Блины и не только: русские писатели начала XX века о Масленице

Масленица в творчестве русских писателей — 19 книг

Масленица— древний славянский традиционный праздник, отмечаемый в течение недели перед Великим постом. Веселые проводы зимы, озаренные радостным ожиданием близкого тепла и весеннего обновления природы. На Руси это был самый широкий, раздольный и весёлый праздник. Масленица называлась честной, широкой, пьяной, обжорной, разорительницей. Тема Масленицы нашла отражение как в народном творчестве в виде песен, пословиц и поговорок, в картинах русских художников, так и в художественной литературе.

Хоть все с себя заложить, а Масленицу проводить
Поговорка

В данной подборке – произведения с темой Масленицы.

Масленица в 2016 году: 7-13 марта.

ISBN:978-5-08-005371-9
Год издания:2015
Издательство:Детская литература
Серия:Школьная библиотека
Язык:Русский

Самый яркий литературный образ Масленицы создал русский писатель Иван Сергеевич Шмелёв. В его повести «Лето Господне» есть целая глава, посвященная этому празднику. В ней автор описал свои детские впечатления:
«Теперь потускнели праздники, и люди как будто охладели. А тогда… все и все были со мною связаны, и я был со всеми связан, от нищего старичка на кухне, зашедшего на «убогий блин», до незнакомой тройки, умчавшейся в темноту со звоном. И Бог на небе, за звездами, с лаской глядел на всех, масленица, гуляйте! В этом широком слове и теперь еще для меня жива яркая радость».
Детские впечатления всегда более яркие и запоминающиеся. Герой чувствовал своё единение со всеми людьми и Богом. Слово «масленица» ассоциируется у него с «живой яркой радостью».

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:31

ISBN:978-5-17-062234-4, 978-5-403-02425-9
Год издания:2010
Издательство:АСТ, АСТ Москва
Серия:Золотая классика
Язык:Русский

Описаны празднования Масленицы.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:36

ISBN:978-5-389-09910-4
Год издания:2015
Издательство:Азбука
Серия:Азбука-Классика
Язык:Русский

Описаны празднования Масленицы

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:37

ISBN:5-98134-001-0, 5-98134-007-X
Год издания:2003
Издательство:Литература, Альд, Империум Пресс
Серия:Михаил Зощенко. Собрание сочинений в 4 томах (`Альд`, `Империум Пресс`, `Литература`)
Язык:Русский

Рассказ “Весёлая Масленица”.

Рассказ “Теперь-то ясно”. О праздновании Масленицы в первые годы советской власти, в 1919 году.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:46

ISBN:5-17-003117-3, 966-03-0802-7
Год издания:2004
Издательство:АСТ, Фоліо
Серия:Мировая классика
Язык:Русский

Рассказ “Глупый француз”

Этот рассказ чаще всего вспоминают, говоря о русском масленичном размахе. Клоун из цирка братьев Гинц Генри Пуркуа в московском трактире Тестова решает, что молодой человек собрался покончить жизнь самоубийством через переедание. Но оглядевшись, понимает, что если это так, то тогда он не в едальном заведении, а в клубе самоубийц. «Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!» – заключает про себя француз.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:50

ISBN:978-5-08-005085-5
Год издания:2013
Издательство:Детская литература. Москва
Серия:Школьная библиотека
Язык:Русский

Сцена празднования Масленицы описана в начале весенней сказки «Снегурочка».

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:36

ISBN:5-250-02676-1, 5-300-02565-8, 5-300-02566-6
Год издания:1999
Издательство:Республика, Терра – Книжный клуб
Язык:Русский

Рассказ “Широкая Масленица”.

В рассказе высмеяно не только чревоугодие, но и желание «умаслить» нужного человека, лицемерие, скупость.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:53

ISBN:5-300-02512-7, 5-300-02414-7
Год издания:1999
Издательство:Терра
Серия:А. П. Чехов. Собрание сочинений в 15 томах (“Терра”)
Язык:Русский

Хорошо и точно А.П. Чехов сказал о блинах: «Поддаются времена и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимает в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет тому назад. Не видно и конца им и в будущем…».
Чехов сравнивает выпекание блинов с домашним женским колдовством: «Да, блины, их смысл и назначение — это тайна женщины, такая тайна, которую едва ли скоро узнает мужчина».

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:57

ISBN:978-5-91921-076-4
Год издания:2012
Издательство:Энас-книга
Серия:Детвора
Язык:Русский

Рассказ Аркадия Аверченко “Блины Доди”.

Писатель знакомит нас с шестилетним мальчиком, которого все называют ласкательно – Додя. И вот однажды мама сообщает ему, что завтра будут блины, и к ним придут гости. Мальчик еще не знает, что это за чудное блюдо и поэтому ждет следующего дня с огромным предвкушением.

jump-jump 5 марта 2016 г., 20:00

ISBN:978-5-699-67399-5
Год издания:2014
Издательство:М.: Эксмо, Око
Серия:Великие русские путешественники
Язык:Русский

Автор описывает, как матросы праздновали в плавании Масленицу: “Нельзя же, однако, чтоб масленица не вызвала у русского человека хоть одной улыбки, будь это и среди знойных зыбей Атлантического океана. Так и тут, задумчиво расхаживая по юту, я вдруг увидел какое-то необыкновенное движение между матросами: это не редкость на судне; я и думал сначала, что они тянут какой-нибудь брас. Но что это? совсем не то: они возят друг друга на плечах около мачт. Празднуя масленицу, они не могли не вспомнить катанья по льду и заменили его ездой друг на друге удачнее, нежели Петр Александрович икру заменил сардинами. Глядя, как забавляются, катаясь друг на друге, и молодые, и усачи с проседью, расхохочешься этому естественному, национальному дурачеству: это лучше льняной бороды Нептуна и осыпанных мукой лиц.”

Что писали русские классики о Масленице

Стартовала масленичная неделя — сытая, веселая, румяная. Праздник, уходящий корнями в языческую Русь, но прижившийся и после принятия христианства. А что о Масленице писали русские классики?

Текст: Наталья Соколова/РГ
Фото: ok.ru

***
Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет. Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…

Антон Чехов. «О бренности» (масленичная тема для проповеди).

***
…С Рождества в Благородном собрании начинаются балы и периодически чередуются вплоть до самого поста.

Из них самым важным считается утренний бал в субботу на Масленице. Для девиц-невест это нечто вроде экзамена. При дневном свете притиранья сейчас же скажутся, так что девушка поневоле является украшенная теми дарами, какие даны ей от природы. (…) Сестра могла только слегка подсурмить брови и, едучи в церковь, усерднее обыкновенного нащипывала себе щеки. (…)

В воскресенье, последний день Масленицы, ровно в полночь, цикл московских увеселений круто обрывался. (…) Семья, которой не удавалось заручиться последним масленичным увеселением, почитала себя несчастливою. Целый день ей приходилось проводить дома в полном одиночестве, слоняясь без дела из угла в угол и утешая себя разве тем, что воскресенье, собственно говоря, уже начало поста, так как в церквах в этот день кладут поклоны и читают «Господи, владыко живота».

Михаил Салтыков-Щедрин. «Пошехонская старина».

***
Широкая печь пылает. Две стряпухи не поспевают печь. На сковородках, с тарелку, «чёрные» блины пекутся и гречневые, румяные, кладутся в стопки… пар идёт от блинов винтами… кадушки с опарой дышат, льётся-шипит по сковородкам, вспухает пузырями…

Иван Шмелев. «Лето Господне».

***
Нынче, граждане, все ясно и понятно.

Скажем, пришла Масленица — лопай блины. Хочешь со сметаной, хочешь — с маслом. Никто тебе и слова не скажет…

Ну а в 1919 году иная была картина.

В 1919 году многие граждане как шальные ходили и не знали, какой это праздник — Масленица. И можно ли советскому гражданину лопать блины? Или это есть религиозный предрассудок.

И выбежал я во двор. И вижу: во дворе жильцы колбасятся. В страшной такой тоске по двору мечутся. И между собой про что-то шушукаются.

— Не насчет ли Масленицы колбаситесь, братцы?

— Да, отвечают, смотрим, не печет ли управдом. И ежели печет, из кухни чад, то вроде это декрета — можно, значит.

Вызвался я добровольно заглянуть в кухню. Заглянул вроде как за ключом от проходного. Ни черта в кухне. И горшка даже нет. Прибегаю во двор.

— Нету, говорю, граждане, чисто. Никого и ничего, и опары не предвидится…

Ну, разгорелся классовый спор. А баба в споре завсегда визжит. И тут какая-то гражданка завизжала. А на визг управдом является.

— Что, говорит, за шум, а драки нету?

Тут я вроде делегатом от масс, выхожу вперед и объясняю недоразумение граждан и насчет опары. А управдом усмехнулся в душе и говорит:

— Можно, говорит, пеките. Только, говорит, дрова в кухне не колите. А что, говорит, касаемо меня, то у меня муки нету, оттого и не пеку.

Похлопали жильцы в ладоши и разошлись печь.

Михаил Зощенко. «Теперь-то ясно».

***
Ели во славу, по-язычески, не ведая отказу. Древние старожилы говорили с прискорбием:

— Эх! Не тот, не тот ныне народ пошел. Жидковаты стали люди, не емкие. Посудите сами: на блинах у Петросеева Оганчиков-купец держал пари с бакалейщиком Трясиловым — кто больше съест блинов. И что же вы думаете? На тридцать втором блине, не сходя с места, богу душу отдал! Да-с, измельчали люди…

Александр Куприн. «Юнкера».

***
Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепёшки со всякими припеками: припекой с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и нивесть чего не было… Чичиков свернул три блина вместе и, обмакнувши их в растопленное масло, отправил в рот, а губы и руки вытер салфеткой. Повторивши это раза три, он попросил хозяйку приказать заложить ему бричку. Настасья Петровна тут же послала Фетинью, приказавши в то же время принести ещё горячих блинов.

— У вас, матушка, блинцы очень вкусны, — сказал Чичиков, принимаясь за горячие.

Николай Гоголь. «Мертвые души».

Оригинал статьи: «Российская газета» — 04.03.2019

Блины и не только: русские писатели начала XX века о Масленице

Вот и подходит к концу развеселая Масленичная неделя. Раньше у каждого ее дня было собственное название, и каждому соответствовали свои традиции. Сейчас эти обычаи вспоминают больше для интереса, а на первый план выходит кулинарная сторона вопроса. В домах и в столовых пекут блины, и то и дело слышишь споры о том, какие удаются вкуснее – на опаре, на молоке или на воде, тонкие или потолще.

Читайте также:  Альфрид Лэнгле: Что спасает нас от безысходности и отчаяния

«Теперь потускнели праздники, и люди как будто охладели», – грустит в «Лете Господнем» Иван Сергеевич Шмелев. Конечно же, говоря о традициях и праздниках, в первую очередь хочется обратиться именно к этому произведению, так подробно и поэтично описывающему годовой круг жизненного уклада русского человека.

Шмелев вспоминает ощущение праздника, которое чувствуется даже в природе, почти готовой к весне: «И Бог на небе, за звездами, с лаской глядел на всех: масленица, гуляйте! В этом широком слове и теперь еще для меня жива яркая радость, перед грустью… — перед постом?»

Не только блины масленые, все вокруг будто маслится и жмурится от радости и солнца. У работников в мастерской «намасленные головы», «масленые красные руки». И даже снежная дорога «замаслилась на солнце», «оттепели все чаще, снег маслится».

Все маслится и плывет, работников умасливают и кормят, прощают хвативших лишку. «Ветерок сыроватый, мягкий, пахнет печеным хлебом, вкусным дымком березовым, блинами. Капает в темноте, — масленица идет».

Впрочем, все-таки невозможно себе представить Масленицу без праздничных яств. И писатель даже и не пытается этого сделать, а напротив, перечисляет и перечисляет через запятую: «За ухою и расстегаями — опять и опять блины. Блины с припеком. За ними заливное, опять блины, уже с двойным припеком. За ними осетрина паровая, блины с подпеком. Лещ необыкновенной величины, с грибками, с кашкой… наважка семивершковая, с белозерским снетком в сухариках, политая грибной сметанкой… блины молочные, легкие, блинцы с яичками… еще разварная рыба с икрой судачьей, с поджарочкой… желе апельсиновое, пломбир миндальный — ванилевый…»

Конечно, все набранные калории сжигаются, когда сердце замирает от катания на санках с гор, да всю эту еду нужно приготовить, да еще предстоит генеральная уборка, ведь впереди – Великий пост…

Антон Павлович Чехов в «Масленичных правилах дисциплины» основательно готовит читателя к тому, чтобы без особых последствий пережить этот кулинарно-алкогольный беспредел. «Перед масленицей сходи к мастеру и полуди свой желудок, – мудро советует он. – Сбивай с окружающих тебя предметов зеленых чёртиков, но не выбирай городских голов, не женись, не строй железных дорог, не пиши книг нравственного содержания и прочее». В «Масленичной теме для проповеди «О бренности» писатель показывает, что будет, если этими советами пренебречь. Надворного советника Семена Петровича Подтыкина от одного вида аппетитных блинов с рыбкой и икрой разбивает апоплексический удар – не успел несчастный даже донести все это великолепие до рта. Трагическая история.

Ну и, конечно же, чаще всего, говоря о русском масленичном размахе, вспоминают чеховский рассказ «Глупый француз». Клоун из цирка братьев Гинц Генри Пуркуа в московском трактире Тестова решает, что молодой человек собрался покончить жизнь самоубийством через переедание. Но оглядевшись, понимает, что если это так, то тогда он не в едальном заведении, а в клубе самоубийц. «Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!» – заключает про себя француз.

Валерий Сыров — Масленица, 1998-1999 гг.

В рассказе «Блины» Чехов и вовсе теоретизирует, направляет в научное русло кулинарную составляющую Масленицы: «В антропологии они должны занимать такое же почтенное место, как трехсаженный папоротник или каменный нож; если же у нас до сих пор и нет научных работ относительно блинов, то это объясняется просто тем, что есть блины гораздо легче, чем ломать мозги над ними…»

Выпекание же блинов, по Чехову, сродни алхимии, домашнему женскому колдовству: «Да, блины, их смысл и назначение — это тайна женщины, такая тайна, которую едва ли скоро узнает мужчина».

Однако надо признать, что А. П. Чехов посмеивается все-таки по-доброму. Совсем не такие пасторальные картинки рисуют Аркадий Аверченко и Михаил Зощенко.

У Аверченко в «Широкой Масленице» высмеяно не только чревоугодие, но и желание «умаслить» нужного человека, лицемерие, скупость.

Начинается рассказ с удивительного предложения покупателя в магазине: «Вы мне дайте коробку зернистой в фунт, а завтра по весу обратно примете… Что съедим — за то заплачу. У нас-то ее не едят, а вот гость нужный на блинах будет, так для гостя, а?»

Гость, на беду рачительного хозяина, оказался с завидным аппетитом, и для того все заканчивается натуральной истерикой (хорошо хоть, не сразу ударом, как для упомянутого уже чеховского героя).

Михаил Зощенко пошел еще дальше и в рассказе с многозначительным названием «Веселая Масленица» показывает практически все существующие пороки.

А начинается все, как водится, с блинов: «Управдом Конючкин любит блин поджаренный, с хрустом, причём с солёненьким, а жена управдома Марья Петровна блин обожает рыхлый, бледный, да ещё, противно сказать, со снетками, тьфу на них!»

И вот, случайно зайдя на блины «с большим хрустом» в одну «подозрительную» квартиру, Конючкин не смог остановиться и продолжил вином и общением с прекрасным полом. За что, разумеется, ему пришлось поплатиться. Ну что тут скажешь, кроме как не слова самого Зощенко: «Ах, до чего трудная должность управдома! В особенности на масленой».

После всех этих шуточных историй, казалось бы, совсем не к месту вспоминать красивый рассказ Ивана Алексеевича Бунина «Чистый понедельник». Однако там выразительно показана московская жизнь начала XX века на масленичную неделю, а, кроме того, содержится отличное напоминание: следом за веселой Масленицей обязательно придет Великий пост.

И в заключение хочется порекомендовать прислушаться к полезным «масленичным» советам А. П. Чехова (врач все-таки!) и закончить этот обзор рассказов о Масленице его же словами: «Поддаются времена и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимает в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет тому назад. Не видно и конца им и в будущем…»

Русские писатели – о честной, широкой, весёлой Масленице

YKTIMES.RU – «Нет картины заманчивее, разновиднее и восхитительнее, как народная Масленица в Петербурге, – пишет этнограф первой половины XIX века Александр Власьевич Терещенко в книге «Быт Русского народа», размещённой на портале Президентской библиотеки, – ввечеру балы, маскарады и два раза в день театры. По домам, как и в рождественские праздники, расхаживают замаскированные, но везде шумное и неутомимое гостеприимство. В воскресенье вечером совершаются проводы Масленицы, и после ужина заключают её в некоторых местах катаньем на санях почти до полночи».

Честная, широкая, весёлая – как только не называли масленичную неделю, которая в этом году начинается 4 марта.

В очерке Ивана Николаевича Божерянова «Как праздновал и празднует народ русский Рождество Христово, Новый год, Крещение и Масленицу», изданном в 1894 году, рассказывается о традициях масленичной недели со времён Петра I. В масленичные дни устраивались маскарады, к этим развесёлым дням строились балаганы, карусели и горки, на которые приглашались «всякого звания люди»… И, конечно, пеклись блины – с утра и до вечера.

Помните, в романе «Евгений Онегин» А. С. Пушкин (кстати, сам большой любитель блинов с припёком) описывает традиции семейства Лариных? «Они хранили в жизни мирной/ Привычки милой старины:/ У них на масленице жирной/ Водились русские блины…». Кстати, коллекция, посвящённая жизни и творчеству А. С. Пушкина, также размещена на портале Президентской библиотеки.

Надо сказать, что к «блинной» теме обращались многие литераторы. А. П. Чехов, например, даже на один раз. Вот отрывок из его рассказа «О бренности» (масленичная тема для проповеди)»: «…Семён Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлёпнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет. Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок сёмги, кильку и сардинку…».

А в рассказе «Глупый француз» некий месье Пуркуа, зайдя пообедать в трактир, был шокирован количеством тарелок, наполненных обжигающими блинами, которые москвичи поглощали как ни в чём не бывало. «О, страна чудес! – думал Пуркуа, выходя из ресторана. – Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!». Кстати, если вы поклонник творчества Чехова – обязательно пролистайте книгу «А. П. Чехов: затерянные произведения» (1925), размещённую на портале Президентской библиотеки.

Или вот ещё одна цитата, уже из Ивана Сергеевича Шмелёва: «Широкая печь пылает. Две стряпухи не поспевают печь. На сковородках, с тарелку, „чёрные“ блины пекутся и гречневые, румяные, кладутся в стопки… пар идёт от блинов винтами… кадушки с опарой дышат, льётся-шипит по сковородкам, вспухает пузырями…». С авторефератом «Индивидуально-авторское своеобразие языковой картины мира И. С. Шмелёва: (на материале религиозной лексики произведения „Лето Господне“)» Н. Подвигиной можно ознакомиться в фонде Президентской библиотеки.

И наконец… «Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепёшки со всякими припеками: припекой с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и нивесть чего не было… Чичиков свернул три блина вместе и, обмакнувши их в растопленное масло, отправил в рот, а губы и руки вытер салфеткой. Повторивши это раза три, он попросил хозяйку приказать заложить ему бричку. Настасья Петровна тут же послала Фетинью, приказавши в то же время принести ещё горячих блинов. – У вас, матушка, блинцы очень вкусны, – сказал Чичиков, принимаясь за горячие».

Узнали? Конечно же, это произведение Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души». В фонде Президентской библиотеки есть уникальное издание 1892 года – «Сто рисунков к поэме Н. В. Гоголя „Мёртвые души“, выполненных Агиным и Бернадским. Ознакомиться с ним можно, придя в электронный читальный зал на Сенатскую, 3, или в любой центр удалённого доступа, которые есть во всех регионах Российской Федерации и в 30 зарубежных странах – всего удалённых читальных залов Президентской библиотеки около 900.

Читайте также:  8 распространенных кухонных ошибок, которые усложняют нам жизнь

Источник: пресс-служба Президентской библиотеки.

Блины и не только: русские писатели начала XX века о Масленице

Авторизоваться через соц. сеть:

Меркою достоинства женщины может быть мужчина, которого она любит (Виссарион Белинский)

7 самых вкусных описаний Масленицы в русской классике

14:00 20 февраля 2014

Масленица – самый русский праздник. Самый пышный, самый вкусный, самый красочный. Воплощение непостижимой для иностранца русской души – это же надо, так объедаться себе во вред!

С 24 февраля по 2 марта – масленичная неделя. Праздник, уходящий корнями глубоко в прошлое. О том, как проводили Масленицу наши предки, написано немало. Многие классики в своих произведениях обращались к этой теме.

К сожалению, у всех на слуху только одно произведение, где описывается Масленица, – автобиографическая повесть Ивана Шмелева «Лето Господне» (1927 – 1948). Журналисты превратили ее в затасканный цитатник, где можно найти сцены всех русских церковных праздников. А ведь есть множество других интересных описаний Масленицы.

Почти все произведения, где описана Масленица, созданы до революции или рассказывают о дореволюционном времени (в повести Куприна «Юнкера» (1932) действие происходит в 1889 году). Сейчас, когда соблюдение поста – дело личного выбора, трудно понять, какой резкий контраст был между праздничной неделей и последующим временем. В Великий пост закрывались театры и увеселительные заведения, в ресторанах не подавали скоромного, за громкий смех могли шикнуть. Поэтому в Масленицу отрывались как могли.

– Съесть за один присест по двадцать штук блинов считалось ни во что, так, «легкой закуской», а знатоки заглатывали блины целиком, не жуя, – говорит доктор исторических наук Вера Бокова, ведущий научный сотрудник Государственного исторического музея, автор книги «Повседневная жизнь Москвы в XIX веке». – Собственно, в Москве полагали, что только так, не разжевывая, и надо их есть (кстати, резать блин ножом считалось грехом). В результате Масленица была самым горячим временем для московских врачей.

А для некоторых Масленица была еще и временем напряжения всех духовных сил. Это для девиц на выданье и их маменек. Особенно если те приезжали «в Москву на ярманку невест», как Татьяна Ларина, из других губерний. Приходилось добираться неделями, тесниться у родственников или снимать квартиру, питаться из экономии захваченной из деревни замороженной провизией и разоряться на наряды для дочки. Не успеешь поймать жениха до поста – возвращайся домой несолоно хлебавши. В середине 1830-х годов семья помещика Евграфа Салтыкова приехала так из Тверской губернии в Москву, чтобы выдать замуж старшую дочь. Ее брату Мише было около десяти лет. Потом он стал писателем, прибавил к своему имени «Щедрин» и рассказал об этой масленичной ловле женихов в повести «Пошехонская старина».

«Москвичка» представляет вашему вниманию 7 самых вкусных описаний Масленицы в русской классике

1 Масленица фальшивая

… Из-за льдистого Урала
Как сюда ты невзначай,
Как, родная, ты попала
В бусурманский этот край? (…)

Нет, красавица, не место
Здесь тебе, не обиход,
Снег здесь — рыхленькое тесто,
Вял мороз и вял народ.

Чем почтят тебя, сударку?
Разве кружкою пивной,
Да копеечной сигаркой,
Да копчёной колбасой. (…)

Немец к мудрецам причислен,
Немец — дока для всего,
Немец так глубокомыслен,
Что провалишься в него.

Но, по нашему покрою,
Если немца взять врасплох,
А особенно зимою,
Немец — воля ваша! — плох.

П.А. Вяземский. Масленица на чужой стороне. 20 февраля 1853. Дрезден

Фото: Artrussia.ru

2. Масленица медицинская

§. Масленица получила свое название от русского слова «масло», которое в изобилии употребляется во время блинов, как чухонское, и после блинов, как oleum ricini (касторка. – Прим. ред.). (…)
§. Перед масленицей сходи к мастеру и полуди свой желудок. (…)
§. Если тебе ведением или неведением друзья твои или враги наставят фонарь, то не ходи в городскую управу и не предлагай там услуг в качестве уличного фонаря, а ложись спать и проспись.
§. Не всё коту масленица, придет и великий пост. Если ты кот, то имей это в виду.

А.П. Чехов. Масленичные правила дисциплины (1885)

3. Масленица назидательная

Надворный советник Семен Петрович Подтыкин сел за стол, покрыл свою грудь салфеткой и, сгорая нетерпением, стал ожидать того момента, когда начнут подавать блины… (…) Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет. Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…
Но тут его хватил апоплексический удар.

А.П. Чехов. О бренности (масленичная тема для проповеди) (1886)

4. Масленица практическая

… С рождества в Благородном собрании начинаются балы и периодически чередуются вплоть до самого поста.
Из них самым важным считается утренний бал в субботу на масленице. Для девиц-невест это нечто вроде экзамена. При дневном свете притиранья сейчас же скажутся, так что девушка поневоле является украшенная теми дарами, какие даны ей от природы. (…) Сестра могла только слегка подсурмить брови и, едучи в церковь, усерднее обыкновенного нащипывала себе щеки. (…)
В воскресенье, последний день масленицы, ровно в полночь, цикл московских увеселений круто обрывался. (…) Семья, которой не удавалось заручиться последним масленичным увеселением, почитала себя несчастливою. Целый день ей приходилось проводить дома в полном одиночестве, слоняясь без дела из угла в угол и утешая себя разве тем, что воскресенье, собственно говоря, уже начало поста, так как в церквах в этот день кладут поклоны и читают «господи, владыко живота».

В чистый понедельник великий пост сразу вступал в свои права. На всех перекрестках раздавался звон колоколов (…); в домах слышался запах конопляного масла. Словом сказать, все как бы говорило: нечего заживаться в Москве! все, что она могла дать, уже взято!

М.Е. Салтыков-Щедрин. Пошехонская старина (1887 – 1889)

Фото: Наталья Феоктистова, “Вечерняя Москва”

5. Масленица непостижимая

. Компания была смешанная — русско-итальянская. (…)
— Вот приезжайте к нам ранней весной, — сказали итальянцы, — когда все цветет. У вас еще снег лежит в конце февраля, а у нас какая красота!
— Ну, в феврале у нас тоже хорошо. У нас в феврале масленица.
— Масленица. Блины едим.
— А что же это такое блины? (…)
— Блины. в них главное икра, — объяснила другая.
— Это рыба! — догадался, наконец, один из итальянцев. (…)
— Блинов очень много едят, — продолжала дама. — Съедят штук двадцать. Потом хворают.
— Ядовитые? — спросили итальянцы и сделали круглые глаза. — Из растительного царства? (…)
Но между нами был человек основательный, серьезный — учитель математики. Он посмотрел строго на нас, строго на итальянцев и сказал отчетливо и внятно:
— Сейчас я возьму на себя честь объяснить вам, что такое блин. Для получения этого последнего берется окружность в три вершка в диаметре. Пи-эр квадрат заполняется массой из муки с молоком и дрожжами. Затем все это сооружение подвергается медленному действию огня, отделенного от него железной средой. Чтобы сделать влияние огня на пи-эр квадрат менее интенсивным, железная среда покрывается олеиновыми и стеариновыми кислотами, т. е. так называемым маслом. Полученная путем нагревания
компактная тягуче-упругая смесь вводится затем через пищевод в организм человека, что в большом количестве вредно. (…)
Итальянцы пошептались и спросили робко:
— А с какою целью вы все это делаете?
Учитель вскинул брови, удивляясь вопросу, и ответил строго:
— Чтобы весело было!

Тэффи (Н.А. Лохвицкая). Блин (1916)

Фото: wikipedia.org

6. Масленица коммунистическая

Нынче, граждане, все ясно и понятно.
Скажем, пришла Масленица — лопай блины. Хочешь со сметаной, хочешь — с маслом. Никто тебе и слова не скажет. (…)
Ну а в 1919 году иная была картина.
В 1919 году многие граждане как шальные ходили и не знали, какой это праздник — Масленица. И можно ли советскому гражданину лопать блины? Или это есть религиозный предрассудок? (…)
И выбежал я во двор. И вижу: во дворе жильцы колбасятся. В страшной такой тоске по двору мечутся. И между собой про что-то шушукаются.
Говорю шепотом:
— Не насчет ли Масленицы колбаситесь, братцы?
— Да, отвечают, смотрим, не печет ли управдом. И ежели печет, из кухни чад, то вроде это декрета — можно, значит.
Вызвался я добровольно заглянуть в кухню. Заглянул вроде как за ключом от проходного. Ни черта в кухне. И горшка даже нет. Прибегаю во двор.
— Нету, говорю, граждане, чисто. Никого и ничего, и опары не предвидится. (…)
Ну, разгорелся классовый спор. А баба в споре завсегда визжит. И тут какая-то гражданка завизжала. А на визг управдом является.
— Что, говорит, за шум, а драки нету?
Тут я вроде делегатом от масс, выхожу вперед и объясняю недоразумение граждан и насчет опары. А управдом усмехнулся в душе и говорит:
— Можно, говорит, пеките. Только, говорит, дрова в кухне не колите. А что, говорит, касаемо меня, то у меня муки нету, оттого и не пеку.
Похлопали жильцы в ладоши и разошлись печь. (…)
А многие граждане и посейчас в тоске колбасятся и не знают, можно ли советскому гражданину блины кушать или это есть религиозный предрассудок.
Не далее как вчера пришла ко мне в комнату хозяйка и говорит:
— Уж, говорит, и не знаю… Ванюшка-то, говорит, мой — ответственный пионер. Не обиделся бы на блины. Можно ли, говорит, ему их кушать? А?
Вспомнил я нашего управдома и отвечаю:
— Можно, говорю, гражданка. Кушайте. Только, говорю, дрова в кухне не колите и народные суммы на это не растрачивайте.
Так-то, граждане. Лопайте со сметаной.

Зощенко М.М. Теперь-то ясно (1925)

Фото: ИТАР-ТАСС

Читайте также:  9 странных, но правдивых фактов о беременности, о которых вам не расскажет доктор

7. Масленица ностальгическая

… Сегодня настоящий царь, витязь и богатырь Москвы – тысячелетний блин, внук Дажбога. (…) Блин красен и горяч, как горячее всесогревающее солнце, блин полит растопленным маслом, – это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин – символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей.

О, языческое удельное княжество Москва! Она ест блины горячими, как огонь, ест с маслом, со сметаной, с икрой зернистой, с паюсной, с салфеточной, с ачуевской, с кетовой, с сомовой, с селедками всех сортов, с кильками, шпротами, сардинами, с семушкой и с сижком, с балычком осетровым и с белорыбьим, с тешечкой, и с осетровыми молоками, и с копченой стерлядкою, и со знаменитым снетком из Бела озера. Едят и с простой закладкой и с затейливо комбинированной.

А для легкости прохода в нутро каждый блин поливается разнообразными водками сорока сортов и сорока настоев. (…)
А сколько блинов съедается за Масленую неделю в Москве – этого никто никогда не мог пересчитать, ибо цифры тут астрономические. Счет приходилось бы начинать пудами, переходить на берковцы (старинная мера веса, равная 10 пудам, т.е. 160 кг. – Прим. ред.), потом на тонны и вслед за тем уже на грузовые шестимачтовые корабли.

Фото: ИТАР-ТАСС

Ели во славу, по-язычески, не ведая отказу. Древние старожилы говорили с прискорбием:
– Эх! Не тот, не тот ныне народ пошел. Жидковаты стали люди, не емкие. Посудите сами: на блинах у Петросеева Оганчиков-купец держал пари с бакалейщиком Трясиловым – кто больше съест блинов. И что же вы думаете? На тридцать втором блине, не сходя с места, богу душу отдал! Да-с, измельчали люди. (…)

Красная площадь вся была переполнена, и по ней приходилось пробираться с трудом. Гроздья бесчисленных воздушных шаров, цветов красной и белой смородины висели высоко в воздухе и точно порывались ввысь. (…) Белые лоханки с мочеными яблоками, пересыпанными красной клюквой, стояли длинными рядами, и московский студент, купив холодное яблоко, демонстративно ел его, громко чавкая от молодечества и от озноба во рту. Есть моченые яблоки на Масленой – это старый обряд московских студентов. И везде блины, блины, блины. Блины ходячие, блины стоячие, блины в обжорном ряду, блины с конопляным маслицем, и везде горячий сбитень, сбитень, сбитень, паром подымающийся в воздухе.

А.И. Куприн. Юнкера (1932)

Фото: Наталья Феоктистова, “Вечерняя Москва”

Блины с припёком и по-царски: что ели герои русской литературы

Кто же не любит вкусные блины с пылу с жару? Блинчики тонкие или толстые, с икрой или вареньем. Сколько людей, столько и вкусов. К сожалению, современный мир диктует свои правила, иногда бывает очень тяжело найти время и посвятить его готовке, ведь куда проще купить в магазине замороженные продукты. Впрочем, Масленица бывает только раз в году, поэтому можно постараться и испечь настоящие русские блины. А вот с рецептами помогут не только поваренные книги, но и герои классической литературы, ведь блины считаются исконно русской пищей.

Блины с припёком для Чичикова

Признанный мастер описаний разного рода застолий — Николай Васильевич Гоголь. Например, в «Мёртвых душах» он очень аппетитно описал угощение, которое приготовила Коробочка для Чичикова. «Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепёшки со всякими припёками: припёкой с лучком, припёкой с маком, припёкой с творогом, припёкой со сняточками», — пишет Гоголь. Что же такое этот загадочный припёк и какое отношение он имеет к блинам? Всё просто: блины запекают уже с начинкой. К примеру, можно взять творог, тогда получим такой рецепт:

«Ингредиенты: два яйца, шесть столовых ложек муки, одна столовая ложка растительного масла, два стакана молока, 200 граммов творога, сода, сахар и соль по вкусу. Яйца нужно взбить с молоком, солью, содой и сахаром, затем соединить всё это с мукой и проследить, чтобы масса была однородной и без комочков. После этого нужно добавить растительное масло и снова перемешать. Творог размять вилкой, добавить сахар. Потом нужно налить на сковороду тесто, положить тонким слоем творог и налить поверх творога ещё один тонкий слой теста. Жарить блины надо с двух сторон. В качестве припёка можно использовать всё, что пожелается: грибы, овощи, фрукты, мясо и рыбу».

Красные блины для Татьяны Лариной

Теперь обратимся к светилу русской литературы Александру Сергеевичу Пушкину. Тему блинов он тоже не обошёл стороной и упомянул в своём «Евгении Онегине» так называемые русские блины:

«Они хранили в жизни мирной
Привычки милой старины:
У них на Масленице жирной
Водились русские блины…»

Если обратиться к поваренной книге, можно быстро выяснить, что русскими, или красными, называются гречневые или полугречневые блины. Для того чтобы их испечь, понадобятся следующие ингредиенты: один стакан пшеничной муки, один стакан гречневой муки, одно яйцо, два стакана молока, столовая ложка сахара, 20 граммов масла, половина чайной ложки сахара, 20 граммов дрожжей. Сначала готовится дрожжевое тесто. Молоко при этом подогревается до 35–40 градусов, в нём растворяются дрожжи. Затем добавляются мука и яйца. Всё перемешивается до однородной массы, потом добавляется растопленное масло. Тесто нужно оставить в тёплом месте на три-четыре часа, а когда оно поднимется, посолить и влить ещё немного молока. Всё перемешивается, а тесту дают снова подняться. Уже после этого можно выпекать. Красные блины смазывают маслом, а подают их со сметаной, сельдью, вареньем, джемом, икрой и другими добавками.

Чеховские блинчики с красной икрой

Антон Павлович Чехов при описании трапез тоже не забыл про традиционное русское лакомство. Например, в рассказе «Глупый француз» можно встретить такие строки: «В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глаза, был какой-то полный благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.
“Как, однако, много подают в русских ресторанах! — подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом. — Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?”

Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее чем в пять минут…»
В рассказе «О бренности» тоже упоминаются блины: «Но вот наконец показалась кухарка с блинами… Семён Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлёпнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой, обмазал их икрой».
А теперь рецепт тех самых блинов, которые так вкусно есть, смазав икрой. Чтобы испечь их, вам понадобится: 400 миллилитров молока, 250 граммов муки, 200 граммов икры, 60 миллилитров растительного масла, 60 граммов сливочного масла, 50 граммов сахара, три яйца и соль по вкусу. Яйца, сахар, соль и 200 миллилитров молока соединяются, всё тщательно перемешивается, затем добавляется мука, вливается оставшееся молоко. Можно добавить в тесто растительное масло, с ним блинчики будут легче жариться. Жарить их надо с двух сторон на разогретой сковородке до золотистого оттенка. Каждый блинчик нужно смазать растопленным сливочным маслом. Затем на них кладётся по столовой ложке икры, после чего блин надо свернуть рулетом.

Блины по-царски из старинных столичных трактиров

Не прочь отведать масленичное лакомство были и герои повести Ивана Алексеевича Бунина «Чистый понедельник»: «В трактире Егорова в Охотном Ряду было полно лохматыми, толсто одетыми извозчиками, резавшими стопки блинов, залитых сверх меры маслом и сметаной… В верхних комнатах, тоже очень тёплых, с низкими потолками, старозаветные купцы запивали огненные блины с зернистой икрой замороженным шампанским».

А вот готовить эти блины по-царски, которые подавались в московских трактирах, надо из следующих ингредиентов: из 200 граммов сливочного масла, пяти яиц, полутора стаканов сахара, ста граммов муки и трёх стаканов жирных сливок. Сливочное масло нужно растопить, не доводя до кипения, слегка охладить, потом смешать с пятью желтками и сахаром. Массу затем нужно растирать до однородной кремообразной консистенции. Потом надо смешать муку с двумя стаканами сливок, смесь поставить на огонь и, помешивая, довести до густоты сметаны. После охлаждения массы нужно смешать её с массой из желтков, добавить ещё один стакан сливок, перемешать и печь блины на слабом огне. Блины по-царски очень нежные, поэтому их не снимают лопаткой, а сразу опрокидывают сковороду на тарелку. Обжаривают блинчики только с одной стороны. Причём раньше блины готовили не на сковороде, а пекли в печи. Лакомство подавали в дорогих трактирах и ресторанах.

Блин как маленькое солнце

У Ивана Шмелёва в повести «Лето господне» Масленице посвящена не одна страница. Писатель рассказывает о масленичных традициях и о том, как пекли блины. «Масленица в развале… Мальчишки “в блина” играют: руки назад, блин в зубы, пытаются друг у друга зубами вырвать — не выронить, весело бьются мордами. Широкая печь пылает. Две стряпухи не поспевают печь…

— Бабочки, подпекай… с припёчком — со снеточком. Матрёш! Не жалей подмазки, дадим замазки.

Кадушки с опарой дышат, льётся-шипит по сковородкам, вспухает пузырями».

А вот у Александра Куприна в романе «Юнкера» есть такие строчки: «Блин кругл, как настоящее щедрое солнце. Блин красен и горяч, как горячее всепрогревающее солнце, блин полит растопленным маслом — это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам… Блин — символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей».

Неудивительно, что традиция печь это лакомство сохраняется и в наши дни.

P. S., или Вегетарианцам будет по вкусу

Напоследок поделимся рецептом блинчиков с овощами, который предоставил Главархив Москвы. Рецептура эта была утверждена в 1960 году. Чтобы испечь вегетарианские блинчики, понадобятся такие ингредиенты: мука, молоко, вода, маргарин, яйцо, сахар, соль и сливочное масло. Для овощного фарша, который пойдёт в начинку, нужны капуста, морковь, сливочное масло, яйцо и соль. Жидкое пресное тесто разливали в горячие сковородки и пекли. Затем на поджаренную сторону клали овощной фарш и заворачивали блинчик в виде прямоугольного пирожка, а потом ещё раз жарили в масле. Что касается овощного фарша, то его делали так: капусту и морковь шинковали соломкой. Капуста растиралась с солью, соединялась с морковью и пассировалась, после чего добавлялись соль и яйцо.

Добавить комментарий