Блеф, или Что делать с «Россиротпромом» ( Фото)

Эти святые люди – усыновители

Воспитание детей. Православный форум “Соборно.ру”

  • Темы без ответов
  • Активные темы
  • ПоискМобильная версия

Воспитание детей ⇒ Эти святые люди – усыновители

Модератор: Натали Я

Сообщение И.В. » 28 мар 2010, 12:15

Всем усыновителям посвящается!

Если бы самые лучшие отцы в мире
Протянули мне руку дружбы,
Я выбрала бы твою ПАПА.

Мои родители разошлись, когда мне не было и года, вскоре мама вышла замуж за очень любимого человека, который и стал моим ПАПОЙ !
Папа меня удочерил, дал свое отчество, фамилию и окружил какой-то вибрирующей любовью! Я всегда чувствовала, как любит меня Папа!
Вскоре родилась моя сестра (у нас разница 3 года), но я всегда знала и ощущала, что Папа больше любит меня!

Мне было 9 лет, когда я случайно узнала о тайне удочерения, наверное, тогда я стала взрослой! Я ничего не сказала родителям, не могла огорчить Папу, не верила, что настоящий мой отец совсем другой человек! Несколько раз мы с Мамой встречали женщину, которая пыталась раскрыть тайну, но так как я все давно знала, то упорно делала вид, что не понимаю, о чем идет речь жалела и берегла Маму, видела, как она боится эту женщину.

Мне было 25, когда Мама рассказала мне правду, дальше скрывать было невозможно, я разводилась с мужем и свекровь, случайно узнавшая тайну (мир-то тесен), решила меня просветить, тогда Маме пришлось пойти на опережение.

В 36 мне безумно захотелось увидеть своего Отца, меня поймет только тот, кто был в подобной ситуации. Это какой-то сумасшедший зов крови, генетическая любовь к своим кровным родителям, а не предательство, как считают многие!

Мама была против, а с Папой я не могла даже говорить об этом, хотела, чтоб Мама сохранила все в тайне. Несколько лет ушло на то, чтоб доказать, что я имею право увидеть своего Отца! Все решилось просто. Мы переехали в другую квартиру, и я случайно встретила ТУ женщину, которую так боялась моя мама. Женщина подошла ко мне и сказала, что мой Отец живет со мной на одной улице! Оказалось, что наши дома находятся на расстоянии 100 метров друг от друга!

Мне было 39, когда я впервые увидела Отца, казалось я его отражение, кровь закипела и взорвалась какой-то неизъяснимой любовью! Все свои недостатки и достоинства я поняла в один миг, вот для чего нужно знать свою родословную, чтоб успешно бороться с недостатками и грехами, которые передаются из рода в род! Отец долго рассказывал мне о своих детях и внуках, моя жизнь не интересовала его. Он задал мне единственный вопрос, крашу ли я волосы.

Мама все же сказала Папе о моей встрече с Отцом, он переживал страшно. Как-то пришел к нам один, погостил, уже собрался уходить и, когда мы остались одни, спросил : ” Ты была у НЕГО?!” Я обняла Его: ” Папочка, да, я была у Него, но Ты мой родной, любимый, единственный!” И все пошло, как прежде.

Умерла Мама, потом тяжело заболел (сердце) Папа, мы обошли с ним все больницы города. Наконец, ему сделали сложную операцию на сердце, но после нее он прожил 1,5 месяца. Когда ему стало плохо, в больницу отвезла его я и последний поцелуй Папы, который я запомнила на всю жизнь, достался мне….Упокой, Господи, души усопших раб Твоих, родителей моих, Ирины и Валерия!

Прошло 8 лет после встречи с Отцом, и все эти годы я непрестанно думала о нем, хотелось узнать, как он жил, кто мои бабушка и дедушка, просто заглянуть ему в глаза, взять за руку, обнять, услышать его голос. Но я не нужна ему, его дети не знают, что у него был еще один брак и есть дочь, т.е. я. Это были ужасные мучения, то мне хотелось немедленно пойти к нему, то забыть о нем навсегда.

К счастью, тогда я уже встретила своего батюшку, о.Сергия. Однажды я рассказала ему всю эту историю и батюшка одним словом убедил меня, что нужна еще одна встреча с Отцом. Как я ему благодарна за это, после разговора с о.Сергием, казалось, в душе зажглось тысяча огней!

Встреча с Отцом состоялась, я опять пришла к нему домой, его жена кричала на меня, она боялась и ненавидела меня, думала, что я хочу нарушить ее семейное счастье, а может быть заявить свои права на наследство, а у меня было единственное желание, поговорить с Отцом! Он молчал, я написала свои телефоны на клочке бумаги и отдала Отцу, хотя думала, что его жена разорвет эту бумажку, как только я выйду за порог.

Отец позвонил на следующий день, и мы встретились, мне было все равно, что он говорил, Он был рядом и это главное! Я смотрела на него и понимала, как же я люблю его! На прощанье я обняла его, понимая, что вряд ли мы еще сможем когда-нибудь поговорить. Мой сын сфотографировал нас, и сейчас, когда я очень хочу увидеть Отца, я достаю это фото. Это то, что никто не может отнять у меня!

Недавно я случайно встретила Отца и его жену, живем-то рядом, она глянула на меня с ненавистью, а он наспех поздоровался, опустил голову и прошел мимо.

Господи! Спаси, сохрани и помилуй отца моего Владимира и его жену Елену и даруй им все благое для спасения!
Какое счастье, что они живы.

Блеф, или Что делать с «Россиротпромом»: фильм о важном

В первую годовщину принятия «Закона Димы Яковлева» — 28 декабря — в кинотеатре «Художественный» состоялся открытый показ фильма Ольги Синяевой «Блеф, или с Новым годом». Это документальный фильм про детей-сирот в России, про так называемый «Россиротпром». Съемки прошли в детских домах, домах ребёнка, колонии для несовершеннолетних, психоневрологическом интернате.

Читайте также:

  • 18.06.2018 12:00

Популярные сегодня товары и услуги с доставкой в Краснотурьинске и Свердловской области

(что, где и как купить сегодня в регионе по интернету)

Проект “Today” (Сегодня в Краснотурьинске) на портале today.29ru.net совместно с партнёрским сайтом 29ru.net представляет интернет-витрину популярных товарных интернет-предложений, доступных в Краснотурьинске и других городах Свердловской области, востребованных услуг, сервисов, новостных и медиа-продуктов напрямую от правообладателей и официальных компаний-продавцов. Более тысячи предложений в самых различных категориях: интернет-магазины, инфо-товары, финансы и кредитование, развлечения, игры, образование и работа, бесплатное интернет-телевидение и многое-многое другое.

Все самые последние, новые и актуальные гаджеты и товары – в рубрике “Интернет-витрина” и на страницах нашего путеводителя по модным интернет-магазинам одежды, обуви и аксессуаров для всей семьи, где представлены товары на самый различный вкус и кошелёк. Вся палитра брендов, новинок и распродаж в режиме онлайн с удобным поиском и сортировкой как по ассортименту, коллекциям, направлениям и ценам, так и по популярности на сегодняшний день. Настройте свою ленту товаров и смотрите только то, что Вам нравится.

Популярные товарные предложения сегодня в Краснотурьинске

daytona-rolex.org

Часы “Patek Philippe”

treneruy.ru

ТРЕНАЖЁР ДЛЯ ПОХУДЕНИЯ

fonar-police.org

superslim-plus.com

«Super Plus» коктейль для похудения

charge-bank.org

“Power Bank” – портативное зарядное устройство

Если Вы хотите добавить сайт с новостями Краснотурьинска, напишите нам, и мы обязательно включим его в наш каталог, а если Ваш сайт транслирует городские новости в формате RSS, то, при желании, и в нашу ленту новостей.

Проект “Today” – региональные новости без купюр и цензуры. Все самые интересные случаи, события, факты, происшедшие в городе за день – в самой полной ленте городских новостей Краснотурьинска сегодня. Ежедневно самая свежая и объективная информация из первых рук от местных, региональных и федеральных, известных и не очень первоисточников: сайтов, газет, журналов, обзоров на нашем портале Today.29ru.net. Читайте, комментируйте, критикуйте, возражайте, спрашивайте! Наши новости не оставят Вас равнодушными. Каждый день, каждый час – новости, новости и только новости!

Новостные порталы Краснотурьинска

Krasnoturinsk-adm.ru

Официальный сайт Краснотурьинска

Krasnoturinsk.org

Краснотурьинск.ру – городской информационный портал

Сайт справочник города Краснотурьинска, Карпинска, Североуральска, Ивделя. | Карта. Телефоны. Новости. Объявления

Блеф, или Что делать с «Россиротпромом»: фильм о важном

В первую годовщину принятия «Закона Димы Яковлева» — 28 декабря — в кинотеатре «Художественный» состоялся открытый показ фильма Ольги Синяевой «Блеф, или с Новым годом». Это документальный фильм про детей-сирот в России, про так называемый «Россиротпром». Съемки прошли в детских домах, домах ребёнка, колонии для несовершеннолетних, психоневрологическом интернате. Стоит отметить, что изначально фильм должен был стать частью «Открытого показа» в РИА «Новости», но в последний момент агентство отменило это мероприятие. В итоге показ фильма в Москве авторам пришлось организовать на средства, собранные через социальные сети.

Ольга Синяева, режиссер фильма.
Фото: Матроны.РУ

Ольга СИНЯЕВА об отмене показа фильма в РИА «Новости»: «Никакого официального отказа в показе не было. Причина, которую мне озвучили, была в том, что свое кинооборудование РИА «Новости» отправляет на олимпиаду в Сочи. А то, что до олимпиады еще два месяца и что это совпало с изначально запланированным показом, — это, как говорится, уже все наши домыслы. Вокруг этой истории вообще очень много шума подняли.

То, что фильм хотели купить для показа за рубежом — правда, как и то, что мы этот фильм до сих пор не продали. Я хочу сказать, что президент фильм не запрещал. Да, я написала ему письмо, где объяснила причину, по которой я хотела бы, чтобы он его посмотрел. Я очень надеюсь, что, увидев, он сможет принять какое-то нужное всем решение. Пока официального ответа мы не получили».

«Чего вы больше всего боялись в детстве?» — с этого вопроса начинается фильм о жизни в детском доме. Я могу сказать про себя. Боялась двух вещей: что мама не вернётся за мной в детский сад и что меня сдадут в детский дом, и уж туда мама за мной точно не вернётся. Откуда у меня — в общем-то, благополучного советского ребёнка — были такие страшные мысли?

Увы, это традиция в нашем обществе: воспитывать «удобных» детей при помощи запугивания. Родители пугают своих детей тем, что сдадут в детдом, отдадут вон тому дяде или отправят жить с бабушкой, вовсе не потому, что они такие злые. Это всё происходит от собственной беспомощности, собственной ограниченности в любви.

Что вообще такое любовь? Для поколения тех, кто пережил войну и голод, казалось, что главное — это чтобы все были сыты, одеты, обуты, обучены… Что-то такое внешнее… А о внутреннем не думали просто потому, что страшно туда заглянуть.

Ты, главное, не обращай внимания

В зрительном зале. Публика, видимо, еще не знает, что ее ждет…
Фото: Матроны.РУ

Я вспоминаю историю коллег-психологов, которые работают с учителями в достаточно благополучных школах. «Ой, я чувствую такую тяжесть где-то на сердце… От этого хочется плакать», — говорит одна учительница, проходя групповой тренинг по умению чувствовать. «Ты, главное, не обращай на это внимания», — перебивает другая. Чувствовать — больно. Плохо. Страшно. Да и зачем? Всё равно это мало кого интересует».

Читайте также:  В этой статье нет ничего, кроме 23 фото котов

Мы — люди, привыкшие не чувствовать, привыкшие казаться сильными, чтобы не обнаружить свою слабость. Мы — общество, так и не нашедшее в себе сил отгоревать то, что произошло с нами в XX веке. Детский дом — это квинтэссенция того, что происходит в душе каждого из нас.

Почему тем, кто впервые сталкивается с темой сиротства, становится так нестерпимо больно? В каждом советском ребёнке, особенно если он прошёл через ясли (хотя это и не обязательно, иногда достаточно было попасть в детскую больницу, где мамы нет; этого уже достаточно для запуска определённых механизмов), живёт маленький заброшенный ребёнок, этакий внутренний сирота.

Пронумерованные горшки, тётеньки в медицинских халатах, чёткое расписание дня: когда все хотят есть, когда все дружно идут в туалет, когда гулять, когда ложиться спать… Малыш даже не кричит, когда описался; он уже чётко знает, что всё равно никто не подойдёт к нему тогда, когда это надо ему. Другие лучше знают, чего он хочет.

Такие дети совершенно не способны фантазировать, делать даже минимальный выбор. Они элементарно не в силах прислушаться к себе и понять, что и где болит. Они привыкли не замечать своих потребностей… И всё же любой живой человек ощущает внутреннюю тягу наполнить себя чем-то. По-хорошему, конечно, малышу нужны любовь и забота мамы или того, кто её замещает. Ему важно, чтобы его укачивали перед сном, отзывались на его плач, смотрели на него и устанавливали контакт глазами, держали крепко-крепко, когда ему страшно и он не может справиться с тревогой.

Или хотя бы (хотя бы!) — если уж совсем не повезло в жизни — чтобы давали подзатыльники и кричали: «Ты чего орёшь, не видишь: я тоже устала?!». Как ни странно, это тоже контакт, и он не так пагубно влияет на психику ребенка, как полное игнорирование и молчание. Дети, жившие в семьях, где их били родители-алкоголики, всё равно пытаются сбежать из детского дома. Дети, переживающие эмоциональную и сенсорную депривацию, не могут до конца быть уверены в том, что они вообще существуют.

В детских домах дети не обретают человека, с которым можно установить длительный контакт. Там есть много «общих» взрослых, всё время разных. Было подсчитано, что в день перед ребёнком «мелькают» в среднем 60 взрослых людей, в то время как ему нужен лишь один значимый взрослый, с которым надо учиться выстраивать отношения.

Людмила ПЕТРАНОВСКАЯ, семейный психолог, консультант фильма: «Маленький ребенок устроен так, что нормально он может развиваться, лишь если у него есть свой постоянный взрослый. Так устроен наш биологический вид, у которого после рождения потомства идет стадия “донашивания”, стадия очень тесного взаимодействия с ребенком и ухаживания. Рядом с детьми в детском доме мы видим вполне адекватных людей — не уродов, не психопатов, — которые очень даже искренне к этим детям относятся. И мы видим, что, несмотря на это, с детьми там происходит.

Так уж устроен человеческий детеныш, что не может он нормально развиваться, если рядом с ним постоянно мельтешат лица, но ни одному, ни второму, ни третьему он, по большому счету, совершенно не нужен. Невозможно нормально развиваться, если рядом нет конкретного человека — мамы, к запаху которой привык, которая утешает, успокаивает, рядом с которой не страшно.

Что касается содержания ребенка в детских домах, то нас как налогоплательщиков должно интересовать, почему на наши деньги государство так уродует этих детей!».

Его мамой была… подушка!

Во время просмотра. Реакция зрителей.
Фото: Матроны.РУ

Один из самых страшных кадров фильма — это дети, раскачивающиеся из стороны в сторону, сами себя убаюкивающие. Им очень-очень страшно и очень-очень одиноко, и единственное, что они могут сделать для себя сами, чтобы не сойти с ума и хоть немного позаботиться о себе, — это раскачиваться в разные стороны. Чем больше тревоги, тем сильнее амплитуда колебаний.

Ольга СИНЯЕВА о своём приёмном сыне: «Биологическая мать оставила малыша в роддоме: у нее был СПИД, а Игоря это миновало. Почти до полутора лет мальчик лежал в больнице, затем находился в одном из самых лучших домов ребёнка в России. Когда в 3 года его забрали в семью, мы были потрясены состоянием по бумагам здорового ребёнка. Знаете, кто был для него мамой? Мамой была подушка. Он нализывал мокрое пятно на этой подушке, утыкался в него носом и только так засыпал. Это был хоть какой-то для него человеческий запах».

Мы как-то привыкли считать, что маленький ребёнок не помнит ничего, что говорят в его присутствии. Будто у малыша нет души. А ведь она есть, и она помнит всё. Совершенно спокойно нянечка (и видно, что неплохая в общем-то женщина: улыбается, пытается что-то делать) в присутствии детей говорит: «Что из него может вырасти?»

Малышей, которые хотят хоть как-то проявить интерес к жизни, чаще всего затыкают, на них шикают. У воспитателей зачастую просто-напросто не хватает внутренних ресурсов на то, чтобы уделить время всем. Не последнюю роль здесь играют зарплаты, которые люди получают в таких учреждениях.

Ольга СИНЯЕВА: «Очень многие разговоры не вошли в фильм. Это были вопли отчаяния людей, которых тоже особо никто не собирался слушать. Вот говорит сотрудница детского дома: “Мы читали про профессиональное выгорание, что за границей проводят профилактику этого самого выгорания, а нам кто о нём когда рассказывал?”».

Действительно, специалистов по работе с детьми, оставленными без попечения взрослых, не готовят специально, с ними не говорят о синдроме профессионального выгорания, им не создают нормальных условий для работы и отдыха.

Но дети этого не знают, их мало интересуют проблемы государства и общества, им просто нужно — жизненно необходимо! — чтобы удовлетворяли их эмоциональные потребности. Но этого не происходит. Потребность же никуда не девается, и они её… заедают. Это чувство знакомо любому человеку, страдающему пищевой зависимостью. Хочется наполнить себя чем-то – и не знаешь, чем… Еда становится заменителем любви, заменителем чувства внутренней самоценности, которое наполняет здорового человека и помогает адекватно взаимодействовать с миром.

Но у нас вся страна такая, увы… Чиновники, предприниматели, да и работяги, которые покупают в кредит сотовый телефон и плазму — все они голодные дети, которые не умеют просто любить, просто жить. Они закидывают в себя дачи, яхты, шмотки, взятки — и не могут остановиться. Они не ценят других прежде всего потому, что не насытились любовью в детстве, не научились ценить самих себя.

Сотрудник исправительной колонии для несовершеннолетних: «Для них основные заслуги в жизни — это телефон и велосипед. Если они у тебя есть, то ты крутой. Он хочет быть крутым, но у него нет денег, он пойдёт кого-то изобьёт, украдёт этот телефон. А это 5 лет, разбойное нападение. Через 5 лет будет совсем матёрый».

Татуировка на руке пацанчика в исправительной колонии: «ЗОЛОТО». Расшифровывается так: «Запомни: Однажды Люди Оставят Тебя Одного».

Одиночество, брошенность, неприкаянность…

Поздравлять бедных, несчастных детей…

Увы, у нас принято помогать детским домам специфическим образом: деньгами, конфетками – в общем, какими-то материальными благами.

Оценка зрительного зала.
Фото: Матроны.РУ

Вот Новый год в детском доме. Малышей наряжают в костюмчики (я в детстве о таких даже не мечтала!), водят хоровод с незнакомыми тётеньками из мэрии, а руководители учреждения с умилением говорят, как им хочется выразить благодарность мэру за то, что он ввёл такую прекрасную традицию — поздравлять этих бедных, несчастных детей с праздником…

И опять эти слова говорятся при детях, как будто их нет, как будто они ничего не понимают. А потом, конечно, традиционные конфеты (от которых потом у детей болят зубы).

Авторы фильма призывают: ни одной копейки детскому дому. Не становитесь спонсором системы, которая уничтожает детей!

Комментарий из зала: «Первый раз я попала в детский дом после конкурса красоты. Мы привезли детям подарки. Потом я не раз еще участвовала в разных благотворительных акциях, собирала деньги, подарки для детей в детских домах, ездила туда со всем этим и была искренне убеждена, что делаю хорошее, полезное дело, что со своей стороны прилагаю максимум усилий, чтобы помочь им. Это происходило на протяжении нескольких лет.

Конечно, я поняла, что на самом деле нужно этим детям, не сейчас, когда посмотрела фильм, а намного раньше. Но огромное количество людей просто не знают, что следует делать, они приезжают на эти разные благотворительные мероприятия и поступают так, как долгое время поступала я. После этих новогодних праздников мне опека должна выдать разрешение… Одного ребенка я забираю себе… И я очень хочу, чтобы такое же решение принял и еще кто-то, посмотрев этот фильм»…

Фильм обязательно надо посмотреть. И показать родным, близким, знакомым. Но вовсе не для того, чтобы поплакать и забыть. Одна из сотрудниц детского дома рассказывала Ольге Синяевой о том, что они с сыном спилили во дворе последнюю лавочку. Раньше под окнами сидели бабушки, но сейчас они умерли и их места заняла пьяная молодёжь. Шум, гам, мат, не дают высыпаться.

Верхи по-прежнему ничего не могут, а низы уже совершенно ничего не хотят. На смену детям, которые пытаются «заесть» свои нереализованные потребности, приходят взрослые, которые пытаются заглушить алкоголем или наркотиками свою внутреннюю пустоту.

На что же мы можем надеяться? Вернее, на кого? Иногда, когда сталкиваешься с несовершенством мира, очень тянет в сердцах сделать что-нибудь вроде того, о чем сказала нянечка из детского дома: «А вот взять бы всем да и уехать в другую страну!». Только мы-то уедем, а они останутся.

Ольга СИНЯЕВА: «Надеяться можем только на молодое поколение. Мы можем им дать информацию, показать этот фильм, у нас уже практически не осталось сил, но они, надеюсь, смогут».

Впечатления. Фильм-потрясение

Елена АЛЬШАНСКАЯ, руководитель благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам»: У многих возникло ощущение того, что нужно помолчать и переварить. Но мы говорим о фильме, потому что не говорить тоже нельзя, эмоций слишком много. И, пожалуй, один из вопросов, которым сейчас, посмотрев картину, многие задаются: а что же со всем этим делать? Хочу сказать спасибо Ольге Синяевой и руководству кинотеатра (без его участия показа могло и не произойти) именно за то, что мы теперь можем хотя бы задаваться этим вопросом. И я знаю, что многие из присутствующих в зале уже не просто задаются, а пытаются что-то делать.

Читайте также:  8 итальянских традиций воспитания, которые помогут вырастить детей в атмосфере спокойствия и радости

ЗРИТЕЛЬ: Этот фильм — потрясение. Это фильм номер один на все времена. И мне все равно какая там озвучена статистика: соответствует она действительности или нет, — потому что я вижу документально лица этих детей, я вижу лица тех, кто с ними работает — ДО-КУ-МЕН-ТАЛЬ-НО! И это выше и правдивей, чем любое искусство! Этот фильм надо посылать на «Оскар» вместо битвы за «Сталинград»!

Ольга ЩЕРБАКОВА, корреспондент портала Матроны.РУ: Моя свекровь — замечательный человек. Без сарказма. Из категории тех, кто, забывая о себе, всегда приходит на помощь тому, кто в ней нуждается. Причем делает это честно и искренне. Однажды она выразила сожаление по поводу того, что у наших соседей (относительно молодой пары) нет детей. «Машенька — худенькая такая, никак не может родить, да теперь уж и поздно, наверное…»

«Ну и в чем проблема, пусть из детского дома возьмут», — резковато, в своей манере бросила я.

«Ты, что?! Зачем им это? Они же нормальные люди! Мало ли каким этот чужой ребенок окажется! У них и умственные способности слабые, и наклонности всякие… и болезни непонятно какие…»

И стала рассказывать мне (вот уже в который раз!) историю о том, как она отговорила одну знакомую по имени Оля усыновить брошенного ребенка. Оля несколько лет назад вышла замуж за немца и вполне себе благополучно жила с ним в Германии. Единственное, что омрачало их брак, — отсутствие детей. Приехав в гости к сестре, Оля хотела решить в России столь беспокоящую ее проблему. Но в итоге ребенка так и не взяла… А моя свекровь искренне гордится тем, что «всех спасла»…

Наверное, в ее убеждениях есть доля здравого смысла. Я не осуждаю ее. Я сама воспитываю двух не приемных, а родных дочерей…

Но я очень хочу показать ей фильм, который произвел на меня одно из самых сильных впечатлений за последние несколько месяцев, а возможно, и лет…

Фильм, который стоит посмотреть даже в том случае, если вы уверены, что он ничего не изменит…

Черно-белые кадры. Камера крупным планом берет лица маленьких (двух-трехгодовалых) детей, воспитывающихся в детском доме. Далее на экране появляется молодой человек, который задаёт автору, да и всем нам, вопрос: «В чем мы виноваты здесь все? Ладно мы, нам по семнадцать, а они?».

Картинка меняется на другую: женщина, ведущая к машине закутанного в несуразный платок ребенка. Дикторский голос за кадром сообщает о принятии так называемого «Закона Димы Яковлева», запрещающего усыновление российских детей гражданами США.

То, что мы не должны отдавать своих детей за рубеж, — мнение абсолютного большинства российских граждан. Уверена, почти никто из них не был, вернее не жил, в детском доме или приюте. Благотворительные акции, проводимые в учреждениях такого типа, для человека непосвященного создают ощущение вечного праздника…

Таня МАРТИН: О нарушениях привязанностей я узнала уже в Америке: усыновлённый из России мальчик моей подруги покончил с собой в 19-летнем возрасте, так и не справившись с проблемами из раннего детства, несмотря на старания родителей и специалистов. Моя другая подруга, которая усыновила малыша в Америке, заметила, что усыновлённые дети из России проходят в новых семьях через такие трудности, какие не наблюдались даже у детей наркоманов. Она считала, что виной всему алкоголизм. Посмотрев ваш фильм, я задумалась о том, что рождённые в Америке от родителей-наркоманов малыши никогда не попадают в детские учреждения, а сразу оказываясь в семьях. Они получают шанс. И я подписала петицию.

Анна ДМИТРИЕВА: Моя бабушка после войны работала в детском доме в подмосковном Подольске. Детдом жил одной большой семьей, включая детей разных возрастов и родных братьев и сестер. Правда, проработала она там недолго — не смогла выдержать, когда детдом начали расформировывать и сирот, только что потерявших родителей, начали разбрасывать по интернатам по возрасту и разлучать со старшими детьми. До сих пор помню бабушкины и мамины рассказы, помню, какая это было ужасная трагедия. А воз и ныне там… Разрыв сердца. Еще раз спасибо.

Юлия ШЕВЕЛЕВА: Спасибо за фильм. Я как раз из тех голубоглазых, кудрявых девочек, и мне повезло. Меня удочерили в 3 года. Сейчас мне 38 лет, и я решилась пойти на ваш фильм. После просмотра болят все мышцы. Слёз не было, но внутри всё плакало. Спасибо.

Обсуждение фильма, больше фотографий и полная версия этого материала – здесь.

Блеф, или С Новым годом!

Блеф, или С Новым годом!
Жанрдокументальный
РежиссёрОльга Синяева
Длительность90 мин
Страна Россия
Языкрусский
Год 2013
Официальный сайт

«Блеф, или С Новым годом!» — российский документальный фильм о судьбах российских детей-сирот и окружающих их взрослых. Автор и режиссёр фильма — Ольга Синяева.

Содержание

Сюжет

В фильме показана система российских детских домов изнутри. Участники этой системы: дети, от малышей до выпускников; воспитатели; волонтёры; приходящие к детям мамы и бабушки; охранники; специалисты по проблеме сиротства и просто прохожие [1] . Рассказывается, что происходит с ребёнком, когда он с малых лет оказывается в сиротском учреждении, что происходит с его психикой, восприятием жизни, как складывается судьба сироты, лишённого семьи, любви, близкого взрослого [2] . При этом, автор фильма специально ставила задачу не показывать «полный трэш и ужас», например, про психоневрологические интернаты [1] .

Съёмки

Съёмки проводились в течение четырёх лет в детских домах, домах ребёнка, колонии для несовершеннолетних и в психоневрологическом интернате [3] . Ольга Синяева приступила к съёмкам после того, как усыновила трёхлетнего Игоря, который за год жизни в её семье так и не оправился от психологических травм, полученных в детском доме [4] .

Прокат

Премьера фильма в России состоялась в кинотеатре «Художественный» (Москва) 28 декабря 2013 года, к годовщине принятия закона «Димы Яковлева» [5] . Однако в прокат фильм так и не вышел. Официальный показ документальной ленты, планировавшийся в рамках «Открытого Показа» на площадке государственного информационного агентства РИА Новости, был отменён накануне показа. Также никто из российских федеральных телеканалов не проявил интереса к трансляции ленты, интерес к фильму проявляют только региональные каналы [1] . Премьеру фильма пришлось организовывать на средства, собранные через социальные сети [5] .

Автор и режиссёр фильма Ольга Синяева связывает эти трудности со своим обращением к президенту России Владимиру Путину, в котором просила его посмотреть этот фильм [4] . Журналисты отмечают, что документальное кино на социальную тему — в российском кино- и телевизионном прокате — непопулярное, поскольку эта тема неудобна для государственной власти [4] [6] .

В течение 2013—2014 годов состоялось несколько открытых и закрытых показов фильма перед небольшой аудиторией в регионах России и на Украине, которые организуются благотворительными фондами и волонтёрами [4] [7] [8] [9] .

Награды и премии

В рамках государственной ежегодной программы «Лучшие социальные проекты России» фильм был признан лучшим социальным проектом 2013 года в России [2] [3] [10] .

Оценки и мнения

Картину сравнивают с работой Елены Погребижской «Мама, я убью тебя» [6] . Корреспондент «Филантропа» Елизавета Китенко отмечает, что в фильме показан «„Россиротпром“ в действии… промышленная отрасль, где дети и топливо, и продукт», но «главная эмоция, которую вызывает фильм, вовсе не жалость, а желание что-то изменить.» [6] По мнению журналиста «Эха Москвы» Эвелины Геворкян, фильм даёт ответ на вопрос, что же на самом деле происходит в системе детских домов России [4] :

Ответ появляется на экране аршинными буквами: «ДЕ-ПРИ-ВА-ЦИЯ». Лишение человека всего, что ему жизненно необходимо. В случае с трехлетним детдомовцем — человека, который обнимет его и расскажет про Деда Мороза. Пережить депривацию можно — в России 655 000 сирот, — но у многих она развивается в психические отклонения, и с возрастом такие дети переезжают из детдомов в интернаты для умственно отсталых, откуда выхода уже нет. Об этом, а также о том, есть ли способ все исправить, полуторачасовое кино Ольги Синяевой.

В то же время, представитель ассоциации воспитанников детских домов Владимир Стуленков считает ошибочным, что «в фильме показано, как все плохо, полный негатив». По его мнению, «на деле мы видим положительные моменты. … Лучший вариант развития событий — втягивать детей в спорт. Дети сложные, зачастую у них есть проблемы с психикой. Но спорт дисциплинирует. Понятное дело, что все проблемы этим не закроешь, но это один из элементов.» [1]

Социальный протест

В фильме приводится статистика, что почти половина воспитанников детских домов попадает в места лишения свободы и только 10 % адаптируются к обычной жизни [11] . Создатели фильма обращают внимание на тяжёлую ситуацию в системе детских домов России и выражают свои взгляды в виде манифеста из пяти пунктов [1] :

  • Ни одного ребёнка детскому дому.
  • Никаких подношений «ДетЛомам». Не становитесь спонсором системы, которая уничтожает детей. Не надо заваливать сиротские учреждения игрушками и подарками, не стоит там «дедморозить».
  • Малыши должны жить только в семье.
  • Разукрупнить детские дома. Настаивать на проведении срочных реформ в сиротской системе. Давить на чиновников — заставить их перенаправить бюджетные ассигнования из учреждений на помощь семьям. Ввести институт профессиональной семьи, которая необходима для детей старшего возраста и инвалидов.
  • Откройте глаза вашим близким и родным, возможно, это наш последний шанс спасти детей и страну.

Режиссёр фильма Ольга Синяева [5] :

Очень многие разговоры не вошли в фильм. Это были вопли отчаяния людей, которых тоже особо никто не собирался слушать. Вот говорит сотрудница детского дома: «Мы читали про профессиональное выгорание, что за границей проводят профилактику этого самого выгорания, а нам кто о нём когда рассказывал?»

По оценке уполномоченной по делам ребёнка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой, побывавшей на показе фильма, полностью отказаться от системы детских домов невозможно, поскольку темпы усыновления и отказов от детей сравнимы друг с другом, и кроме того, многие руководители детских домов не заинтересованы отдавать детей в семьи, поскольку детские дома получают подушевое финансирование [1] . Также по мнению представителя ассоциации воспитанников детских домов Владимира Стуленкова, у детских домов имеется ряд проблем, но если сравнивать, что лучше — чтобы ребёнок жил в семье алкоголиков или в детском доме, — то «необходимость детских домов очевидна» [1] .

Блеф, или С Новым годом!

Блеф, или С Новым годом!
Жанрдокументальный
РежиссёрОльга Синяева
Длительность90 мин
СтранаРоссия Россия
Языкрусский
Год 2013
Официальный сайт

«Блеф, или С Новым годом!» — российский документальный фильм о судьбах российских детей-сирот и окружающих их взрослых. Автор и режиссёр фильма — Ольга Синяева.

Содержание

Сюжет [ | ]

В фильме показана система российских детских домов изнутри. Участники этой системы: дети, от малышей до выпускников; воспитатели; волонтёры; приходящие к детям мамы и бабушки; охранники; специалисты по проблеме сиротства и просто прохожие [1] . Рассказывается, что происходит с ребёнком, когда он с малых лет оказывается в сиротском учреждении, что происходит с его психикой, восприятием жизни, как складывается судьба сироты, лишённого семьи, любви, близкого взрослого [2] . При этом, автор фильма специально ставила задачу не показывать «полный трэш и ужас», например, про психоневрологические интернаты [1] .

Читайте также:  Альвеолит после удаления зуба: симптомы, фото и лечение

Съёмки [ | ]

Съёмки проводились в течение четырёх лет в детских домах, домах ребёнка, колонии для несовершеннолетних и в психоневрологическом интернате [3] . Ольга Синяева приступила к съёмкам после того, как усыновила трёхлетнего Игоря, который за год жизни в её семье так и не оправился от психологических травм, полученных в детском доме [4] .

Прокат [ | ]

Премьера фильма в России состоялась в кинотеатре «Художественный» (Москва) 28 декабря 2013 года, к годовщине принятия закона «Димы Яковлева» [5] . Однако в прокат фильм так и не вышел. Официальный показ документальной ленты, планировавшийся в рамках «Открытого Показа» на площадке государственного информационного агентства РИА Новости, был отменён накануне показа. Также никто из российских федеральных телеканалов не проявил интереса к трансляции ленты, интерес к фильму проявляют только региональные каналы [1] . Премьеру фильма пришлось организовывать на средства, собранные через социальные сети [5] .

Автор и режиссёр фильма Ольга Синяева связывает эти трудности со своим обращением к президенту России Владимиру Путину, в котором просила его посмотреть этот фильм [4] . Журналисты отмечают, что документальное кино на социальную тему — в российском кино- и телевизионном прокате — непопулярное, поскольку эта тема неудобна для государственной власти [4] [6] .

В течение 2013—2014 годов состоялось несколько открытых и закрытых показов фильма перед небольшой аудиторией в регионах России и на Украине, которые организуются благотворительными фондами и волонтёрами [4] [7] [8] [9] .

Награды и премии [ | ]

В рамках государственной ежегодной программы «Лучшие социальные проекты России» фильм был признан лучшим социальным проектом 2013 года в России [2] [3] [10] .

Оценки и мнения [ | ]

Картину сравнивают с работой Елены Погребижской «» [6] . Корреспондент «Филантропа» Елизавета Китенко отмечает, что в фильме показан «„Россиротпром“ в действии… промышленная отрасль, где дети и топливо, и продукт», но «главная эмоция, которую вызывает фильм, вовсе не жалость, а желание что-то изменить.» [6] По мнению журналиста «Эха Москвы» Эвелины Геворкян, фильм даёт ответ на вопрос, что же на самом деле происходит в системе детских домов России [4] :

Ответ появляется на экране аршинными буквами: «ДЕ-ПРИ-ВА-ЦИЯ». Лишение человека всего, что ему жизненно необходимо. В случае с трехлетним детдомовцем — человека, который обнимет его и расскажет про Деда Мороза. Пережить депривацию можно — в России 655 000 сирот, — но у многих она развивается в психические отклонения, и с возрастом такие дети переезжают из детдомов в интернаты для умственно отсталых, откуда выхода уже нет. Об этом, а также о том, есть ли способ все исправить, полуторачасовое кино Ольги Синяевой.

В то же время, представитель ассоциации воспитанников детских домов Владимир Стуленков считает ошибочным, что «в фильме показано, как все плохо, полный негатив». По его мнению, «на деле мы видим положительные моменты. … Лучший вариант развития событий — втягивать детей в спорт. Дети сложные, зачастую у них есть проблемы с психикой. Но спорт дисциплинирует. Понятное дело, что все проблемы этим не закроешь, но это один из элементов.» [1]

Социальный протест [ | ]

В фильме приводится статистика, что почти половина воспитанников детских домов попадает в места лишения свободы и только 10 % адаптируются к обычной жизни [11] . Создатели фильма обращают внимание на тяжёлую ситуацию в системе детских домов России и выражают свои взгляды в виде манифеста из пяти пунктов [1] :

  • Ни одного ребёнка детскому дому.
  • Никаких подношений «ДетЛомам». Не становитесь спонсором системы, которая уничтожает детей. Не надо заваливать сиротские учреждения игрушками и подарками, не стоит там «дедморозить».
  • Малыши должны жить только в семье.
  • Разукрупнить детские дома. Настаивать на проведении срочных реформ в сиротской системе. Давить на чиновников — заставить их перенаправить бюджетные ассигнования из учреждений на помощь семьям. Ввести институт профессиональной семьи, которая необходима для детей старшего возраста и инвалидов.
  • Откройте глаза вашим близким и родным, возможно, это наш последний шанс спасти детей и страну.

Режиссёр фильма Ольга Синяева [5] :

Очень многие разговоры не вошли в фильм. Это были вопли отчаяния людей, которых тоже особо никто не собирался слушать. Вот говорит сотрудница детского дома: «Мы читали про профессиональное выгорание, что за границей проводят профилактику этого самого выгорания, а нам кто о нём когда рассказывал?»

По оценке уполномоченной по делам ребёнка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой, побывавшей на показе фильма, полностью отказаться от системы детских домов невозможно, поскольку темпы усыновления и отказов от детей сравнимы друг с другом, и кроме того, многие руководители детских домов не заинтересованы отдавать детей в семьи, поскольку детские дома получают подушевое финансирование [1] . Также по мнению представителя ассоциации воспитанников детских домов Владимира Стуленкова, у детских домов имеется ряд проблем, но если сравнивать, что лучше — чтобы ребёнок жил в семье алкоголиков или в детском доме, — то «необходимость детских домов очевидна» [1] .

Блеф, или С Новым годом!

Блеф, или С Новым годом!
Жанрдокументальный
РежиссёрОльга Синяева
Длительность90 мин
Страна Россия
Языкрусский
Год 2013
Официальный сайт

«Блеф, или С Новым годом!» — российский документальный фильм о судьбах российских детей-сирот и окружающих их взрослых. Автор и режиссёр фильма — Ольга Синяева.

В фильме показана система российских детских домов изнутри. Участники этой системы: дети, от малышей до выпускников; воспитатели; волонтёры; приходящие к детям мамы и бабушки; охранники; специалисты по проблеме сиротства и просто прохожие [1] . Рассказывается, что происходит с ребёнком, когда он с малых лет оказывается в сиротском учреждении, что происходит с его психикой, восприятием жизни, как складывается судьба сироты, лишённого семьи, любви, близкого взрослого [2] . При этом, автор фильма специально ставила задачу не показывать «полный трэш и ужас», например, про психоневрологические интернаты [1] .

Съёмки проводились в течение четырёх лет в детских домах, домах ребёнка, колонии для несовершеннолетних и в психоневрологическом интернате [3] . Ольга Синяева приступила к съёмкам после того, как усыновила трёхлетнего Игоря, который за год жизни в её семье так и не оправился от психологических травм, полученных в детском доме [4] .

Премьера фильма в России состоялась в кинотеатре «Художественный» (Москва) 28 декабря 2013 года, к годовщине принятия закона «Димы Яковлева» [5] . Однако в прокат фильм так и не вышел. Официальный показ документальной ленты, планировавшийся в рамках «Открытого Показа» на площадке государственного информационного агентства РИА Новости, был отменён накануне показа. Также никто из российских федеральных телеканалов не проявил интереса к трансляции ленты, интерес к фильму проявляют только региональные каналы [1] . Премьеру фильма пришлось организовывать на средства, собранные через социальные сети [5] .

Автор и режиссёр фильма Ольга Синяева связывает эти трудности со своим обращением к президенту России Владимиру Путину, в котором просила его посмотреть этот фильм [4] . Журналисты отмечают, что документальное кино на социальную тему — в российском кино- и телевизионном прокате — непопулярное, поскольку эта тема неудобна для государственной власти [4] [6] .

В течение 2013—2014 годов состоялось несколько открытых и закрытых показов фильма перед небольшой аудиторией в регионах России и на Украине, которые организуются благотворительными фондами и волонтёрами [4] [7] [8] [9] .

В рамках государственной ежегодной программы «Лучшие социальные проекты России» фильм был признан лучшим социальным проектом 2013 года в России [2] [3] [10] .

Картину сравнивают с работой Елены Погребижской «Мама, я убью тебя» [6] . Корреспондент «Филантропа» Елизавета Китенко отмечает, что в фильме показан «„Россиротпром“ в действии… промышленная отрасль, где дети и топливо, и продукт», но «главная эмоция, которую вызывает фильм, вовсе не жалость, а желание что-то изменить.» [6] По мнению журналиста «Эха Москвы» Эвелины Геворкян, фильм даёт ответ на вопрос, что же на самом деле происходит в системе детских домов России [4] :

Ответ появляется на экране аршинными буквами: «ДЕ-ПРИ-ВА-ЦИЯ». Лишение человека всего, что ему жизненно необходимо. В случае с трехлетним детдомовцем — человека, который обнимет его и расскажет про Деда Мороза. Пережить депривацию можно — в России 655 000 сирот, — но у многих она развивается в психические отклонения, и с возрастом такие дети переезжают из детдомов в интернаты для умственно отсталых, откуда выхода уже нет. Об этом, а также о том, есть ли способ все исправить, полуторачасовое кино Ольги Синяевой.

В то же время, представитель ассоциации воспитанников детских домов Владимир Стуленков считает ошибочным, что «в фильме показано, как все плохо, полный негатив». По его мнению, «на деле мы видим положительные моменты. … Лучший вариант развития событий — втягивать детей в спорт. Дети сложные, зачастую у них есть проблемы с психикой. Но спорт дисциплинирует. Понятное дело, что все проблемы этим не закроешь, но это один из элементов.» [1]

В фильме приводится статистика, что почти половина воспитанников детских домов попадает в места лишения свободы и только 10 % адаптируются к обычной жизни [11] . Создатели фильма обращают внимание на тяжёлую ситуацию в системе детских домов России и выражают свои взгляды в виде манифеста из пяти пунктов [1] :

  • Ни одного ребёнка детскому дому.
  • Никаких подношений «ДетЛомам». Не становитесь спонсором системы, которая уничтожает детей. Не надо заваливать сиротские учреждения игрушками и подарками, не стоит там «дедморозить».
  • Малыши должны жить только в семье.
  • Разукрупнить детские дома. Настаивать на проведении срочных реформ в сиротской системе. Давить на чиновников — заставить их перенаправить бюджетные ассигнования из учреждений на помощь семьям. Ввести институт профессиональной семьи, которая необходима для детей старшего возраста и инвалидов.
  • Откройте глаза вашим близким и родным, возможно, это наш последний шанс спасти детей и страну.

Режиссёр фильма Ольга Синяева [5] :

Очень многие разговоры не вошли в фильм. Это были вопли отчаяния людей, которых тоже особо никто не собирался слушать. Вот говорит сотрудница детского дома: «Мы читали про профессиональное выгорание, что за границей проводят профилактику этого самого выгорания, а нам кто о нём когда рассказывал?»

По оценке уполномоченной по делам ребёнка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой, побывавшей на показе фильма, полностью отказаться от системы детских домов невозможно, поскольку темпы усыновления и отказов от детей сравнимы друг с другом, и кроме того, многие руководители детских домов не заинтересованы отдавать детей в семьи, поскольку детские дома получают подушевое финансирование [1] . Также по мнению представителя ассоциации воспитанников детских домов Владимира Стуленкова, у детских домов имеется ряд проблем, но если сравнивать, что лучше — чтобы ребёнок жил в семье алкоголиков или в детском доме, — то «необходимость детских домов очевидна» [1] .

Добавить комментарий