Андрей Максимов: Потеря – это приобретение свободного места рядом с собой

Многослов.

ПОТЕРЯ.

Можно ли определить одним словом то, что приносит нам в жизни более всего страданий?

Мне кажется, можно. И слово это будет – потеря. Даже потеря сумочки может довести женщину до слез. Что уж говорить о потере близкого человека или любимого?

Мы убеждены, что потеря – это когда кто-то или что-то исчезает.

На самом деле, потеря – это приобретение. Вывод этот только на первый взгляд кажется парадоксальным.

Потеря – это приобретение пустого пространства в жизни или в душе человека.

Только что это пространство кто-то занимал, он ушел, и мы приобрели пустое пространство.

Когда мы теряем кого-то, все наши помыслы направлены на него, на ушедшего. Но его уже нет. Он потерян. Исчез. А пустое место осталось. Чем занять его? Кем занять? Вот, что должно бы привлекать наше внимание.

Если человек был нам по-настоящему дорог, мы все равно будем помнить о нем и думать. Это произойдет как бы само по себе, помимо нашей воли. Направлять же свои мысли, как мне кажется, нужно не на то, как здорово было жить раньше, а как жить дальше.

Когда речь идет о потерях, мы успокаиваем себя мудростью: время лечит. Что это значит? Это значит, что, со временем, это пустое пространство непременно кем-нибудь будет занято.

Потеря может быть первым шагом к приобретению: человека ли, места работы или даже новой сумочки.

Что ж получается, и вправду незаменимых у нас нет? Неужели, на самом деле, любое пустое пространство непременно кем-нибудь «займется»?

Подумаем об этом спокойно, с одной стороны – без излишнего романтизма, с другой – без излишней печали.

Оглядевшись вокруг на своих друзей и знакомых, мы убедимся, что чаще всего пустое пространство, возникшее после потери, заполняется кем-то другим. Но даже когда этого не происходит, оно заполняется самим человеком.

Моя покойная мама очень любила моего отца. Она пережила его почти на двадцать лет. Тот вакуум, который образовался вокруг нее после смерти папы, заполнялся еще большей любовью ко мне, к моим детям, но главное – воспоминаниями о нем. Мама была человеком очень оптимистичным и жизнелюбивым, и я видел, что эти воспоминания приносили ей не столько печаль, сколько пусть строгую, но радость.

Человек так устроен, что не может долго жить с пространством потери. Он непременно это пространство заполнит. Или кем-то другим. Или самим собой.

Правда, увы, бывает и так, что потеря настолько уничтожает человека, что он сознательно не хочет пустое пространство заполнять. Не «не может», а именно – не хочет. Время будет пытаться лечить его, а он станет изо всех сил сопротивляться. Значит, ему так лучше. Значит, он хочет заполнить пустое пространство своими страданиями. Это его собственный выбор. Он мог поступить иначе, но поступил так.

Любая потеря печальна, но не любая – трагична. И если бы научиться отличать потери, которые восполнимы другими, от тех, что восполнимы только тобой, твоей душой, твоими воспоминаниями, жизнь была бы намного проще.

Однако, как мне кажется, само понимание того, что потеря есть приобретение пустого пространства, должно хоть немного, но облегчать жизнь.

И последнее. Очень часто нам кажется, что, когда человек ушел, самое достойное поведение – это печаль. Абсолютно мы убеждены в этом, когда речь идет о человеке, который закончил земной путь.

Не могу и не хочу говорить о том, что, когда человек умер, надо вести себя так или иначе. Здесь каждый выбирает для себя. Но раз уж я вспоминал своих родителей, закончу эту главу цитатой из стихотворения моего отца, поэта Марка Максимова. Мой отец воевал, и это стихотворение посвящено памяти его погибших товарищей. Но, разумеется, строки эти относятся не только к тем, кто погиб на войне:

Замечу: это написал человек, много раз смотревший смерти в лицо. Мне кажется, к нему стоит прислушаться.

Многослов 1: Книга, с которой можно разговаривать (47 стр.)

Я не верю людям, которые любят заниматься самобичеванием. На свете нет ничего более простого, нежели ругать самого себя. Если человек занимается самобичеванием публично, он, как правило, стремится к тому, чтобы его критические суждения о самом себе опровергли. Если же человек занимается самобичеванием наедине с самим собой – это, чаще всего, означает, что он не хочет переделываться и упивается собственной греховностью, нередко называя ее самобытностью.

Ругать самого себя гораздо проще, чем страдать по поводу собственной греховности или стараться самого себя переделать.

Почему, когда человек страдает по поводу совершенного греха, ему необходим нравственный авторитет, с которым можно поделиться своим страданием?

Покаяние – это облегчение участи человека, а не “утяжеление” ее.

Желание каяться рождается тогда, когда уже нет никаких сил бороться с собственным грехом, поэтому и появляется необходимость поделиться. Поскольку мы договорились о том, что грех – это нарушение собственного нравственного закона, то каяться нужно перед теми людьми, которые являются для нас нравственным авторитетом.

И снова возникает тот же вопрос: если есть Бог, значит, есть безусловный Нравственный Авторитет, для чего же тогда искать людей?

Безусловно, покаяние перед Господом – единственное подлинное покаяние. Но живем мы в мире реальном, от идеального весьма и весьма далеком.

Если бы люди Божьего Суда боялись больше, чем суда людского, мы жили бы совсем в ином, куда более гармоничном мире.

Но это, увы, совсем не так. Поэтому большинству из нас столь важно, чтобы был человек – свидетель нашего покаяния. Такой свидетель убережет нас от повторения ошибки.

Ведь покаяние – это некая нравственная гарантия того, что мы не повторим грех.

Стоит ли рассуждать о том, что абсолютной гарантии быть не может?

Но в принципе, говорить хоть о какой-то уверенности в том, что мы не повторим предыдущих ошибок, можно только при следующих условиях:

если покаяние – не просто “прошение о помиловании”, а подлинное страдание;

если покаяние – единственная возможность эти страдания излечить;

если у покаяния нет никакой практической цели: человек кается не для того, чтобы получить некий практический результат, а потому, что не может продолжать жить без покаяния: грех разрывает его;

если есть свидетель нашего покаяния. В идеальном случае – это Бог, в любом случае – это нравственный авторитет.

И последнее. Почему мы сказали о том, что человек, не знающий покаяния, имеет явные признаки идиотизма?

Во-первых, потому, что такой человек вовсе не думает о своей душе, то есть не занимается ее лечением.

Человек, никогда не знавший покаяния, подобен тому, кто серьезно болен, но не обращается к врачу, надеясь на чудо.

А во-вторых, потому, что такой человек будет регулярно повторять одни и те же ошибки. И даже если, предположим, он не верит ни в Бога, ни в душу, жизнь его будет чрезвычайно сложна.

Человек, никогда не знавший покаяния, подобен тому, кто постоянно с первозданным удивлением наступает на одни и те лее грабли.

ПОЛЬЗА

ПОНИМАНИЕ

Понимание – это умение взглянуть на мир глазами другого человека.

Если представить себе, что у нас вдруг исчезло это умение, то постепенно из нашей жизни, а затем и из нашего лексикона исчезли бы такие слова, как “любовь”, “общение”, “дружба”, “воспитание”, “совместная деятельность”. Короче, все те понятия, которые строятся на взаимоотношениях двух и более людей.

Известна поговорка: “Понять, значит простить”. Что это значит? Посмотреть на проблему глазами другого человека и осознать, почему она решилась так, а не иначе.

Понимание в любви невозможно, если мужчина хотя бы время от времени не умеет посмотреть на мир глазами женщины, а женщина – глазами мужчины. Невозможно воспитывать ребенка, если хотя бы иногда не вставать на его позицию.

Если это умение столь необходимо для жизни, то можно ли ему научиться?

Самое интересное, на мой взгляд, что учиться этому умению нет необходимости, – это Дар, данный нам от Бога. (Или от природы, как кому больше нравится.)

Непонимание чаще всего происходит не оттого, что мы не умеем взглянуть на ситуацию глазами другого, а потому, что не хотим этого делать.

Не хотим – иногда по лени, иногда – из принципа, иногда – из гордыни, а подчас – по совершенно непонятной причине.

Если вы общаетесь с человеком, стоя на позиции: “Истина находится там, где я, и больше нигде”, – достичь понимания невозможно.

Чтобы понять другого, нужно, в сущности, немного: захотеть его понять.

Если вы хотите, чтобы вас поняли, нужно постараться убедить в этом другого.

Итак, понимание другого человека – это Дар. Как всяким подарком им, конечно, можно пренебречь. Но в этом случае вы гарантированно получите одинокую жизнь.

ПОПУЛЯРНОСТЬ

ПОРАЖЕНИЕ

ПОРЯДОЧНОСТЬ

ПОСТУПОК

Есть известный анекдот, похожий на притчу. У девушки спрашивают: “Вы пьете?” Она отвечает: “Нет”. “Курите?” “Нет”. “Любите, чтобы вокруг было много мужчин?” “Нет”. “Наркотики?” “Нет”. “Тогда уж – шопинг?” “Терпеть не могу!” “А как же вы расслабляетесь?” “А я не напрягаюсь”.

Я слышал, как на полном, что называется, серьезе, одна зрительница говорит другой: “Хороший спектакль, не напрягает”.

Как существо эгоистичное, человек не любит напрягаться, то есть делать то, что делать трудно и неохота. Человек не любит делать то, что он делать не любит.

Поступок – это любое действие, которое не вписывается в привычную жизнь и требует от человека, помимо временных, каких-либо еще затрат.

Грубо говоря, для трудоголика поступок – это отдых. А для лентяя – работа.

Если жизнь – дорога, то поступок – холм или гора, залезая на которую, человек может обозреть прошлый и будущий путь, а также вступить на новую дорогу.

Жизнь устроена причудливо, и новые пути начинаются только благодаря поступкам – пригоркам.

Юность и молодость – время выбора. Понятно, что в это время пригорков много. Выстраивая свою жизнь, человек просто вынужден постоянно делать выбор: призвания, работы, друзей, любимой и так далее, то есть совершать поступки.

Чем старше он становится, тем прямее и понятнее его дорога и тем меньше желание “напрягаться”. Позже мы подробно поговорим о старости, пока же заметим лишь, что, на мой взгляд, старость – это не сумма лет, а сумма усталостей.

Главная усталость, накопленная к старости, – это усталость совершать поступки, карабкаться на все эти пригорки, менять свой путь.

Понятно, что, если человек мало двигается и редко поднимается куда-либо, у него атрофируются мышцы. Несовершение поступков, то есть неотклонение от привычного пути, также ведет к тому, что очень многое в человеке ослабевает. Постепенно он отучивается реагировать на жизнь, бороться с трудностями, всерьез заниматься самоанализом и так далее.

Все, без исключения, люди, которые оставили след в истории человечества и в нашей памяти, – это люди, которые умели совершать поступки. Любое открытие в науке, любая великая книга или фильм, любая крупная политическая победа получаются, только если человек сумел свернуть от привычного курса – к неизвестному, то есть совершить поступок.

Конечно, надо понимать, что любое отклонение от привычного пути всегда приводит человека к проблемам, бедам, а иногда и трагедиям.

Итак, совершить поступок – трудно, последствия его всегда непредсказуемы – новый путь! – и часто печальны – новая неизведанная дорога!

Не совершать поступки, не напрягаться проще – привычная, хорошо изведанная дорога! – но это значит, что ты не сможешь сделать никаких открытий ни в себе самом, ни в окружающем мире.

Старый путь не рождает новых впечатлений и не дает новых сил!

И тот, и другой путь – нормален и не стыден. И зависит от выбора человека.

А выбор любого человека достоин уважения.

И на том, и на другом пути возможны потери.

Вот о том, что такое потеря, мы сейчас и поговорим.

ПОТЕРЯ

Можно ли определить одним словом то, что приносит нам в жизни более всего страданий?

Мне кажется, можно. И слово это будет – потеря. Даже потеря сумочки может довести женщину до слез. Что уж говорить о потере близкого человека или любимого?

Мы убеждены, что потеря – это когда кто-то или что-то исчезает.

На самом деле, потеря – это приобретение. Вывод этот только на первый взгляд кажется парадоксальным.

Потеря – это приобретение пустого пространства в жизни или в душе человека.

Только что это пространство кто-то занимал, он ушел, и мы приобрели пустое пространство.

Когда мы теряем кого-то, все наши помыслы направлены на него, на ушедшего. Но его уже нет. Он потерян. Исчез. А пустое место осталось. Чем занять его? Кем занять? Вот, что должно бы привлекать наше внимание.

Если человек был нам по-настоящему дорог, мы все равно будем помнить о нем и думать. Это произойдет как бы само по себе, помимо нашей воли. Направлять же свои мысли, как мне кажется, нужно не на то, как здорово было жить раньше, а как жить дальше.

Когда речь идет о потерях, мы успокаиваем себя мудростью: время лечит. Что это значит? Это значит, что, со временем, это пустое пространство непременно кем-нибудь будет занято.

Андрей Максимов: Потеря – это приобретение свободного места рядом с собой

Интервью для “Матроны.ру”

Сегодня мы беседуем с Андреем Максимовым – замечательным журналистом, телеведущим, обладателем четырех премий «ТЭФИ», автором множества книг об искусстве общения. Конечно же, сразу заметно, что Андрей Маркович в разговорном жанре чувствует себя как рыба в воде, несмотря на то, что обычно интервьюером является он. Как он сам признается, обстановка, в которой происходит разговор, – будь то телевизионная студия, сцена театра или уютная кухня, – не имеет значения, все равно напротив неизменно оказывается интересный собеседник.

— Андрей Маркович, с чего для Вас началась журналистика?

Когда мне было 14 с половиной лет, я написал вступительное сочинение в школу юного журналиста при журфаке МГУ. Оно было опубликовано в «Комсомольской правде», и меня пригласили с ними сотрудничать.

Сколько Вам было лет, когда Вы начали преподавать?

Мне было 17 лет.

А что Вы преподавали?

В Школе юного журналиста, которую я закончил параллельно со старшими классами школы, было 2 предмета: журналистика и русский язык. Я преподавал журналистику.

До недавнего времени Вы вели спецкурс на факультете журналистики МГУ. Расскажите, пожалуйста, о чем он?

Все началось с того, что мне всегда нравилось брать интервью, общаться с людьми. Сначала я брал интервью для газеты, потом на телевидении, и в какой-то момент почувствовал, что мне не хватает некоторой системы: получать от людей информацию. Я начал ее разрабатывать, делал это довольно долго, и результатом этой работы стали несколько книг, учебник по ТВ-журналистике. А буквально только что в издательстве «Питер» вышла книга «Общение: в поисках общего» — наиболее полное изложение моей системы. Когда мне захотелось поделиться своей системой, я пришел в МГУ.

Сейчас я преподаю в Московском Институте Телевидения и Радио «Останкино», у меня собственный курс, где я готовлю тележурналистов.

У Вас сложилось какое-то мнение о современных студентах? Молодые журналисты – они какие?

Я не делю журналистов на «молодых» и «немолодых», так же как и людей на «хороших» и «плохих». Единственная моя печаль – это то, что они очень плохо образованы, потому что со временем образование стало еще хуже, чем было. Студенты иногда не знают элементарных вещей, будучи при этом весьма умными людьми. Я не изучаю какую-то отдельно социальную группу «молодые журналисты». Но при этом – это очень умные, интересные и глубокие люди. Увы, наша система образования не смогла им дать подлинного образования.

Читайте также:  АКДС: расшифровка, когда можно делать АКДС, осложнения после АКДС

За годы работы интервьюером вы когда-нибудь сталкивались с тем, что собеседник оказывается настолько скучным, что только и ждешь, когда разговор можно будет закончить?

Среди людей, у которых я беру интервью, я не встретил ни одного неинтересного или неприятного человека. Моя профессия называется «телеведущий», Ваша профессия сейчас называется «ведущий», потому что Вы «ведете» наш разговор. Он может получиться скучным или интересным в зависимости от того, как Вы его ведете, а не от меня. Если человек вдруг стал «скучным», значит, я как ведущий привел его туда, где скука.

Можно эту модель применить к повседневному общению?

Безусловно. Вообще, принципы получения информации от людей (на телеэкране или в жизни), от нового города, от фильма, спектакли, интернета – одинаковые.

Есть три главные цели общения: получить информацию, дать информацию, получить удовольствие. Когда мы говорим о последней цели, то нелепо получать удовольствие от общения с неинтересным человеком. А если мы говорим о получении информации, то человека вообще не надо оценивать. Не важно, какой человек – хороший, плохой, скучный, веселый, умный, глупый – это все не имеет значения, ты не для этого с ним общаешься. Любая личная оценка лишь мешает получить нужную тебе информацию.

Вы упомянули свою новую книгу, «Общение: в поисках общего». Чем она отличается от того, что Вы раньше писали?

Она принципиально отличается от ранее изданных книг. Это моя первая книга, которая вышла в издательстве «Питер», и это является особой радостью для меня, потому что данное издательство – главное в России, издающее литературу по психологии. Эта книга для меня – некоторый итог. На своих лекциях я всегда говорю, что жанр, в котором я выступаю, – это жанр высказывания. Эта книга – наиболее полное высказывание про мою систему общения. Прочитав эту книгу, человек сможет понять, близко ли ему то, что я делаю, и может ли он применить в своей жизни ту систему общения, которую я разработал. Книга написана не для того, чтобы жить «по ней», воспроизводя все, что описано, но может послужить толчком для того, чтобы человек задумался о своей жизни. Наша жизнь принципиально изменится, если мы научимся получать информацию от окружающего мира.

Вы выпускаете не только книги по психологии общения, но и художественные романы. Как Вы распределяете силы между такими разными жанрами? Как переключаетесь с книги на книгу?

Я расскажу в двух словах, чем занимаюсь в настоящее время: я веду телепередачи на каналах «Россия 1» и «Культура», преподаю студентам, пишу сценарии к детективным сериалам, пишу книгу о воспитании детей, веду передачу на радио, читаю лекции, периодически ставлю спектакли и выступаю в качестве коуча для людей, которым нужна моя помощь. Я так живу, всю жизнь делаю то, что мне интересно, так что не вижу проблем в том, чтобы «переключаться» с одной деятельности на другую.

К сожалению – и это одна из моих проблем – я не умею «продвигать» результаты своего труда. Вот я выпустил книгу, моего запала хватит на несколько недель, чтобы о ней рассказать и как-то представить, а потом я начну делать что-то другое.

Мне вспомнилось одно модное понятие из бизнес-лексикона – стартапер. Это человек, который находит ресурсы для реализации идеи, собирает команду, запускает проект – и уходит заниматься другим делом, потому что для него главное – дать старт чему-то.

Дело в том, что я не занимаюсь «проектами». Я не знаю ничего, что называлось бы «проектом» и имело бы какой-то вес. Книги, спектакли – это не проекты, это просто часть моей жизни.

В театре «Модерн» долгое время шел спектакль «Сны императрицы» с Илзе Лиепа в главной роли. Потом она забеременела, родила ребенка, спектакль ушел из репертуара. Худрук театра периодически говорил мне: «Поставь что-нибудь у нас». Я сказал: «Я могу поставить спектакль, если Любовь Толкалина согласится играть главную роль». Люба согласилась, мы начали репетировать и выпустили спектакль «Любовь в двух действиях». Это не проект.

Как я могу назвать проектом спектакль «Маскарад маркиза де Сада», который поставил по моей пьесе Роман Виктюк буквально только что?

Может, если бы я умел делать книги как «проекты», то я бы активнее их продвигал, но я этого просто не умею.

Вы как будто описываете жизнь-мечту: делаю то, что мне нравится, это пользуется успехом, все люди вокруг – интересные и замечательные…

Я так живу. Также живут все мои друзья и огромное количество моих знакомых. А как еще – на чувстве долга?

Да. Многие всю жизнь так проживают.

Я считаю, что есть такие вещи, которые можно делать, потому что «надо», а можно – из любви. Люди совершают невероятные поступки, для того, чтобы спасти жизнь своего ребенка. Но это происходит из-за любви, а не из-за долга.

Как только человек начинает что-то делать из чувства долга – он должен понимать, что это форс-мажор, и относиться к этому надо как к чему-то исключительному. Когда мне какая-то женщина говорит: «Я многое в своей жизни делаю из чувства долга перед детьми и мужем». Я начинаю спрашивать, что именно она такого делает, и оказывается, что все поступки она совершает, на самом деле, из-за любви, но, воспитанная в нашей замечательной стране, считает, что это относится к какому-то мифическому долгу.

А если женщина с похожими установками считает, что она «должна» выйти замуж?

Это караул, конечно. Через какое-то время она приходит ко мне как к коучу, я начинаю с ней разговаривать и, чаще всего, говорю, что ей нужно обратиться к доктору. Если человек выбирает свою профессию не по желанию, а по указке родителей, а любимого выбирает, исходя из чувства долга, то тем самым он обрекает себя на несчастье. На самом деле, выбор профессии и выбор любимого человека – это выбор между счастьем и несчастьем.

Как давно Вы стали заниматься коучингом?

Около десяти лет назад, причем абсолютно случайно. Я читал лекцию в МГУ, и одна из студенток попросила поговорить с ее мамой. Я был в замешательстве, не понимал, зачем я должен это делать. Но мы поговорили с ее мамой, у той была очень простая проблема, которая решилась, и она рассказала об этом своей подруге.

На самом деле это даже не коучинг. Есть всеобщая человеческая потребность: человек хочет ощущать себя центром мира. Для кого-то нужно, чтобы весь мир на него смотрел, а кому-то достаточно просто влюбиться – он видит свое отражение в глазах любимого человека и ощущает себя центром Вселенной. Все что я делаю во время коучинга – «помещаю» человека в центр мира и разговариваю с ним о его проблеме.

В Вас тоже есть потребность почувствовать себя в центре мира? Вы можете себе позволить обсудить с кем-то свои проблемы?

Конечно, как и любой человек. Хотя я не совсем корректный пример, потому что я человек достаточно узнаваемый, и проблемы, чтобы меня заметили, для меня нет. Но проблема того, чтобы меня поняли, – есть, как и у всякого другого.

Из-за вашей известности возникали какие-то проблемы в отношениях с друзьями или близкими?

Когда я начал активно работать на телевидении, от меня ушло огромное количество народа. Не я от них, а они от меня. Я одно время переживал по этому поводу, но потом смирился с такой ситуацией.

Мне очень понравилось, как Владимир Владимирович Познер как-то ответил на вопрос, страдает ли он «звездной болезнью». Он сказал: «Об этом не у меня надо спрашивать, это нужно спросить у моих друзей». Мне кажется, что моя популярность меня не испортила, но, опять же, судить не мне.

Поделитесь, как справляться с тем, что из твоей жизни уходят близкие люди? Не вследствие смерти, а под влиянием изменений ваших отношений.

В одной из моих книг под названием «Многослов» я пытаюсь размышлять о самых главных понятиях жизни человеческой души, в том числе, и о потере. Мне кажется, что нужно научиться относиться к потерям как к приобретению свободного места рядом с собой. Дальше важно понять, про какого человека мы говорим – верующего или не верующего. Потому что у верующего человека есть такое замечательное качество, как смирение, умение принимать любые обстоятельства. Если человек из твоей жизни ушел, значит, он не был тебе предназначен. Давайте не будем страдать по поводу того, что этот человек ушел, а будем думать, как это пустое место занять.

Ваши слова для меня звучат как размышления очень счастливого человека. Вы как будто нашли ответы на самые сложные вопросы, имеете возможность заниматься тем, что Вам интересно и мудрость не растрачивать силы попусту. Знакомы ли вам ситуации, когда приходится чего-то добиваться, идти на компромиссы с совестью?

Дело в том, что все, что вы перечислили, приходит в мою жизнь не просто так. Я работаю по 10-12 часов в день примерно с 20 лет. Если под словом «добиваться» Вы имеете ввиду «приходилось ли мне лебезить перед начальством» — то нет, не приходилось, но все мои достижения связаны с напряженной работой в течение многих лет. У меня больше 30 книг. Даже если допустить, что все они плохие, все равно, написание каждой книги – это огромные затраты сил, энергии и времени.

Я не люблю отдыхать в том смысле, который обычно вкладывается в это слово. Весь день я что-то делаю.

И как Вы отдыхаете?

Я меняю род деятельности. Вот я записываю блок телепередач, через какое-то время уезжаю на море, но не валяюсь на пляже, даже не купаюсь в море, а пишу роман. Это у меня называется отдыхом.

Из того, чем Вы сейчас занимаетесь, у Вас есть любимое дело?

То, что мне не нравится, я не делаю, и какие-то рейтинги не составляю. В последнее время мне стало менее интересно ставить спектакли по своим пьесам, за меня это делают замечательные режиссеры. Мне кажется, что все, что мне было нужно, я в театре уже узнал. Руководить театром я никогда не буду, а процесс постановки спектакля мне уже понятен.

Как Вы себя чувствуете в роли руководителя?

Очень хорошо. Я уже больше 20 лет постоянно кем-то руковожу. А вот подчиняюсь я, к сожалению, очень плохо. Я сейчас работаю на телеканале «Культура» и очень доволен своими начальниками, потому что это те люди, которым можно сказать: «Я не согласен». Они спросят: «Почему?» Можно объяснить свою позицию, и они либо согласятся, либо нет. Когда мне говорят: «Делай так без лишних разговоров» — я не могу работать.

Вы говорили, что Вам не важно, с кем общаться – с молодыми людьми или со старшим поколением, Вам интересен каждый человек. Но, по-моему, общаться со студентами в институте и с гостями программы «Наблюдатель» — это совсем разные ситуации, разве не так?

Конечно. Когда я говорю со студентами – они от меня получают информацию, а в программе «Наблюдатель» – я получаю информацию от гостей студии. Когда я получаю информацию, я не оцениваю человека, а если я ее отдаю, то, конечно, мне важно, с кем я говорю. Сейчас я веду свой курс уже 2,5 года, и, конечно, вижу, кто из них будет журналистом, а кто нет. Кто хочет что-то делать, а кто – нет. У кого богатый папа и невероятное самомнение, а у кого все в порядке с этим.

В программе я никак не оцениваю человека как человека. Если нам нужно получить от кого-то информацию, то любая оценка будет только мешать. Вот у человека бородавка на носу, а Вы не любите бородавки. И что теперь делать? Как с ним разговаривать, если Вы только об этой бородавке и думаете?

Вы говорите своим студентам о своих впечатлениях от их обучения?

Когда как. Кому-то это важно услышать, а кто-то пропустит мимо ушей.

Одним из самых главных результатов моей преподавательской деятельности стало смс-сообщение, которое пришло мне с неизвестного номера перед Новым годом. Там было поздравление с праздником, какие-то приятные слова… Я спрашиваю: «Кто это?» Оказывается, это моя бывшая студентка, которой я в прошлом году «сказал, что ей не стоит заниматься журналистикой, эта профессия не для нее. Ей было очень важно это услышать, потому что она нашла дело, которое ей очень нравится, и с удовольствием им занимается.

Я считаю, что одна из задач преподавателя любого творческого ВУЗа – отсеять людей. Только малая часть тех, кто обучается на факультетах журналистики, пойдет в профессию.

Вы читаете критику на свои работы?

У меня очень сложно складываются отношения с театральной критикой, потому что против меня была объявлена «война» и критики меня фактически уничтожили и не дали заниматься театром в том объеме, в котором я хочу заниматься. Сначала я реагировал на критику очень остро, но потом, когда я понял, что не могу с ними бороться, я перестал обращать внимание на их высказывания. Критика – это не более чем мнение одного человека.

А за рецензиями на свои книги Вы следите?

Нет. Я стараюсь не обращать внимание ни на похвалу, ни на критику. Есть несколько человек, мнение которых для меня важно, я благодарен, когда они делятся своими впечатлениями от прочитанного.

У Вас есть миссия в жизни? Вы стараетесь подчинить все, что Вы делаете, какой-то общей цели?

Думаю, если я сейчас всерьез буду говорить о какой-то «миссии», то буду представлять узко медицинский интерес. Есть некоторая задача, которую я стараюсь выполнить посредством своей работы. В обществе есть прослойка людей, где-то между гламуром и народом, которых мы можем назвать интеллигенцией. Это люди, которым интересно думать, интересно решать какие-то сущностные вопросы, разговаривать. Все что я делаю – от спектаклей до своих абонементных вечеров в Доме Музыки – я делаю для них. Они очень одиноки и, чаще всего, ощущают себя в мире довольно неуютно. Очередной вечер в Доме музыки 3 марта будет мой сольный вечер, когда я буду отвечать на вопросы пришедших людей. Уверен, что придут именно такие интеллигентные, думающие люди.

Существуют ли какие-то критерии, которые, на Ваш взгляд, определяют интеллигентного человека?

Да, есть один, но очень важный, ему меня научил Дмитрий Сергеевич Лихачев: когда человек, совершая любые поступки, имеет в виду окружающих людей. Иногда это очень мешает, но по-другому он не может. Он обращает внимание не на то, что другие подумают о нем, а на то, как его решения повлияют на людей вокруг.

Читайте также:  Ананас: особенности и питательные свойства экзотического фрукта

Беседовала Вероника Заец

Фотографии Дмитрия Брикмана

sparmoscow.ru Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Как можно снять порчу на разорение своего дела

Содержание Снять порчу на разорение дома – опыт и магические заговоры вам в помощь Снять порчу на ра.

Как понять, что тебя сглазили, симптомы сглаза и порчи — блог ведьмы анаконды

Содержание Как понять, что тебя сглазили, симптомы сглаза и порчи Как понять, что тебя сглазили, сим.

Рецепты приворота девушки

Содержание Рецепты приворота девушки Рецепты приворотов на разные случаи жизни С чем связано именно .

Чакра свадхистана

Содержание Всё о сексуальной чакре Суть чакры Стремления Чакра и болезни Раскрытие чакры Результат м.

Магические ритуалы на удачу в торговле

Содержание Самый сильный заговор на удачу в торговле – эффективность магической помощи А вот безопас.

Глаз фатимы: оберег и амулет назар

Содержание Значение амулета Глаз Фатимы Легенда о Фатиме Легенда о халифе Легенда о крестоносцах Вне.

Фен-шуй для привлечения любви и брака

Содержание Правила фен-шуй для привлечения любви и брака Основные правила Значение стихии Активация .

Как можно снять порчу в домашних условиях

Содержание Как самому избавиться от порчи в домашних условиях – снять негатив с человека На воду чит.

Как нужно заговорить булавку чтобы она стала оберегом

Содержание КАК НУЖНО ЗАГОВОРИТЬ БУЛАВКУ ЧТОБЫ ОНА СТАЛА ОБЕРЕГОМ Домашний заговор на английскую була.

Реальный приворот девушки

Содержание Реальный приворот девушки Как приворожить девушку или женщину Станьте хозяином своей судь.

Треугольник на линии сердца: значение

Содержание Значения треугольника на линии сердца Что из себя представляет линия сердца Значение треу.

Как правильно определить жизненный путь и найти свое призвание в жизни: рекомендации, нумерология

Содержание Как выбрать правильный путь в жизни Как выбрать свой путь в жизни Проблема выбора Поиск п.

Значение и происхождение символа лапка, обереги и амулеты народов мира, армянский знак бесконечности

Содержание Значение символа лапки, амулеты и обереги народов мира Происхождения пацифистского знака .

Талисман на удачу своими руками

Талисман на удачу своими руками на все случаи жизни Традиция создавать уникальные магические вещи (а.

Кукла оберег неразлучники: как сделать своими руками

Содержание Кукла неразлучники — оберег, объединяющий женское и мужское начало Предназначение кукол н.

Как можно снять порчу на разорение своего дела

02.04.2020 Порча Комментарии к записи Как можно снять порчу на разорение своего дела отключены

Содержание Снять порчу на разорение дома – опыт и магические заговоры вам в помощь Снять порчу на разорение семьи – Черной свечой горе отвести И вот, что нужно, чтобы через свечу самому снять порчу на .

Как понять, что тебя сглазили, симптомы сглаза и порчи — блог ведьмы анаконды

02.04.2020 Сглаз Комментарии к записи Как понять, что тебя сглазили, симптомы сглаза и порчи — блог ведьмы анаконды отключены

Содержание Как понять, что тебя сглазили, симптомы сглаза и порчи Как понять, что тебя сглазили, симптомы сглаза и порчи Сглаз – это негативное магическое воздействие на биополе человека , которое в большинстве случаев происходит неосознанно .

Рецепты приворота девушки

02.04.2020 Приворот Комментарии к записи Рецепты приворота девушки отключены

Содержание Рецепты приворота девушки Рецепты приворотов на разные случаи жизни С чем связано именно такое подразделение? Не переоценивайте свои силы Приворот на соль поможет овладеть сердцем любимого Простой приворот на соль Приворот на четверговую соль .

Чакра свадхистана

02.04.2020 Биоэнергетика Комментарии к записи Чакра свадхистана отключены

Содержание Всё о сексуальной чакре Суть чакры Стремления Чакра и болезни Раскрытие чакры Результат медитации Всё о сексуальной чакре Если ваша жизнь тосклива и безрадостна, а хочется добавить в нее красок и удовольствия, тогда займитесь .

Магические ритуалы на удачу в торговле

02.04.2020 Обряды Комментарии к записи Магические ритуалы на удачу в торговле отключены

Содержание Самый сильный заговор на удачу в торговле – эффективность магической помощи А вот безопасный ритуал для удачной торговли на рынке. Как привлечь удачу в торговле на рынке – заговоры на рост доходов Этот материал .

Глаз фатимы: оберег и амулет назар

02.04.2020 Амулеты Комментарии к записи Глаз фатимы: оберег и амулет назар отключены

Содержание Значение амулета Глаз Фатимы Легенда о Фатиме Легенда о халифе Легенда о крестоносцах Внешний вид и действие Как носить Советы по применению Значение амулета Глаз Фатимы Амулет Глаз Фатимы имеет много ;имен. Его знают .

Фен-шуй для привлечения любви и брака

02.04.2020 Фэн-шуй Комментарии к записи Фен-шуй для привлечения любви и брака отключены

Содержание Правила фен-шуй для привлечения любви и брака Основные правила Значение стихии Активация зоны Символы и талисманы любви Утки мандаринки Дракон и птица Феникс Мистический узел Привлечение любви и брака Правила фен-шуй для привлечения любви .

Как можно снять порчу в домашних условиях

02.04.2020 Порча Комментарии к записи Как можно снять порчу в домашних условиях отключены

Содержание Как самому избавиться от порчи в домашних условиях – снять негатив с человека На воду читать 9 раз слова домашнего заговора на снятие сглаза: Там оставить, читать слова заговора на возврат порчи колдуну: Самостоятельное .

Многослов-1: Книга, с которой можно разговаривать, стр. 57

Мы убеждены, что потеря – это когда кто-то или что-то исчезает.

На самом деле, потеря – это приобретение. Вывод этот только на первый взгляд кажется парадоксальным.

Потеря – это приобретение пустого пространства в жизни или в душе человека.

Только что это пространство кто-то занимал, он ушел, и мы приобрели пустое пространство.

Когда мы теряем кого-то, все наши помыслы направлены на него, на ушедшего. Но его уже нет. Он потерян. Исчез. А пустое место осталось. Чем занять его? Кем занять? Вот, что должно бы привлекать наше внимание.

Если человек был нам по-настоящему дорог, мы все равно будем помнить о нем и думать. Это произойдет как бы само по себе, помимо нашей воли. Направлять же свои мысли, как мне кажется, нужно не на то, как здорово было жить раньше, а как жить дальше.

Когда речь идет о потерях, мы успокаиваем себя мудростью: время лечит. Что это значит? Это значит, что, со временем, это пустое пространство непременно кем-нибудь будет занято.

Потеря может быть первым шагом к приобретению: человека ли, места работы или даже новой сумочки.

Что ж получается, и вправду незаменимых у нас нет? Неужели, на самом деле, любое пустое пространство непременно кем-нибудь «займется»?

Подумаем об этом спокойно, с одной стороны – без излишнего романтизма, с другой – без излишней печали.

Оглядевшись вокруг на своих друзей и знакомых, мы убедимся, что чаще всего пустое пространство, возникшее после потери, заполняется кем-то другим. Но даже когда этого не происходит, оно заполняется самим человеком.

Моя покойная мама очень любила моего отца. Она пережила его почти на двадцать лет. Тот вакуум, который образовался вокруг нее после смерти папы, заполнялся еще большей любовью ко мне, к моим детям, но главное – воспоминаниями о нем. Мама была человеком очень оптимистичным и жизнелюбивым, и я видел, что эти воспоминания приносили ей не столько печаль, сколько пусть строгую, но радость.

Человек так устроен, что не может долго жить с пространством потери. Он непременно это пространство заполнит. Или кем-то другим. Или самим собой.

Правда, увы, бывает и так, что потеря настолько уничтожает человека, что он сознательно не хочет пустое пространство заполнять. Не «не может», а именно – не хочет. Время будет пытаться лечить его, а он станет изо всех сил сопротивляться. Значит, ему так лучше. Значит, он хочет заполнить пустое пространство своими страданиями. Это его собственный выбор. Он мог поступить иначе, но поступил так.

Любая потеря печальна, но не любая – трагична. И если бы научиться отличать потери, которые восполнимы другими, от тех, что восполнимы только тобой, твоей душой, твоими воспоминаниями, жизнь была бы намного проще.

Однако, как мне кажется, само понимание того, что потеря есть приобретение пустого пространства, должно хоть немного, но облегчать жизнь.

И последнее. Очень часто нам кажется, что, когда человек ушел, самое достойное поведение – это печаль. Абсолютно мы убеждены в этом, когда речь идет о человеке, который закончил земной путь.

Не могу и не хочу говорить о том, что, когда человек умер, надо вести себя так или иначе. Здесь каждый выбирает для себя. Но раз уж я вспоминал своих родителей, закончу эту главу цитатой из стихотворения моего отца, поэта Марка Максимова. Мой отец воевал, и это стихотворение посвящено памяти его погибших товарищей. Но, разумеется, строки эти относятся не только к тем, кто погиб на войне:

Замечу: это написал человек, много раз смотревший смерти в лицо. Мне кажется, к нему стоит прислушаться.

Ах, как любим мы сегодня ругать пошлость! Что ни статья о телевидении, или о современной эстраде, или о нынешнем юморе, так уж будьте любезны – непременно поругают пошлость.

Между тем хочу сообщить даже с некоторой печалью: пошлость – это то, чего нет. Пошлость, как и красота, для каждого своя.

С чем соотносится пошлость? Со вкусом. Безвкусица – синоним пошлости.

А, как известно, «на вкус и цвет товарищей нет». Поэтому то, что для одного – пошлость, для другого – «прикольно», а для третьего – «современно и талантливо».

Когда мы говорим о чьих-то шутках: мол, пошлые они, мы, тем самым, определяем границы собственного вкуса. И более ничего. Нет на Земле человека, который мог бы сказать о себе: «Мой вкус безупречен», – поэтому любая оценка пошлости относительна.

С этим очень трудно смириться. Я убежден, что читатели книги смогут привести множество примеров того, что они лично считают абсолютной, несомненной, отвратительной пошлостью. Более того, я почти уверен, что сам бы охотно присоединился к вам. Но.

Мы бы с вами говорили о пошлости с точки зрения людей с определенным воспитанием и определенным вкусом. Найдется немало тех, кому то, что нам представляется пошлостью, приносит огромное удовольствие, радость и, более того, представляется талантливым.

Кто, собственно, дал нам право считать свою точку зрения единственно верной? Когда мы читаем или смотрим «Собачье сердце», то поведение Шарикова нам кажется, если можно так выразиться, эталоном пошлости. Однако уверяю вас, найдется немало людей, которые оправдывают его – не только в тридцатые годы, но и сейчас.

Расслоение людей по тому, что им кажется пошлым и не пошлым, – не менее серьезно, чем расслоение на богатых и бедных. И уж, во всяком случае, это расслоение не меньше влияет на духовный климат страны.

Максимум, что может сделать человек, – это четко понимать, что является пошлым и безвкусным для него лично, не идти в этом смысле на поводу у большинства и стараться воспитывать своих детей в собственном понимании пошлости.

Легко представить, что, скажем, на одной и той же лестничной площадке в двух квартирах сидят папа с сыном и смотрят по телевизору одну и ту же передачу. При этом один папа своего сына хвалит за то, что тот выбрал такую хорошую передачу, глядя на которую, забываешь про усталость и повышается настроение. А другой – ругает за то, что его сын смотрит такую пошлость. И кто возьмет на себя смелость сказать, кто из пап прав?

Кстати сказать, с похвалой и руганью тоже все не так просто и однозначно.

Поговорим о похвале.

Похвала – это проявление эгоизма, которое совершенно не раздражает, а даже радует окружающих.

Прежде, чем размахивать руками и кричать: «Что за бред? Не может быть!» – давайте попробуем разобраться.

Когда мы хвалим человека? Когда он сделал то, что нам кажется правильным.

Мы говорим ребенку: молодец, убрал комнату. Мы убеждены, что ребенок должен убирать комнату, и, если он это сделал – действительно молодец.

Мы говорим подруге: молодец, что бросила своего дурацкого мужа. В подтексте почти всегда слышится: я тебе давно говорила, что необходимо поступить именно так.

В похвале чаще всего звучит некоторая доля похвальбы.

Когда человек хвалит кого-то, он – осознанно или нет – как бы говорит: «Я раньше тебя догадался, что надо сделать так-то и так-то, вот теперь и ты это понял и сделал. Молодец!»

Даже когда хвалят спортсмена за то, что он установил мировой рекорд, или космонавта за то, что вышел в открытый космос, очень часто говорят: «Я знал, был уверен, что случится именно так».

Очень часто похвала – это способ сказать другим, что у нас некие собственные отношения с будущим. Мол, мы заглянули туда и поняли, что, если человек сделает так-то и так-то – будет хорошо. Уберет комнату, и она будет чистой – так и вышло. Выйдет в космос и вернется обратно – так и получилось. В общем, как мы предполагали, так и случилось.

Андрей Максимов: «Потеря — это приобретение свободного места рядом с собой»

Сегодня мы беседуем с Андреем Максимовым – замечательным журналистом, телеведущим, обладателем четырех премий «ТЭФИ», автором множества книг об искусстве общения. Конечно же, сразу заметно, что Андрей Маркович в разговорном жанре чувствует себя как рыба в воде, несмотря на то, что обычно интервьюером является он. Как он сам признается, обстановка, в которой происходит разговор, – будь то телевизионная студия, сцена театра или уютная кухня, – не имеет значения, все равно напротив неизменно оказывается интересный собеседник.

— Андрей Маркович, с чего для Вас началась журналистика?

Когда мне было 14 с половиной лет, я написал вступительное сочинение в школу юного журналиста при журфаке МГУ. Оно было опубликовано в «Комсомольской правде», и меня пригласили с ними сотрудничать.

Сколько Вам было лет, когда Вы начали преподавать?

Мне было 17 лет.

А что Вы преподавали?

В Школе юного журналиста, которую я закончил параллельно со старшими классами школы, было 2 предмета: журналистика и русский язык. Я преподавал журналистику.

До недавнего времени Вы вели спецкурс на факультете журналистики МГУ. Расскажите, пожалуйста, о чем он?

Все началось с того, что мне всегда нравилось брать интервью, общаться с людьми. Сначала я брал интервью для газеты, потом на телевидении, и в какой-то момент почувствовал, что мне не хватает некоторой системы: получать от людей информацию. Я начал ее разрабатывать, делал это довольно долго, и результатом этой работы стали несколько книг, учебник по ТВ-журналистике. А буквально только что в издательстве «Питер» вышла книга «Общение: в поисках общего» — наиболее полное изложение моей системы. Когда мне захотелось поделиться своей системой, я пришел в МГУ.

Сейчас я преподаю в Московском Институте Телевидения и Радио «Останкино», у меня собственный курс, где я готовлю тележурналистов.

У Вас сложилось какое-то мнение о современных студентах? Молодые журналисты – они какие?

Я не делю журналистов на «молодых» и «немолодых», так же как и людей на «хороших» и «плохих». Единственная моя печаль – это то, что они очень плохо образованы, потому что со временем образование стало еще хуже, чем было. Студенты иногда не знают элементарных вещей, будучи при этом весьма умными людьми. Я не изучаю какую-то отдельно социальную группу «молодые журналисты». Но при этом – это очень умные, интересные и глубокие люди. Увы, наша система образования не смогла им дать подлинного образования.

Читайте также:  Беременность и роды: инфекция мочевыводящих путей

За годы работы интервьюером вы когда-нибудь сталкивались с тем, что собеседник оказывается настолько скучным, что только и ждешь, когда разговор можно будет закончить?

Среди людей, у которых я беру интервью, я не встретил ни одного неинтересного или неприятного человека. Моя профессия называется «телеведущий», Ваша профессия сейчас называется «ведущий», потому что Вы «ведете» наш разговор. Он может получиться скучным или интересным в зависимости от того, как Вы его ведете, а не от меня. Если человек вдруг стал «скучным», значит, я как ведущий привел его туда, где скука.

Можно эту модель применить к повседневному общению?

Безусловно. Вообще, принципы получения информации от людей (на телеэкране или в жизни), от нового города, от фильма, спектакли, интернета – одинаковые.

Есть три главные цели общения: получить информацию, дать информацию, получить удовольствие. Когда мы говорим о последней цели, то нелепо получать удовольствие от общения с неинтересным человеком. А если мы говорим о получении информации, то человека вообще не надо оценивать. Не важно, какой человек – хороший, плохой, скучный, веселый, умный, глупый – это все не имеет значения, ты не для этого с ним общаешься. Любая личная оценка лишь мешает получить нужную тебе информацию.

Вы упомянули свою новую книгу, «Общение: в поисках общего». Чем она отличается от того, что Вы раньше писали?

Она принципиально отличается от ранее изданных книг. Это моя первая книга, которая вышла в издательстве «Питер», и это является особой радостью для меня, потому что данное издательство – главное в России, издающее литературу по психологии. Эта книга для меня – некоторый итог. На своих лекциях я всегда говорю, что жанр, в котором я выступаю, – это жанр высказывания. Эта книга – наиболее полное высказывание про мою систему общения. Прочитав эту книгу, человек сможет понять, близко ли ему то, что я делаю, и может ли он применить в своей жизни ту систему общения, которую я разработал. Книга написана не для того, чтобы жить «по ней», воспроизводя все, что описано, но может послужить толчком для того, чтобы человек задумался о своей жизни. Наша жизнь принципиально изменится, если мы научимся получать информацию от окружающего мира.

Вы выпускаете не только книги по психологии общения, но и художественные романы. Как Вы распределяете силы между такими разными жанрами? Как переключаетесь с книги на книгу?

Я расскажу в двух словах, чем занимаюсь в настоящее время: я веду телепередачи на каналах «Россия 1» и «Культура», преподаю студентам, пишу сценарии к детективным сериалам, пишу книгу о воспитании детей, веду передачу на радио, читаю лекции, периодически ставлю спектакли и выступаю в качестве коуча для людей, которым нужна моя помощь. Я так живу, всю жизнь делаю то, что мне интересно, так что не вижу проблем в том, чтобы «переключаться» с одной деятельности на другую.

К сожалению – и это одна из моих проблем – я не умею «продвигать» результаты своего труда. Вот я выпустил книгу, моего запала хватит на несколько недель, чтобы о ней рассказать и как-то представить, а потом я начну делать что-то другое.

Мне вспомнилось одно модное понятие из бизнес-лексикона – стартапер. Это человек, который находит ресурсы для реализации идеи, собирает команду, запускает проект – и уходит заниматься другим делом, потому что для него главное – дать старт чему-то.

Дело в том, что я не занимаюсь «проектами». Я не знаю ничего, что называлось бы «проектом» и имело бы какой-то вес. Книги, спектакли – это не проекты, это просто часть моей жизни.

В театре «Модерн» долгое время шел спектакль «Сны императрицы» с Илзе Лиепа в главной роли. Потом она забеременела, родила ребенка, спектакль ушел из репертуара. Худрук театра периодически говорил мне: «Поставь что-нибудь у нас». Я сказал: «Я могу поставить спектакль, если Любовь Толкалина согласится играть главную роль». Люба согласилась, мы начали репетировать и выпустили спектакль «Любовь в двух действиях». Это не проект.

Как я могу назвать проектом спектакль «Маскарад маркиза де Сада», который поставил по моей пьесе Роман Виктюк буквально только что?

Может, если бы я умел делать книги как «проекты», то я бы активнее их продвигал, но я этого просто не умею.

Вы как будто описываете жизнь-мечту: делаю то, что мне нравится, это пользуется успехом, все люди вокруг – интересные и замечательные…

Я так живу. Также живут все мои друзья и огромное количество моих знакомых. А как еще – на чувстве долга?

Да. Многие всю жизнь так проживают.

Я считаю, что есть такие вещи, которые можно делать, потому что «надо», а можно – из любви. Люди совершают невероятные поступки, для того, чтобы спасти жизнь своего ребенка. Но это происходит из-за любви, а не из-за долга.

Как только человек начинает что-то делать из чувства долга – он должен понимать, что это форс-мажор, и относиться к этому надо как к чему-то исключительному. Когда мне какая-то женщина говорит: «Я многое в своей жизни делаю из чувства долга перед детьми и мужем». Я начинаю спрашивать, что именно она такого делает, и оказывается, что все поступки она совершает, на самом деле, из-за любви, но, воспитанная в нашей замечательной стране, считает, что это относится к какому-то мифическому долгу.

А если женщина с похожими установками считает, что она «должна» выйти замуж?

Это караул, конечно. Через какое-то время она приходит ко мне как к коучу, я начинаю с ней разговаривать и, чаще всего, говорю, что ей нужно обратиться к доктору. Если человек выбирает свою профессию не по желанию, а по указке родителей, а любимого выбирает, исходя из чувства долга, то тем самым он обрекает себя на несчастье. На самом деле, выбор профессии и выбор любимого человека – это выбор между счастьем и несчастьем.

Как давно Вы стали заниматься коучингом?

Около десяти лет назад, причем абсолютно случайно. Я читал лекцию в МГУ, и одна из студенток попросила поговорить с ее мамой. Я был в замешательстве, не понимал, зачем я должен это делать. Но мы поговорили с ее мамой, у той была очень простая проблема, которая решилась, и она рассказала об этом своей подруге.

На самом деле это даже не коучинг. Есть всеобщая человеческая потребность: человек хочет ощущать себя центром мира. Для кого-то нужно, чтобы весь мир на него смотрел, а кому-то достаточно просто влюбиться – он видит свое отражение в глазах любимого человека и ощущает себя центром Вселенной. Все что я делаю во время коучинга – «помещаю» человека в центр мира и разговариваю с ним о его проблеме.

В Вас тоже есть потребность почувствовать себя в центре мира? Вы можете себе позволить обсудить с кем-то свои проблемы?

Конечно, как и любой человек. Хотя я не совсем корректный пример, потому что я человек достаточно узнаваемый, и проблемы, чтобы меня заметили, для меня нет. Но проблема того, чтобы меня поняли, – есть, как и у всякого другого.

Из-за вашей известности возникали какие-то проблемы в отношениях с друзьями или близкими?

Когда я начал активно работать на телевидении, от меня ушло огромное количество народа. Не я от них, а они от меня. Я одно время переживал по этому поводу, но потом смирился с такой ситуацией.

Мне очень понравилось, как Владимир Владимирович Познер как-то ответил на вопрос, страдает ли он «звездной болезнью». Он сказал: «Об этом не у меня надо спрашивать, это нужно спросить у моих друзей». Мне кажется, что моя популярность меня не испортила, но, опять же, судить не мне.

Поделитесь, как справляться с тем, что из твоей жизни уходят близкие люди? Не вследствие смерти, а под влиянием изменений ваших отношений.

В одной из моих книг под названием «Многослов» я пытаюсь размышлять о самых главных понятиях жизни человеческой души, в том числе, и о потере. Мне кажется, что нужно научиться относиться к потерям как к приобретению свободного места рядом с собой. Дальше важно понять, про какого человека мы говорим – верующего или не верующего. Потому что у верующего человека есть такое замечательное качество, как смирение, умение принимать любые обстоятельства. Если человек из твоей жизни ушел, значит, он не был тебе предназначен. Давайте не будем страдать по поводу того, что этот человек ушел, а будем думать, как это пустое место занять.

Ваши слова для меня звучат как размышления очень счастливого человека. Вы как будто нашли ответы на самые сложные вопросы, имеете возможность заниматься тем, что Вам интересно и мудрость не растрачивать силы попусту. Знакомы ли вам ситуации, когда приходится чего-то добиваться, идти на компромиссы с совестью?

Дело в том, что все, что вы перечислили, приходит в мою жизнь не просто так. Я работаю по 10-12 часов в день примерно с 20 лет. Если под словом «добиваться» Вы имеете ввиду «приходилось ли мне лебезить перед начальством» — то нет, не приходилось, но все мои достижения связаны с напряженной работой в течение многих лет. У меня больше 30 книг. Даже если допустить, что все они плохие, все равно, написание каждой книги – это огромные затраты сил, энергии и времени.

Я не люблю отдыхать в том смысле, который обычно вкладывается в это слово. Весь день я что-то делаю.

Я меняю род деятельности. Вот я записываю блок телепередач, через какое-то время уезжаю на море, но не валяюсь на пляже, даже не купаюсь в море, а пишу роман. Это у меня называется отдыхом.

Из того, чем Вы сейчас занимаетесь, у Вас есть любимое дело?

То, что мне не нравится, я не делаю, и какие-то рейтинги не составляю. В последнее время мне стало менее интересно ставить спектакли по своим пьесам, за меня это делают замечательные режиссеры. Мне кажется, что все, что мне было нужно, я в театре уже узнал. Руководить театром я никогда не буду, а процесс постановки спектакля мне уже понятен.

Как Вы себя чувствуете в роли руководителя?

Очень хорошо. Я уже больше 20 лет постоянно кем-то руковожу. А вот подчиняюсь я, к сожалению, очень плохо. Я сейчас работаю на телеканале «Культура» и очень доволен своими начальниками, потому что это те люди, которым можно сказать: «Я не согласен». Они спросят: «Почему?» Можно объяснить свою позицию, и они либо согласятся, либо нет. Когда мне говорят: «Делай так без лишних разговоров» — я не могу работать.

Вы говорили, что Вам не важно, с кем общаться – с молодыми людьми или со старшим поколением, Вам интересен каждый человек. Но, по-моему, общаться со студентами в институте и с гостями программы «Наблюдатель» — это совсем разные ситуации, разве не так?

Конечно. Когда я говорю со студентами – они от меня получают информацию, а в программе «Наблюдатель» – я получаю информацию от гостей студии. Когда я получаю информацию, я не оцениваю человека, а если я ее отдаю, то, конечно, мне важно, с кем я говорю. Сейчас я веду свой курс уже 2,5 года, и, конечно, вижу, кто из них будет журналистом, а кто нет. Кто хочет что-то делать, а кто – нет. У кого богатый папа и невероятное самомнение, а у кого все в порядке с этим.

В программе я никак не оцениваю человека как человека. Если нам нужно получить от кого-то информацию, то любая оценка будет только мешать. Вот у человека бородавка на носу, а Вы не любите бородавки. И что теперь делать? Как с ним разговаривать, если Вы только об этой бородавке и думаете?

Вы говорите своим студентам о своих впечатлениях от их обучения?

Когда как. Кому-то это важно услышать, а кто-то пропустит мимо ушей.

Одним из самых главных результатов моей преподавательской деятельности стало смс-сообщение, которое пришло мне с неизвестного номера перед Новым годом. Там было поздравление с праздником, какие-то приятные слова… Я спрашиваю: «Кто это?» Оказывается, это моя бывшая студентка, которой я в прошлом году «сказал, что ей не стоит заниматься журналистикой, эта профессия не для нее. Ей было очень важно это услышать, потому что она нашла дело, которое ей очень нравится, и с удовольствием им занимается.

Я считаю, что одна из задач преподавателя любого творческого ВУЗа – отсеять людей. Только малая часть тех, кто обучается на факультетах журналистики, пойдет в профессию.

Вы читаете критику на свои работы?

У меня очень сложно складываются отношения с театральной критикой, потому что против меня была объявлена «война» и критики меня фактически уничтожили и не дали заниматься театром в том объеме, в котором я хочу заниматься. Сначала я реагировал на критику очень остро, но потом, когда я понял, что не могу с ними бороться, я перестал обращать внимание на их высказывания. Критика – это не более чем мнение одного человека.

А за рецензиями на свои книги Вы следите?

Нет. Я стараюсь не обращать внимание ни на похвалу, ни на критику. Есть несколько человек, мнение которых для меня важно, я благодарен, когда они делятся своими впечатлениями от прочитанного.

У Вас есть миссия в жизни? Вы стараетесь подчинить все, что Вы делаете, какой-то общей цели?

Думаю, если я сейчас всерьез буду говорить о какой-то «миссии», то буду представлять узко медицинский интерес. Есть некоторая задача, которую я стараюсь выполнить посредством своей работы. В обществе есть прослойка людей, где-то между гламуром и народом, которых мы можем назвать интеллигенцией. Это люди, которым интересно думать, интересно решать какие-то сущностные вопросы, разговаривать. Все что я делаю – от спектаклей до своих абонементных вечеров в Доме Музыки – я делаю для них. Они очень одиноки и, чаще всего, ощущают себя в мире довольно неуютно. Очередной вечер в Доме музыки 3 марта будет мой сольный вечер, когда я буду отвечать на вопросы пришедших людей. Уверен, что придут именно такие интеллигентные, думающие люди.

Существуют ли какие-то критерии, которые, на Ваш взгляд, определяют интеллигентного человека?

Да, есть один, но очень важный, ему меня научил Дмитрий Сергеевич Лихачев: когда человек, совершая любые поступки, имеет в виду окружающих людей. Иногда это очень мешает, но по-другому он не может. Он обращает внимание не на то, что другие подумают о нем, а на то, как его решения повлияют на людей вокруг.

Беседовала Вероника Заец

Фотографии Дмитрия Брикмана

Добавить комментарий