в диагностике играют другие соматические изменения, а также однотипная структура умственной отсталости с выраженным речевым недоразвитием.

Этиология и патогенез. Этиология заболевания остается неясной. Все наблюдавшиеся случаи (более 80) были спорадическими. Как правило, психически здоровыми были родители и сибсы, а больные были интеллектуально полноценными. Проведенные цитологические исследования пока не дают основание полагать, что данный синдром может быть хромосомным заболеванием.

Не выявлено также каких-либо однотипных биохимических изменений, которые позволили бы говорить о наследственном дефекте обмена. В анамнезе не было никакого экзогенного фактора, способного оказать тератогенное воздействие.

У матерей больных имелась повышенная частота мертворождений и выкидышей (21,6 %). По данным М. Г. Блюминой (1976), популяционная частота этих нарушений равна 16 %, а по данным Н. П. Кулешова (1979), она еще ниже —12 %. Это может косвенно свидетельствовать в пользу рецессивного наследования с внутриутробной гибелью части пораженных плодов. Выявлено некоторое повышение среднего возраста отцов —31,3 года; возраст матерей — 26,7 года. Хотя отличия от контрольной группы не достигли статистической достоверности, разница в возрасте матерей и отцов составила более 4 1 / 2 лет, тогда как в контрольной группе — только l 1 / 2 года . Не исключается более сложное наследование, в частности определенная роль может принадлежать специфическому наследственному предрасположению. Об этом свидетельствуют генеалогические данные. Анализ родословных показал некоторое накопление патологии, связанной с формированием речи.

Данное поражение, несомненно, развивается внутриутробно. Это подтверждается наличием таких признаков, как врожденный гипертрихоз и накопление у больных внутриутробно обусловленных аномалий развития.

Соматические изменения при данном синдроме могут свидетельствовать о нарушении регуляции многих функций гипоталамуса: водного обмена (отечность), устойчивости к инфекции, часто отмечаются аллергические состояния, постоянными симптомами являются вялость и аспонтанность. Наконец, гипертрихоз является следствием нарушения механизма эндокринной регуляции, хотя в данном случае все это остается неясным. Первичной дисфункции щитовидной железы не выявлено.

Лечение должно быть направлено на стимуляцию развития речи и моторики. Отмечен положительный эффект от применения препаратов стимулирующего действия (церебролизин, витамины группы В, аминалон, ноотропы, сиднокарб и др.).

Необходимы также массаж и лечебная физкультура. Больным с выраженной заторможенностью, вялостью могут быть рекомендованы небольшие дозы тиреоидина. Состояние детей с более легким нарушением существенно улучшалось при логопедических занятиях.

Синдромы врожденных аномалий, проявляющихся карликовостью

РЦРЗ (Республиканский центр развития здравоохранения МЗ РК)
Версия: Архив – Клинические протоколы МЗ РК – 2010 (Приказ №239)

Общая информация

Краткое описание

Протокол “Синдромы врожденных аномалий, проявляющихся карликовостью”

Код по МКБ:

– Профессиональные медицинские справочники. Стандарты лечения

– Коммуникация с пациентами: вопросы, отзывы, запись на прием

Скачать приложение для ANDROID

– Профессиональные медицинские справочники

– Коммуникация с пациентами: вопросы, отзывы, запись на прием

Скачать приложение для ANDROID

Классификация

1. Умственная отсталость.

2. Легкая умственная отсталость.

3. Умеренная умственная отсталость.

4. Тяжелая умственная отсталость.

5. Глубокая умственная отсталость.

Диагностика

Диагностические критерии

Жалобы и анамнез: задержка в психоречевом развитии, снижение мышления, памяти, внимания, расторможенность, врожденные пороки развития со стороны органов зрения, опорно-двигательного аппарата; отягощенная наследственность, перинатальная патология.

Физикальное обследование

Синдром Аарского (фенотипические проявления) – лице-пальце-генитальный синдром. Отставание в росте (90% случаев), хотя масса и длина тела при рождении нормальная. К 1 году становится очевидным замедление роста.
У больных круглое лицо, клиновидный рост волос на лбу, гипертелоризм (95%), широкая переносица (85%), короткий нос с вывернутыми ноздрями (94%), широкий фильтр, антимонголоидный разрез глаз, птоз век.
Со стороны конечностей – разболтанность суставов, брахидактилия, клинодактилия пятых пальцев, мембранные перепонки у основания проксимальных фаланг, короткие V пальцы с единственной сгибательной складкой, широкие стопы. Наиболее характерно: необычная форма мошонки, криптохизм, паховые грыжи. Умеренная умственная отсталость.

Синдром Коккейна (фенотипические проявления) – первичная пигментная дегенерация сетчатки наблюдается в грудном возрасте. Дети выглядят кахектичными, у них развиваются черты диспропорционального дизграфизма, при котором конечности становятся больше по сравнению с туловищем. Характерные особенности лица больных – утрата подкожно-жировой клетчатки с подчеркиванием костей лицевого скелета, энофтальм, клювовидный нос и крупные ушные раковины. К постоянным признакам относятся умственная отсталость и микроцефалия. Неврологические расстройства могут включать мозжечковую атаксию, непроизвольные движения, спастичность, периферическую невропатию, нейросенсорную тугоухость и окуломоторную апраксию.

Синдром Корнеллии де Ланге (амстердамская карликовость): больные значительно отстают в росте и масса, имеют выраженное своеобразие в строении лица – густые сросшиеся брови, длинные загнутые густые ресницы, короткий нос с развернутыми вперед ноздрями и вдавленным переносьем, увеличенное расстояние между основанием носа и верхней губой, тонкие губы с опущенными углами. Череп уменьшен, брахицефальной структуры. Кисти небольшие, особенно характерны короткий II палец, V палец часто искривлен. Нередко отмечается синдактилия стоп. Могут встречаться олигодактилия, сгибательные контрактуры в локтевых суставах, деформация позвоночника и грудины.

Синдром Дубовица – дети рождаются с резкой гипоплазией. Задержка физического развития сохраняется и в дальнейшем. Характерны рвота, плохой аппетит. Понос. Облигатным признаком является прогрессирующая микроцефалия. Аномалия лица включает скошенный лоб, гипоплазию надбровных дуг, широкую переносицу, птоз, эпикант, короткие глазные щели, микрогнатию. Частым признаком являются хриплый грубый голос. Волосы и брови редкие. Важным диагностическим признаком является шелушение кожи, особенно в области лица и сгибательных поверхностей кожи. В некоторых случаях описаны клинодактилия, плоскостопие, крипторхизм. Дети отстают в умственном развитии.

Синдром Нунна: специфическое лицо с гипертелоризмом, антимонголоидным разрезом глаз, узкой и уменьшенной нижней челюстью, низко расположенными ушными раковинами. Шейная крыловидная складка или короткая шея, низкий рост.

Синдром Прадера-Вилли: ожирение, гипогенитализм, отставание в росте, мышечная гипотония. Заболевание проявляется уже у новорожденного с резко выраженной гипотонией. Мышечная гипотония является одним из ведущих диагностических признаков в раннем возрасте. На 2-4 году жизни гипотония заметно уменьшается, на первый план выступает булимия, развивается ожирение. В препубертатном возрасте или раньше может развиться инсулинрезистентный диабет. Умственная отсталость имеется практически у всех больных. Долихоцефалическая форма черепа.

Синдром Робинова-Сильвермена-Смита: необычное строение лица («лицо плода»), укорочение предплечий, гипоплазия половых органов, умеренная низкорослость. Типичными и постоянными аномалиями являются макроцефалия, выступающий лоб, широкая переносица, эпикант, гипоплазия средней части лица, короткий нос с вывернутыми вперед ноздрями, широкий фильтр, рот треугольной формы, гиперплазия десен. Скелетные аномалии заключаются в укорочении предплечий, брахидактилия, вывих бедра.

Синдром Рассела-Сильвера: у детей резко уменьшена длина и масса тела, иногда строение тела асимметричное – одна половина меньше другой. Уменьшенные длина и масса тела имеются уже у новорожденного, родившегося в срок, – внутриутробная карликовость. Их вид напоминает больных с гидроцефалией. Череп отстает в росте не пропорционально лицу и телу, а значительно меньше; образуется так называемая псевдогидроцефалия. Лицо имеет своеобразную треугольную форму с микрогнатией и опущенными углами маленького рта. Среди других симптомов отмечаются короткие руки, плохое развитие подкожного жира, узкая грудная клетка, поясничный лордоз, искривления 5 пальца. У мальчиков иногда имеется крипторхизм. Нередко бывает пограничный уровень интеллекта.

Синдром Смита-Лемли-Опица: наиболее типичными симптомами являются низкая масса тела и длина тела при рождении (100%), длинный фильтр, микрогнатия и широкий альвеолярный край верхней челюсти (100%), расщелина неба. Из аномалий конечностей при этом синдроме отмечаются кожная синдактилия II-III стоп, постаксиальная полидактилия кистей и стоп. К типичным проявлениям относят гипоспадию и крипторхизм, у девочек – гипертрофию клитора.

Лабораторные исследования: общий анализ крови и мочи.

Инструментальные исследования:

1. Электроэнцефалография (ЭЭГ): на ЭЭГ задержка формирования возрастной корковой ритмики, диффузные изменения электрогенеза головного мозга.

2. Электромиография (ЭМГ).

3. Компьютерная томография головного мозга (КТ).

Показания для консультации специалистов:

– МРТ – на МРТ выявляется уменьшение белого вещества и его гиперинтенсивность на Т2-взвешенных томограммах;

Добавить комментарий