Бразильский фотограф показал нам, как живут коренные индейские племена в XXI веке

Дикие племена Бразилии – жестокие каннибалы Корубо, аборигены Синта ларга и Гуарани

На нашей планете ещё достаточно мест, в которых обитают дикие племена, не желающие вступать в контакт с внешним миром. Им удалось на протяжении тысячелетий сохранить свою уникальность, самобытный уклад и культуру. Для существования им вполне хватало даров щедрой природы.

Let-us-dream.ru – Давайте мечтать вместе, познакомит вас с последними индейцами Амазонки.

Племена Бразилии

Антропологов привлекает редкая возможность изучить жизнь наших далеких предков из каменного века. Среди ученых существуют разногласия относительно таких племен. Некоторые считают, что с ними нужно устанавливать контакты. Другие утверждают, что этого категорически нельзя делать.

Веским аргументом является опасность их полного вымирания. Так как они длительное время жили в полной изоляции от внешнего мира. Иммунная система у них не может бороться с многочисленными болезнями современной цивилизации.

Считается, что в настоящее время существует около сотни, полностью изолированных племен. Они живут в Бразильских джунглях, в Африке, в Новой Гвинее и на многочисленных островах Тихого океана.

В настоящее время существует около сотни, полностью изолированных племен.

Корубо – дикое племя каннибалов

Это дикое бразильское племя обнаружили недавно, в 1996 году. Среди всех аборигенов выделяются своей чрезвычайной агрессивностью. За привычку постоянно носить при себе боевую дубинку, которой они виртуозно владеют, их называют «сносителями голов».

Часто нападают на соседей, причем в таких набегах принимают участие женщины наравне с мужчинами. Очевидно это потомки легендарных амазонок.

Пленных могут и скушать. Есть предположение, что индейцы корубо практикуют каннибализм. Не щадят даже своих детей, рожденных с патологией или родовой травмой – сразу убивают. Такая же участь ожидает больных соплеменников.

Такая традиция существовала и у других народов. Это практиковали аборигены в засушливых пустынях Австралии и северная народность – эскимосы.

Чаще убивали девочек, роль мужчин, как добытчика, была важнее. В Японии, при рождении близнецов, оставляли в живых только мальчиков.

Отличительной чертой от соседних аборигенов является своеобразная прическа. Челка спереди и коротко выстриженный затылок. Татуировки и рисунки на теле не практикуют.

В основном занимаются охотой на обезьян, ленивцев и птиц. А также ловлей рыбы и земледелием. В племени полное равноправие всех членов, как женщин, так и мужчин. Все возникающие вопросы решают сообща. Семьи полигамные (многоженство).

Традиционное жилище индейцев корубо – длинное строение из пальмовых листьев с несколькими выходами. В нем могут проживать одновременно до сотни соплеменников. Внутренние перегородки разделяют пространство дома на несколько отдельных «комнат». Это похоже на коммунальную квартиру с сотней соседей.

В племени полное равноправие всех членов, как женщин, так и мужчин

Исчезающие индейцы Бразилии: Синта ларга

Когда-то численность этого народа достигала более пяти тысяч человек. Сейчас осталось около 1,5 тысячи.

К несчастью для этого индейского племени они обитали в джунглях, где росли каучуковые деревья. И это «давало право» собирателям каучука уничтожать аборигенов, чтобы не мешали их промыслу.

Война между аборигенами и добытчиками резины длилась десятилетиями. Их примитивное вооружение не могло противостоять огнестрельному оружию. Но джунгли были для них родным домом, это давало преимущество внезапных нападений.

Затем на этих землях обнаружили месторождение алмазов. И наступил период «алмазной лихорадки». Со всего мира сюда устремились авантюристы в поисках удачи.

И сами индейцы пытались заниматься добычей этих драгоценных камней. Между ними и чужаками часто возникали конфликты с жертвами с обеих сторон.

В 2004 году правительству Бразилии удалось за определенную сумму договориться с вождями. Что индейцы закроют свои шахты и откажутся в дальнейшем от этого прибыльного дела.

Племя Синта ларга живет полигамными семьями. Девочек замуж выдают очень рано, в 8-10 лет.

Девочек замуж выдают очень рано, в 8-10 лет

Мужчины в течение жизни несколько раз меняют имя. Это связано с происходящими судьбоносными событиями. Но у них есть одно постоянное секретное имя, которое знают только самые близкие соплеменники.

Индейцы отлично разбираются в растительных ядах и используют эти знания на охоте и при ловле рыбы. Умеют имитировать голоса животных и таким образом подманивают животных. Перед охотой, для привлечения удачи, проводят магический ритуал. Помимо охоты и рыбалки занимаются земледелием.

Дикое племя Амазонки — Гуарани

До прихода европейцев в Южную Америку численность этой народности составляла более 400 тысяч человек. Жили общинами в деревнях, в длинных домах из пальмовых листьев, вместе по нескольку семей.

Питались за счет охоты и собирательства в джунглях. Обменивались с соседями своими изделиями гончарного дела, ткачества и резьбы по дереву.

Первые контакты с европейцами состоялись в 1537 году. На то время Гуарани были доминирующей народностью в Аргентине, Боливии, Парагвае. Но с приходом колонизаторов их ждала печальная учесть.

Они были изгнаны с принадлежавших им земель. Их загнали в выделенные резервации и лишили прав национального самоопределения. На освободившиеся земли хлынул поток переселенцев из Европы.

Стала процветать работорговля. Десятки тысяч индейцев гуарани оказались на рынках рабов. Тех, кто согласился принять христианство снабдили огнестрельным оружием. Это добавило еще больше агрессивности. Гуарани всегда отличались повышенной враждебностью. Начались кровопролитные конфликты.

В настоящее время многие дожившие до наших времен племена, предпочитают жить изолированно. Сводя к минимуму контакты с внешним миром. Пытаются уберечь тысячелетний, самобытный уклад жизни.

Племя Гуарани живет изолированно. Сводя к минимуму контакты с внешним миром.

Последние индейцы Бразилии

Полностью игнорировать цивилизацию не удается. Они стали прикрывать наготу одеждой. Пользоваться услугами медицины. Многие из них работают в городах и имеют автотранспорт. В домах появились телевизоры.

Но некоторые традиции остаются незыблемы. Замуж выдают в 13-15 лет. Заключать браки с чужаками запрещено. В наказание грозит изгнание из племени.

Живут в деревнях. Гостям не очень рады. Расположения можно добиться подарками вождю. И если он их примет, тогда можно знакомиться и общаться с остальными жителями. Но такое разрешение получают не многие.

Сейчас на землях, когда-то принадлежавших индейцам, вырубается лес и действуют нефтеперерабатывающие компании. Им приходится уходить с обжитых мест.

Очевидно скоро останутся лишь воспоминания о народах, выживших в течение тысячелетий, но погибшие в результате встречи с современной цивилизацией…

Видео

Племя тикуна. Жили ли в джунглях Бразилии амазонки-лесбиянки?

Не пинайте меня сильно за бульварное название поста.Обычно я просто пишу о том, как живут индейцы в современном мире в разных странах Америки (посты 1, 2, 3, 4). Но по просьбам читателей сегодняшний пост будет не обычным. Раз просили лесбиянок, то держите лесбиянок.
Я затрону неоднозначную тему гомосексуализма среди коренных жителей Амазонии и, в частности, в племени тикуна. Я постараюсь сосредоточить свое внимание на женской гомосексуальности, чтобы не шокировать аудиторию и не задеть чьи-нибудь эстетические чувства.

Современная девушка из племени тикуна.

Мой пост будет посвящен не только лесбиянкам-тикуна. Вторая часть этого поста про одну невероятно красивую и умную гетеросексуальную индианку-тикуна. Это тот случай, когда тонкий ум, широта души, безграничные доброта и открытость сочетаются с огромными сиськами исключительной красотой и южной чувственностью. Несмотря на юный возраст, ее безудержная отвага стала одним из символов мирной борьбы местных индейцев Амазонии за право быть самими собой. В конце поста вы сможете насладиться фотокарточками этой прекрасной амазонки племени тикуна 😉

Тикунцы в Амазонасе, Бразилия , ок. 1865.

Итак, племя тикуна обитает в самом дальнем углу Бразилии на границе Перу, там где река Амазонка только начинает свое неторопливое течение. Отдаленность от обоих океанов помогла людям тикуна избежать сильной депопуляции по сравнению с другими племенами Бразилии. Уже позже в XIX-XX веке они столкнулись с экспансией белого человека. Начались конфликты с лесозаготовителями, рыбаками и сборщиками каучука, проникшими на их территорию. Но в упорной борьбе индейцы тикуна добились признания права на свои земли от правительства Бразилии. Но вслед за промысловиками пришли христианские миссионеры. На данный момент большинство тикуна считаются христианами.

Место описываемых событий. Красная метка на городе Бенжамин-Констант, штата Амазонас, также примерно соответствует центру ареала обитания тикуна.

Современные тикуна являются самой многочисленной народностью Амазонии. Их численность достигает 53544 человек в Бразилии, еще 8000 в Колумбии и 7000 в Перу. Чтобы читатель понял насколько это большая численность, я отмечу, что численность тикуна превосходит численность любого из сибирских коренных народов, кроме бурятов, якутов, тувинцев и алтайцев. Сегодня мужчины и женщины тикуна носят европейскую одежду и активно вливаются в современный мир. При этом они поддерживают свой изолированный язык и культивируют уникальные традиции, такие как ритуал moça nova – жестокое посвящение девушек во взрослую жизнь, когда девушке выдирают волосы из головы. По свидетельствам миссионеров ритуал обычно заканчивался застольем и пьяной оргией, где выпивкой служили масато или чича – ликеры, приготовленные из пережеванной и забродившей кукурузы или бананов.У тикуна именно женщины и девушки были ядром общества. Женщины пользовались большим уважением. Проблемы сексуального принуждения и изнасилования никогда не возникали в обществе Тикуна. Сама идея насилия по отношению к женщине была им совершенно чуждой.


Принято считать, что гомосексуализм и феминизм это веяния современного западного мира. Наверное, именно такое представление и определило термин “нетрадиционные сексуальные отношения”. Но фишка в том, что для многих культур на нашей планете гомосексуализм очень даже традиционная сексуальная практика. Современные ЛГБТ-активисты утверждают, что так обстояли дела и с тикуна.

На языке тикуна кайгювеку Ngüe Tügümaêgüé означает женщину, которая занимается любовью с другой женщиной.

Это мнение находит поддержку у профессора международных отношений из университета Сан-Франциско-де-Кит Мануэлы Лавинас Пик и антрополога Хоси Тикуна. Они считают, что коренные жители Амазонки используют международный язык для выражения своей сексуальности. Однако для них разнообразные сексуальные практики были характерны еще задолго до того, как глобализация дала им политический язык, для того чтобы рассказать о себе.

Maloca Pêrêtê в Игарапе-Прету, Амазонас. Фото из музея do Índio, 1930/31. Источник.

Обычаи общин тикуна предусматривают уважительное отношение к однополым парам. Племенные правила экзогамии предполагают ограничения лишь на кровосмесительные браки, но никак не ограничивают гомосексуальные контакты. Женщины тикуна защищают право на гомосексуальные отношения. Они рассматривают гомосексуальные связи как укрепление их национальной идентичности и приобщение к наследию народа тикуна. Хоси Тикуна отмечает, что для местных женщин практически нет сомнений в том, что сексуальное разнообразие изначально присуще коренным народам, тогда как сексуальная дискриминация была вызвана влиянием христианских проповедников.

Мальчики тикуна рисуют турури на ткане (bark cloth), фото: Юссара Грубера, 1979. Посмотреть традиционную живопись тикуна можно здесь.

Появление новообразованных церквей изменило брачные ожидания в обществе тикуна. Гомосексуальные союзы стали формой греха, отвратительного в глазах Бога. Церковь представила лесбиянство как запретную любовь, пронизывая космические воззрения тикуны чужеродной моралью. Новая мораль стала символом гнета религии над коренными народами. Для женщин тикуны навязывание религии иностранными миссионерами это то, что наносит ущерб их культуре.

Переезд церкви в новое место в деревне Порто Кордейринью, тикунская земля, муниципалитет Бенджамин Констант, штат Амазонас. Фото: Юссара Грубера, 1979.

Многие антропологи описывали гомосексуальную в Амазонии, среди которых Леви-Стросс, Кластр и Грегор. Нетипичность коренных народов в плане секса ощутима даже там, где им не хватает формальной концептуализации с ясными формулировками.

Но в отношении тикуна ученые более осторожны в этой теме. (Fernandes, 2016). Тем не менее, ранние исследования отмечали отсутствие свободы сексуальных отношений. И ничего не говорят о гомосексуальных практиках.

Сегодня, проявление гомосексуальных культур в Амазонии проявляется в формах, которые вполне узнаваемы западным человеком. Во многих городах с 2000-х годов проходят ЛГБТ-парады и заключаются однополые браки. С 2002 года в городе Benjamin Constant работает команда геев футболистов. Игроки изначально были освистаны, но, поскольку они радовали своей игрой и побеждали, они стали такими же популярными, как и другие команды. В 2011 году в Бенджамин Констант состоялся первый гей-парад. Матери несли маленьких детей на гудящих мотоциклах, бабушки и дедушки смешались с местными лесбиянками, а геи-футболисты шли вместе с проститутками.

Тикуанец социолог и преподаватель португальского языка и истории Раймундо Леопардо Феррейра говорит, что никогда не было записей, свидетельствующих о существовании гомосексуалистов среди тикунцев, как мы видим это сегодня. Он опасается, что из-за предрассудков начнется рост социальных проблем среди молодежи, таких как употребление алкоголя и кокаина. «Это [гомосексуализм] то, о чем говорили мои дедушка и бабушка, этого никогда не было», – сказал он.

Это [гомосексуализм] то, о чем говорили мои дедушка и бабушка, этого никогда не было

Фотограф Nelson Morales сделал серию фотографий представителей ЛГБТ-сообщества племени тикуна в Колумбии для журнала VICE. На фотографии лесбиянка племени тикуна. а может трансвестит.

Но тикуна известны не только запретной любовью, но и гетеросексуальными девушками.Веэна Тикуна (We’e’ena Tikuna) знойная красотка бразильских джунглей является представительницей народа тикуна, художницей, моделью, певицей песен на языке тикуна, общественным активистом, занозой в заднице бразильского правительства и просто красавицей.

Она родилась 16 августа 1988 года в деревне Тикуна в Умариачу, муниципалитет Табатинга в штате Амазонас. Имя Тикуна Веэна означает «плавание на унцию на другой берег реки» (извините, я не силен в португальском – onça nadando para o outro lado do rio). Статья о Тикуне на сайте ее универа.

Быть индейцем выходит далеко за рамки того, что многие люди представляют. Чтобы быть индейцем, нужно не просто использовать лук и стрелы, иметь прямые волосы и рисовать генипапом и уруком. Быть индейцем – это любить культуру, гордиться своими традициями и чувствовать уважение людей. Никто не перестает быть индейцем из-за того, что носит одежды белых людей. Потому что быть индийцем – в венах и крови.
We’e’ena Tikuna

В декабре 2004 года Веэна окончила факультет пластического искусства в Instituto Dirson Costa de Arte e Cultura do Amazonas.

И вот я сижу рядом с природой в поисках божественного вдохновения и благодарю природу за вдохновение радости жизни. Мы природа.
We’e’ena Tikuna

Сейчас Веэна активно занимается продвижением индейской моды, культуры и социальной интеграцией коренных народов через распространение их искусства. Она много раз попадала на обложки модных бразильских журналов. Ее 12 работ составляют коллекцию постоянной экспозиции в Историческом музее Манауса.

Посмотрите, сколько несправедливости . мы чужие на наших землях; они уже взяли все за золото и серебро и теперь хотят нас погасить. Мы всегда будем сопротивляться и никогда не станем музейными экспонатами.
We’e’ena Tikuna

Тикуна девушка горячая: многие ее речи в социальных сетях воинственны, она постоянно говорит о сопротивлении и борьбе за сохранение природы и этнической идентичности индейцев. Веэна не стесняется ходить в национальной одежде (т.е. почти без одежды) и с боевой раскраской своего племени на лице. В таком виде она приходит на общественные мероприятия и выступает на телевидении. Настоящая боевая амазонка.

Мы – сопротивление, и мы будем бороться, чтобы сохранить наши леса и реки. Я индеец . Я часть природы.
We’e’ena Tikuna

Если у вас возник вопрос, есть ли с ней видео, то оно здесь.

Читайте также:  Алтея (сироп) – инструкция по применению

P.S. Мне кажется, этот пост получился не просто о меньшинствах отдалённого уголка Бразилии, но он о тесном переплетении старого и нового порядка вплоть до их коварного слияния в пестром одеяле мнений; это то с чем нам приходится сталкиваться в современном медиапространстве, когда невозможно отличить правду от желаемого выдать за правду. Поэтому я не буду отвечать на вопрос, вынесенный в заголовок поста – каждый уже сам для себя на него ответил.

Другие мои посты на тему индейцев:
– резервации США в XXI веке: блеск и нищета индейцев Америки. – индейцам в конгрессе США. – Бенито Хуаресу – индейцу, который смог стать президентом крупнейшей страны мира в XIX веке. – современным ацтекам и майя и их вкладу в современную политику. – нанотехнологиям на службе индейцев майя.

Почти первобытная Америка

Индейские резервации XXI века глазами русского путешественника

Индейцы Северной Америки, в свое время жестоко согнанные европейскими колонизаторами с родных земель, на протяжении нескольких поколений вынуждены обитать в резервациях. Однако благодаря этому многим племенам удалось сохранить свою культуру и традиционный образ жизни. Корреспондент «Ленты.ру» выяснил, как сегодня живут представители коренного населения североамериканского континента.

Первое знакомство с индейцами произошло неожиданно. В городке Анза в Южной Калифорнии я наткнулся на лоток с товарами из близлежащей резервации. Среди безделушек этнографического содержания лежали добротные майки с надписью: «Терроризм с 1492 года!» (год открытия Америки). Заинтригованный этим утверждением, я решил поехать в саму резервацию.

«Выживших расстреляют снова!»

У входа — казино и магазин сигарет. В индейских землях (в отличие от других регионов США, за исключением Лас-Вегаса) игровой бизнес разрешен, чем индейцы активно и пользуются. Другой стабильный доход — это продажа по бросовым ценам сигарет, выпускаемых в резервациях.

Припарковавшись на стоянке «для гостей племени», я прямиком отправился за сигаретами. Цены действительно приятно удивили. В Сан-Диего пачка стоит шесть долларов, а у индейцев всего лишь два пятьдесят. Правда, сигареты могут покупать только члены племени. Но эту проблему удалось быстро решить. Около магазина сидела благоухающая алкогольными парами индианка — за небольшую переплату она приобрела для меня несколько блоков.

Те немногие индейцы, которых мне довелось увидеть в казино и табачном магазине, никак не напоминали легендарных героев в исполнении Гойко Митича.

Увы, продолжить знакомство с представителями коренного населения Америки в тот день не удалось. На въезде в резервацию возвышался внушительных размеров плакат: «Не вторгаться! Нарушителей застрелят. Выживших расстреляют снова!» Искушать судьбу не хотелось.

Переводчица духов

Вернувшись в Сан-Диего, я попытался «пойти другим путем»: завести контакты уже с городскими, американизированными индейцами и проникнуть в резервацию с их помощью.

Скоро я познакомился с красивой блондинкой Ребеккой Ховард. У нее лишь одна восьмая индейской крови, однако девушка категорически не согласна считать себя белой. Зов предков не давал ей покоя, и, несмотря на отчаяние мамы, она отказалась от христианства, став довольно известной среди индейцев «переводчицей языка духов».

«Индейцы по-прежнему не любят белых и именно поэтому не пускают их на свои территории. Лично я разделяю эти чувства. Да, сейчас нас уже не убивают как диких зверей, но для белых мы по-прежнему люди второго сорта! Так, например, операцию по уничтожению Бен Ладена американские военные назвали “Джеронимо”. А между прочим, Джеронимо — это наш национальный герой, легендарный предводитель апачей, боровшийся с американскими войсками!» — почти кричит на меня Ребекка. Тон ее таков, словно в проблемах индейцев виновен и я лично. Однако девушка смягчилась: «Впрочем, вы же русский. Я читала интереснейшую книжку “Дерсу Узала” и поняла из нее, что русские были гораздо терпимее к своим аборигенам, чем наши белые. Не расстраивайтесь — наиболее крупные резервации доступны для посещения. Езжайте, например, в расположенную поблизости от Гранд Каньона крупнейшую в США резервацию “Нация Навахо”. Рядом с ней живут другие индейцы — хопи, близкие по культуре к ацтекам. Так что за одну поездку вы получите почти полный срез жизни различных индейских племен». Совет дельный, грех было им не воспользоваться.

Не племя, a нация!

Площадь резервации, которую индейцы гордо называют «Нация Навахо» и очень обижаются, когда их считают племенем, больше, чем территория такой страны, как Латвия. И резервация действительно имеет признаки государства: здесь свое правительство, парламент, флаг, полиция.

Сегодня навахо около 250 тысяч — это самый многочисленный индейский народ Северной Америки. Навахо очень гордятся своей историей. До прихода белых их племена считались едва ли не самыми могущественными на континенте. Одним из видов вооружения этих индейцев был длинный нож, напоминающий меч. Сегодня его очень любят мексиканские бандиты. На латиноамериканском испанском он так и называется — «навахо».

Бойцовские качества навахо, хотя и с несколько неожиданной стороны, использовали американские военные во время Второй мировой войны. Язык навахо настолько необычен, что человеку, если он не принадлежал к этому племени, выучиться ему практически невозможно. Поэтому янки охотно брали навахо в армию радистами, а те просто общались на родном языке.

Мясо для космонавтов

Кроме знаменитых ножей «навахо», в резервации есть и другой фирменный продукт индейцев — мясо «джерки». Это английское слово — чуть видоизмененное название вяленого мяса на языке индейцев кечуа, но навахо настаивают на том, что тут именно их know-how. Этот индейский деликатес очень популярен среди белых американцев. Его даже отправляют на орбиту американским астронавтам: это выгодно, поскольку продукт очень калорийный и крайне мало весит. Сегодня большая часть «мяса по-индейски» производится на фабриках, а затем в герметичных упаковках поступает в супермаркеты по всей стране. Но индейцы считают такое джерки жалкой подделкой.

«Мы слишком быстро спиваемся!»

Увы, экзотикой мне удалось наслаждаться не слишком долго. Первый же встреченный мной относительно крупный поселок индейцев Туба-сити практически ничем не отличался от небольшого городка где-нибудь в американской глубинке: те же магазины, бензоколонки, рестораны и даже вездесущий «Макдоналдс».

Почувствовать особый навахский колорит удалось лишь в местном ресторане. Жаренное на углях мясо (очень напоминает шашлык) подают на специальной «тарелке» из свежевыпеченного хлеба по-навахски, похожего внешне на наш пончик. Такое удовольствие мне захотелось закрепить кружечкой пива, но официант с грустью ответил, что в землях навахо действует сухой закон: «Это правило соблюдается и в других резервациях. Нам, аборигенам, нельзя пить — мы слишком быстро спиваемся!»

Мирные люди

Насытившись почти первобытной романтикой земель навахо, я решил познакомиться с другой стороной индейской культуры: не воинственных кочевников, а мирных земледельцев. И отправился к хопи.

Хопи (дословный перевод — «мирные люди») близки по культуре и языку к ацтекам. Они очень гордятся своей древней земледельческой культурой. «Картошка, помидор и кукуруза. Не забывайте, что эти столь любимые в Америке продукты вам подарили именно хопи», — сообщает надпись в ресторане при местном культурном центре.

Кстати, кухня хопи заметно отличается от навахской и напоминает скорее ту, что распространена в деревнях индейцев майя в Гватемале: мясо здесь непопулярно, зато очень много овощей, острейших соусов и самых разнообразных блюд из кукурузы. Кукуруза для хопи — основной продукт питания. По древним поверьям, именно из этой зерновой культуры произошли первые люди.

Традиционные деревни хопи расположены на вершинах холмов — таким образом в старину «мирные люди» защищались от набегов навахо. Дома, как правило, двух- или трехэтажные и обязательно с плоской крышей. В качестве строительного материала используются неотесанные каменные глыбы.

Другая местная экзотика — диковинные деревянные фигурки в масках. Когда я спросил продавца, сколько стоит кукла, он обиделся: «Это не куклы, а духи, помогающие людям в разных делах. Мы называем их качина. Этот, например, спасает женщин от бесплодия».

В отличие от других североамериканских индейцев, хопи очень редко переходят в христианство. У них множество религиозных праздников, которые отмечаются по лунному календарю. Все обряды непременно сопровождаются раскуриванием трубки. Табак для хопи — важнейшая и совершенно необходимая в повседневной жизни вещь.

Некоторые религиозные обряды хопи описаны в знаменитом романе английского писателя Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», и, вероятно, поэтому их религия вызывает жгучее любопытство у части американцев, разочаровавшихся в современной цивилизации. Особенно пугает янки пророчество местных шаманов о скором конце мира, опубликованное в 1959 году: «На землю явится белый брат, не тот белый брат, что воюет, что злой и жадный, а тот, что вернет утраченный текст древних писаний и ознаменует своим возвращением начало конца».

Индейские резервации вряд ли покажутся привлекательными тем российским туристам, которые приехали в страну для того, чтобы приобщиться к благам цивилизации. Но эта часть США может быть очень интересна тем, кто хотел бы изучить Америку контрастов, увидеть страну, где новейшие достижения удивительным образом уживаются с почти первобытном миром. И, судя по всему, такие туристы в нашей стране есть. Так, в городке Туба-сити имеется банкомат, общающийся с клиентами только по-русски. Как объяснили местные, его заклинило после того, как тут сняла деньги большая группа туристов из России.

Судьбы коренного населения Бразилии в связи с освоением ее глубинных районов

Современная территория Бразилии была впервые заселена челове­ком, вероятно, не менее 10 тыс. лет назад. Сначала первобытные племена предков современных индейцев занимались охотой, рыболов­ством и собирательством, затем многие из них перешли к земледе­лию. К началу нашей эры индейские народы, жившие на р. Ама­зонке и на побережье Атлантического океана, создали интенсивное земледелие на так называемых возвышенных полях, не заливавших­ся водой во время разливов рек амазонской системы. Высокоэффек­тивное земледелие наряду с рациональным использованием флоры и фауны Амазонии позволили таким индейским народам, как, напри­мер, омагуа или тупинамба, вступить на путь разложения перво­бытнообщинного строя и становления классового общества.

Социально-экономическое развитие индейских народов Бразилии было прервано европейской колонизацией. Многие сотни тысяч ин­дейцев были уничтожены или захвачены и обращены в рабство португальскими экспедициями охотников за рабами и драгоценно­стями, так называемыми бандейрами. Огромное число индейцев по­гибло от эпидемий дотоле им неизвестных заразных болезней, про­тив которых у них не было иммунитета. В результате наиболее вы­сокие индейские культуры прекратили свое существование. Их со­здатели были поселены сначала в миссиях различных религиозных орденов, а со второй половины XVIII в., в специальных поселках. Деятельность как миссионеров, так и светских властей вела к уничтожению индейских этносов, к нивелировке их культуры. Позднее обитатели этих поселков образовали то метисное, в основ­ном крестьянское, население бразильского севера, которое объеди­няется термином «кабокло» 1 .

Более или менее независимые индейские племена к началу XIX в. сохранялись только в труднодоступных местах, например на зачастую несудоходных притоках Амазонки. Со второй половины прошлого столетия эти районы начинают привлекать все большее внимание как государства, так и частных предпринимателей в связи с ростом на мировом рынке цен на каучук и наличием в области Амазонки больших запасов дикорастущих каучуконосов. Каучуко­вый бум привел к заселению пришлым неиндейским населением многих глубинных районов, бывших оплотами индейской независи­мости. Так начался новый этап истребления и порабощения индей­цев, разрушения их этносов и социальных структур (племен, родов, общин). Каучуковый бум закончился в начале второго десятилетия XX в., когда плантации Юго-Восточной Азии стали давать каучук в большем количестве и более дешевый, чем серингали, т. е. заросли каучуконосов Амазонии. Люди, приехавшие в Амазонию из разных областей Бразилии и из других стран в надежде на быстрое обога­щение, покинули ее. Города и поселки пустели, большинство торговых домов обанкротилось, экономическая жизнь почти замерла, го­сударство потеряло интерес к своим северным районам. Для тех индейских племен, которым удалось пережить эпоху каучукового бума, наступил период относительного затишья. Он продолжался до второй мировой войны.

С той поры в Бразилии многое изменилось. Последние 40 лет страна переживала период быстрого экономического развития. Ва­ловой национальный продукт рос в среднем на 6% в год. Благодаря высокой рождаемости стремительно увеличилась и численность на­селения. С 1940 по 1980 г. оно возросло с 40 млн. до 120 млн. чело­век (в округленных цифрах).

Читайте также:  В Царствие небесное на костылях

В результате примерно со второй половины 60-х годов в Брази­лии резко возрос интерес к экономическому освоению и заселению иммигрантами из других частей страны мало использовавшихся до того северных и западных территорий, служивших убежищем для остатков некогда многочисленного индейского населения. Дополни­тельным стимулом для того, что нередко именуется в бразильской печати «маршем на север», стало стремление защитить националь­ные богатства окраинных областей от захвата их иностранными, прежде всего североамериканскими, монополиями, активно действую­щими в Амазонии последние десятилетия.

Чтобы связать эту область с остальной частью Бразилии, были построены тысячи километров автомобильных дорог. Они прошли по землям, на которых живут или жили к началу строительства свыше 30 индейских племен, среди них намбиквара. По обе стороны дорог выделены широкие стокилометровые зоны для сельскохозяйственной колонизации. Крупнейшая из этих дорог — Трансамазоника — разре­зала территорию племени намбиквара, нарушив межплеменные свя­зи. К тому же большая часть земель этого племени была незаконно продана местными властями частным лицам.

Строительство дорог сопровождается созданием крупных про­мышленных и сельскохозяйственных, особенно скотоводческих, комплексов в Серра-дус-Каражус между реками Шингу и Арагуая, в Рондонии, Мату-Гросу и других северных и западных штатах и федеральных территориях. Коренное население насильственно пере­селяется из районов, предназначенных для экономического освоения, на земли, мало пригодные для ведения традиционного хозяйства или принадлежащие другим племенам.

В последние десятилетия, как, впрочем, и в первой половине XX в., отмечено немало случаев истребления индейских племен бан­дами наемных убийц, состоящими на службе крупных скотоводов, различных колонизационных обществ и т. д. Например, в Мату-Гро­су в 60-х годах было убито большое число бороро, в Пара — кайяпо. В этот же период избиения индейцев неоднократно устраивались в Рондонии. Многие индейцы в послевоенные годы умерли от эпи­демий заразных болезней, занесенных пришлыми жителями. В ре­зультате совместного действия нескольких причин численность ин­дейского населения Бразилии резко сократилась. По некоторым оценкам, она снизилась со 160—180 тыс. человек в 50-х годах, до 50—70 тыс. в 70-х. Многие индейские племена в послевоенные годы вообще исчезли с лица земли, другие в значительной степени утра­тили самобытную культуру.

В целом на протяжении XX в. перестали существовать не менее 100 племен бразильских индейцев. Более точную цифру трудно назвать, так как не всегда ясно, когда речь идет о племени, а когда о его подразделении. К середине века, по мнению весьма автори­тетного бразильского исследователя Д. Рибейро, в стране сохрани­лось менее 150 племен, в некоторых из них — лишь несколько чело­век 2 . На начало 80-х годов столь же компетентный индеанист Кардосо де Оливейра насчитывает 211 племен 3 . В какой-то степени это увеличение отражает обнаружение новых, дотоле неизвестных пле­мен или же осколков племен, считавшихся навеки исчезнувшими. Среди племен, неизвестных еще несколько десятилетий назад, мож­но назвать шета Параны, первые контакты оразильцев с которыми датируются 1955 г. Тогда их было 100 человек, а к 1970 г. осталось только 5 или 6. Пока не исчезли, хотя сильно сократились в чис­ленности, тупи-кавахиб, которые упоминаются Леви-Строссом сре­ди племен, находившихся на грани вымирания в конце 30-х годов. Последующие исследования, казалось, подтвердили предположения Леви-Стросса. Д. Рибейро в 50-х годах писал об одной из двух групп тупи-кавахиб, а именно об итогапук, как об исчезнувшей. Но позднее они были снова обнаружены. К 70-м годам итогапук вместе с бока-негра, другой группой тупи-кавахиб, насчитывали около 100 человек, избегавших всяких контактов с бразильцами. Известны и другие подобные примеры. Можно, как это делают некоторые ученые, не соглашаться с оценкой численности современного индейского насе­ления Бразилии Р. Хенбери-Генисоном в 50—70 тыс. человек и счи­тать, что она выше и составляет 100 120 тыс., как, например, .Кардосо де Оливейра 4 . Но эти разночтения не меняют той непреложной истины, что численность коренного населения Бразилии быстро сокращается и одно племя за другим уходят в небытие.

Подавляющее число бразильских индейцев в значительной сте­пени подверглось влиянию капиталистического общества. В послед­ние 10—15 лет этому способствовала так называемая внутренняя ко­лонизация глубинных районов страны. Внутренней колонизация на­зывается потому, что осуществляется не по отношению к другим странам, а в своей собственной стране.

К началу 80-х годов примерно лишь 20% общего числа извест­ных племен бразильских индейцев не имели более илп менее по­стоянных контактов с неиндейским населением и жили в сравни­тельной изоляции от остального мира. Подавляющее большинство та­ких групп обитают в амазонской сельве, конечно, не на главном течении этой реки, а на боковых, часто несудоходных притоках. Труднодоступность многих районов Амазонии способствовала сохра­нению индейцев, и сейчас в штатах Пара, Амазонас, Акри и феде­ральных территориях Рорайма и Рондония живут 60% общего числа известных бразильских племен. На штаты Мату-Гросу, Мату-Гросу- ду-Сул и Гояс приходится 22% племен, а на северо-восток, юго-восток и юг Бразилии, соответственно, 12, 4 и 2% племен. В процент ном отношении индейцы составляют, как мы видим, ничтожную до­лю 120-миллионного населения Бразилии. Но, как замечает Кардосо де Оливейра, ошибочно считать, что индейцы сегодня не имеют в Бразилии заметного политического веса 5 .

В последние годы индейская проблема глубоко проникла в об­щественное сознание бразильцев. Теперь никто не скажет, что в Бра­зилии нет индейцев, как заявил полвека назад Леви-Строссу посол этой страны во Франции 6 . С середины 70-х годов в 11 штатах Бра­зилии возникли 16 добровольных обществ «помощи индейцам», «друзей индейцев» и других с иными сходными названиями. Их по­явление было следствием нескольких причин: общего подъема демо­кратического движения в Бразилии после долгих лет реакционной диктатуры, увеличения контактов с индейцами в ходе промышлен­ного и сельскохозяйственного освоения бразильского севера и, нако­нец, начала политической борьбы за свои права самих индейских племен, главным образом на севере страны. С 1974 по 1981 г. состоя­лось 15 конференций вождей индейских племен. В одной из послед­них встреч приняли участие 54 вождя и старейшины 25 племен.

Летом 1981 г. на 14-й конференции индейских вождей, состояв­шейся в столице Бразилии, был создан Союз индейских народов (УНИНД), который будет вести переговоры с правительством и осо­бенно с Индейским национальным фондом (ФУНАИ), чтобы добить­ся выполнения так называемого Статута индейцев — закона, приня­того в 1973 г. и призванного охранять права коренного населения. Этим законом гарантируются материальные права индейцев, в том числе на занимаемые ими земли, право на сохранение своих обычаев, на медицинское обслуживание и получение образования на родном и португальском языке. К сожалению, почти за 10 лет, прошедших со времени принятия закона, из всех его положений главным обра­зом выполнялось одно — право государства выселять индейцев с их земель во имя «высших интересов нации» и «национальной безопас­ности». Тем не менее закон давал прогрессивным силам страны юридическую основу для защиты, правда, чаще безуспешной, прав индейцев. И когда в середине 70-х годов бразильское правительство вознамерилось отменить закон о Статуте индейцев под предлогом их эмансипации от опеки властей, в защиту его выступили как демокра­тические силы бразильской нации, так и сами индейцы. Один из лидеров Союза индейских народов Сатаре-Мауэ заявил: «ФУНАИ саботирует наши права, записанные в Статуте индейцев. Мы должны объединиться, чтобы бороться с ФУНАИ за осуществление своих прав». Другой лидер — Паташо сказал: «Наша борьба — это борьба ради всех индейских общин Бразилии, а не только тех, чьи вожди собрались на ассамблею. Одну, две, три палки можно сломать, а мно­го палок сломать трудно» 7 . Так Паташо образно выразил мысль о том, что единство индейских племен придает им силу.

Индейский национальный фонд как орган министерства внутрен­них дел Бразилии больше всего заинтересован не в защите экономи­ческих и социальных прав индейцев, не в сохранении этнических меньшинств коренного населения, а совсем напротив в быстрой и принудительной ассимиляции индейцев, в превращении их в резерв наиболее дешевой рабочей силы. Поэтому неудивительно, что про­буждение этнического самосознания индейцев, рост их организован­ности и инициативы в борьбе за свои права и прежде всего за право охранить за собой исконные земли вызывают отрицательное отно­шение со стороны Индейского национального фонда и попытки воспрепятствовать развитию национально-освободительного движения коренного населения. Пока эти попытки остаются безуспешными. Сейчас, когда над Бразилией, по выражению Кардосо де Оливейра, дуют демократические ветры, возможности для продолжения прежней по сути дела антииндейской политики ФУНАИ значительно уменьшились. В то же время и индейцам пока не удалось добиться реализации даже тех прав, которые зафиксированы в Статуте ин­дейцев.

Исход противоборства Союза индейских народов, с одной стороны, и Индейского национального фонда — с другой, пока не ясен. Мно­гое будет зависеть от развития политической обстановки в стране, процесса ее демократизации. Все же несомненно, что в Бразилии вслед за многими другими государствами континента возникло индихенистское движение в общенациональном масштабе и наступает конец бесконтрольным и односторонним действиям властей в отно­шении своих подопечных – коренных жителей страны, заселивших ее земли за многие тысячи лет до появления здесь европейцев.

Индихенистское движение в Бразилии имеет некоторые особенности, существенно отличающие его от индихенизма, например, в Боливии или в Перу. Если в Боливии индейцы добиваются более полного и равноправного участия в экономической и социальной жизни, то в Бразилии, напротив, среди политически активных ин­дейцев преобладает стремление к автономии и даже изоляции от национального общества с тем, чтобы обеспечить сохранение тради­ционного образа жизни, своих этносов и социальных структур . Такая политика Союза индейских народов имеет объективные при­чины; здесь и малочисленность индейцев, составляющих в лучшем случае 0,1% населения, и низкая сравнительно с Боливией или Мек­сикой степень их интеграции в национальную экономическую и общественную жизнь, и отсутствие условий для такой интеграции. Остановимся на каждой из этих причин в отдельности.

Низкий процент коренного населения по отношению ко всей бразильской нации создает угрозу быстрого исчезновения индейских этносов, если они согласятся на предлагаемую им ФУНАИ поли­тику интеграции, а фактически ассимиляции, имеющей целью пре­вратить индейцев в резерв дешевой рабочей силы и лишить их даже тех куцых прав, которые им формально предоставляет Статут ин­дейцев.

Низкая степень интеграции в национальную экономику значи­тельной части индейских племен Бразилии, прежде всего живущих в районах нового освоения на севере и центро-западе, делает для коренного населения этих районов в принципе возможной борьбу за сохранение традиционного образа жизни. Естественно, что в тех странах Америки, где индейцы глубоко вовлечены в национальную экономику, подобная цель была бы нереальной.

Существенным фактором, стимулирующим стремление индейских общин к автономии и даже к изоляции от национального общества, является и то, что в современной Бразилии отсутствуют сколько-нибудь приемлемые возможности для интеграции коренного насе­ления в национальное общество. Это уже довольно давно поняли такие прогрессивные бразильские индеанисты, как один из руково­дителей Индейского парка Шингу Орландо Вилас Боас. Выступая перед выпускниками Университета г. Бразилия еще в 1971 г., он заявил: «. необходимо прервать интеграцию индейских обществ, сохраняющих традиционную культуру до тех пор, пока приход но­вых и лучших экономических и социальных условий жизни во внут­ренние области страны не даст возможности проводить такую по­литику интеграции, которая в действительности будет достойна этого названия. В настоящее время интеграция практически невозможна из-за наличия в Бразилии расистских и карикатурных представлений об индейцах, а также потому, что осуществлять ее фактически при­звана наиболее отсталая и бескультурная часть бразильского об­щества: сборщики каучука и орехов, искатели алмазов и т. д.» 9 По­добная интеграция в тех районах юга и востока Бразилии, где ее пытались осуществить, всегда ставила индейцев в маргинальное положение по отношению к национальному обществу. Руководители Союза индейских народов, по-видимому, самостоятельно, исходя из анализа сложившейся обстановки, пришли к тому же выводу, что и Вилас Боас, о необходимости жить в сравнительной изоляции до воз­никновения более справедливых социально-экономических условий.

Другой особенностью индихенистского движения в Бразилии яв­ляется большая роль, которую, особенно на первых порах, играла в этом движении католическая церковь в лице Индейского миссио­нерского совета (СИМИ). В годы после военного переворота 1964 г., когда осуществлялась жесткая цензура печати и прогрессивные деятели или эмигрировали, или были вынуждены молчать, едва ли не единственной организацией, имевшей возможность публично вы­ступать — и действительно систематически выступавшей — в защиту индейцев, являлась католическая церковь. Военному режиму было трудно заставить ее замолчать. Это значительно повысило авторитет миссионеров среди ее индейской паствы. Именно Индейский миссио­нерский совет стал инициатором созыва ассамблей индейских пле­мен, о которых мы говорили выше. Этот же совет предоставлял участникам ассамблей необходимый транспорт, финансовые средства, публиковал в миссионерском бюллетене отчеты о конференциях. Постепенно с ростом политической сознательности и организован­ности коренного населения роль миссионерского совета меняется. Если вначале он был инициатором индейских ассамблей и направ­лял всю их деятельность, то теперь СИМИ играет не руководящую, а вспомогательную роль в индихенистском движении, обеспечивая техническую сторону конференций, запись и публикацию выступлений и т. п. Насколько можно судить, бразильские индейцы все в большей степени стремятся найти собственную дорогу в борьбе за свои права. Создание Союза индейских народов, руководящие органы которого состоят только из индейцев, видимо, еще больше ограничит роль церкви в определении идейных основ и методов по­литической деятельности бразильского индихенизма. Пока они не­достаточно определены, и поэтому анализ их — дело будущего.

Читайте также:  В Нью-Йорке станут обязательными пеленальные столики в мужских туалетах

1. Подробнее см.: Файнберг Л. А. Индейцы Бразилии. М., 1975.

2. Ribeiro D. Report on Brazilian Indigenous Groups.— In: Indians of Brazil in the Twentieth Century. Washington, 1967, p. 87—90.

3. Cardoso de Oliveira R. Movimentos indigenas e indigenismo en Brasil.— Ame­rica Indigena, 1981, v. XLI, N 3, p. 399.

4. Hanbury-Tenison R. A Question of Survival for the Indians of Brazil. London, 1973, p. 264; Cardoso de Oliveira R. Movimentos indigenas. p. 400.

5. Cardoso de Oliveira R. Movimentos indigenas. p. 400.

6. Levy-Strauss Cl. Tristes Tropique. An Anthropological Study of Primitive So­ciety in Brazil. New York, 1964, p. 50—51.

7. Cardoso de Oliveira R. Movimentos indigenas. p. 402—405.

8. Indian Awakening in Latin America. New York, 1980, p. 14—15.

9. Villas Boas sugere una pausa na integragao de nosso indio.— О Globo, 1971, 26.VII, p. 18.

Сообщества › Это интересно знать. › Блог › Дикие племена XXI века

В век космических технологий даже не задумываешься, что есть племена, живущие как их предки тысячелетия назад. Живя среди пальм, охотясь, питаясь подножным кормом эти люди даже не догадываются, на сколько огромен и сложен мир.

Оккупировав остров Северный Сентинель, сентинельцы разместились вдоль всего побережья и представляют из себя довольно агрессивное племя. Любого чужака они встречают стрелами. Население в 300 человек поддерживается благодаря охоте, собирательству и ловле рыб. Племя изолировано от внешнего мира, и единственный способ размножения – родственные браки. При попытке установить контакт, группа National Geographic была подвергнута обстрелу со стороны сентинельцев. Все подарки, оставленные на побережье, племя выкинуло в океан. Также, за этим племенем наблюдается удивительное свойство: они могут предугадывать стихийные бедствия, после чего уходят вглубь джунглей.

История заставила прирождённых скотоводов взять в руки оружие, и это повлекло позитивные изменения, ведь сегодня Масаи самое воинственное и самое большое племя Африки. Их религия утверждает, что все животные на земле принадлежат именно им (удобно не так-ли), поэтому кража скота у других племён является вполне оправданной. Вы могли видеть множество фотографий людей в красных платьях и с оттянутыми ушами и губами, так вот это и есть Масаи.

Никобарские и Андаманские племена

В XXI веке до сих пор остались агрессивные племена каннибалов, которые живут только благодаря захвату и поеданию людей из соседних племён. Первые в жесткости люди племени «Корубо». Вместо охоты и собирательства, мужчины оттачивают умения изготовления отравленных дротиков и каменных топоров. Кстати топоры отшлифовывают так долго, что снести голову становится проще простого.

Довольно дружелюбное племя сейчас, которое раньше было племенем каннибалов. Племя относится к совсем недавней находке, а именно к концу ХХ века. Когда попадаешь в их обстановку появляется такое ощущение, что ты в каменном веке. Жилища строят на деревьях из прутьев, такие же шалашики каждый строил в детстве. Одомашненные дикие свиньи являются главным средством передвижения и съедаются только тогда, когда уже не в состоянии перевозить грузы и маленьких караваев.

Племя, проживающее в бразильских джунглях славится самым простым языком на планете и отсутствием какой-либо системы исчислений. У них нет мифологии, истории сотворения мира. Познавать что-то новое или говорить о вещах, которые ты сам не испытал – под запретом. Также нет оттенков цветов, обозначения погоды, зверей и растений. Их смело можно назвать самым неразвитым племенем мира. Несмотря на свою примитивность Пирах часто вызываются проводниками в джунглях и пока что не были замечены в агрессии.

Смотрите также

Метки: дикие племена

Комментарии 14

вроде взрослый мужчина, а трололо не распознал

Если это правда, то что троль что политагитатор, без разницы! Надо голову свою иметь, хотя это сейчас уже выходит из моды! Даздравствует “Бараний Марш”!
Бараний марш.
Шагают бараны в ряд,
Бьют барабаны, —
Кожу для них дают
Сами бараны.
Мясник зовет. За ним бараны сдуру
Топочут слепо, за звеном звено,
И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
Идут в строю с живыми заодно.
Они поднимают вверх
Ладони к свету,
Хоть руки уже в крови, —
Добычи нету.
Мясник зовет. За ним бараны сдуру
Топочут слепо, за звеном звено,
И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
Идут в строю с живыми заодно.
Знамена горят вокруг,
Крестища повсюду,
На каждом — здоровый крюк
Рабочему люду.
Мясник зовет. За ним бараны сдуру
Топочут слепо, за звеном звено,
И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
Идут в строю с живыми заодно.

Бертольд Брехт ну никак тролем быть не мог!
Актуально, будто сейчас написали.
Но это был 1943!

10 Племён, которым удалось избежать современной цивилизации

Считается, что в мире есть ни много ни мало около ста «изолированных племён», до сих пор живущих в самых дальних уголках мира. Члены этих племён, которые сохранили традиции, давно оставленные позади остальным миром, дают антропологам прекрасную возможность детально изучить пути развития различных культур на протяжении многих веков.

10. Народ Сурма (The Surma People)

Эфиопское племя Сурма избегало контактов с западным миром на протяжении многих лет. Тем не менее, они довольно известны миру благодаря своим огромным пластинам, которые они ставят в губы. Однако они и слышать не хотели ни о каком правительстве. Пока вокруг них полным ходом шла колонизация, мировые войны и борьба за независимость, народ Сурма жил в группах по нескольку сотен человек в каждой, и продолжал заниматься своим скромным разведением крупного рогатого скота.

Первыми людьми, которым удалось наладить контакт с народом Сурма, были несколько русских врачей. Они познакомились с племенем в 1980 году. Из-за того, что врачи были белокожими, члены племени сначала подумали, что они живые мертвецы. Одним из немногих предметов техники, которые адаптировали в свою жизнь члены народа Сурма, является AK-47, который они используют для защиты своего скота.

9. Перувийское племя, обнаруженное туристами

Блуждая в джунглях Перу, группа туристов внезапно столкнулась с членами неизвестного племени. Всё происшествие было снято на плёнку: племя пыталось общаться с туристами, но из-за того, что члены племени не знали ни испанского, ни английского, они вскоре отчаялись наладить контакт и оставили озадаченных туристов там, где они их нашли.

После изучения плёнки, записанной туристами, перувийские власти вскоре поняли, что группа туристов столкнулась с одним из тех немногих племён, которые до сих не были обнаружены антропологами. Учёные знали об их существовании и безуспешно искали их долгие годы, а туристы нашли их, даже не ища.

8. Одинокий бразилец

Журнал «Slate» назвал его «самым изолированным человеком на планете». Где-то в зарослях Амазонки есть племя, состоящее только из одного человека. Также как и Снежный человек, этот загадочный человек исчезает тогда, когда учёные должны вот-вот его обнаружить.

Почему же он пользуется такой популярностью, и почему же его не оставят в покое? Оказывается, по данным учёных он является последним представителем изолированного племени Амазонии. Он единственный человек в мире, который сохранил обычаи и язык своих людей. Общение с ним будет равносильно нахождению драгоценного клада информации, частью которой является ответ на вопрос о том, как ему удалось прожить в одиночку столько десятилетий.

7. Племя Рамапо (Ramapough Mountain Indians или The Jackson Whites)

В течение 1700-х годов, европейские поселенцы завершили свою колонизацию восточного побережья Северной Америки. К этому моменту, каждое племя между Атлантическим океаном и рекой Миссисипи было добавлено в каталог известных народов. Как оказалась, в каталог были занесены все, кроме одного.

В 1790-е годы, никому до этого не известное племя индейцев вышло из леса всего в 56 километрах от Нью-Йорка. Им каким-то образом удалось избежать контактов с поселенцами, несмотря на одни из крупнейших сражений, таких как Семилетняя война и Война за независимость, которые фактически проходили у них на задворках. Их стали называть «Белые Джексона» (Jackson Whites) из-за того, что у них был светлый цвет кожи, а также благодаря тому, что считалось, что они произошли от «Jacks» (сленговое слово, обозначающее Британцев).

6. Вьетнамское племя Рук (Vietnamese Ruc)

В ходе вьетнамской войны прошли беспрецедентные бомбардировки изолированных на тот момент регионов. После одной из особенно мощных американских бомбёжек, солдаты Северного Вьетнама были шокированы, увидев группу членов племени, выходящую из джунглей.

Это был первый контакт племени Рук с людьми, обладающими развитой технологией. Из-за того, что их дом в джунглях был сильно повреждён, они решили остаться в современном Вьетнаме и не возвращаться в свои традиционные жилища. Однако ценности и традиции племени, передаваемые из поколения в поколение на протяжении многих веков, не понравились вьетнамскому правительству, что привело к взаимной враждебности.

5. Последние из коренных американцев

В 1911 году, последний коренной американец, нетронутый цивилизацией, спокойно вышел из леса в Калифорнии, в полном племенном одеянии – и был тут же арестован шокированной полицией. Его звали Иши (Ishi), и он был членом племени Яхия (Yahia).

После допроса проведённого полицией, которой удалось найти переводчика из местного колледжа, выяснилось, что Иши был единственным выжившим представителем своего племени, после того как его племя было уничтожено поселенцами тремя годами ранее. После того, как он попытался выжить в одиночку, пользуясь только дарами природы, он, наконец, решил обратиться к другим людям за помощью.

Иши взял под свою опеку исследователь из Университета Беркли (Berkeley University). Там, Иши рассказал преподавательскому составу все секреты своей племенной жизни, и показал им много техник выживания, используя лишь то, что дала природа. Многие из этих техник были либо давно забыты, либо вообще неизвестны учёным.

4. Бразильские племена

Бразильское правительство пыталось выяснить, сколько людей проживает в изолированных районах Амазонской низменности для того, чтобы внести их в реестр численности населения. Поэтому правительственный самолет, оснащённый фотографическим оборудованием, регулярно летал над джунглями, пытаясь обнаружить и подсчитать людей, находящихся под ним. Безустанные полёты действительно дали результат, хотя и весьма неожиданный.

В 2007 году самолет, выполнявший рутинный низкий полёт, с целью получить фотографии, неожиданно попал под целый дождь стрел, которыми ранее неизвестное племя обстреливало самолёт из луков. Затем, в 2011 году, спутниковое сканирование зарегистрировало несколько пятнышек в том углу джунглей, в котором наличие людей даже и не предполагалось: как оказалось, пятнышками всё-таки были люди.

3. Племена Новой Гвинеи

Где-то в Новой Гвинее, скорее всего, остаются десятки языков, культур и племенных обычаев, которые до сих пор неизвестны современному человеку. Однако из-за того, что эта местность почти не изведана, а также из-за того, что характер и намерения данных племён носят неопределённый характер, с нередко проскальзывающими сообщениями о каннибализме, дикая часть Новой Гвинеи исследуется очень редко. Несмотря на то, что новые племена дольно часто обнаруживаются, многие экспедиции, ставящие своей целью выслеживание таких племён, так и не доходят до них, или же иногда просто пропадают.

Например, в 1961 году, Майкл Рокфеллер (Michael Rockefeller), задался целью найти некоторые из потерянных племён. Рокфеллер, американский наследник одного из самых огромных состояний в мире был отделён от своей группы и, по всей видимости, пленён и съеден членами пламени.

2. Пинтупийская девятка (The Pintupi Nine)

В 1984 году, у поселения в Западной Австралии, была обнаружена неизвестная группа аборигенов. После того, как они убежали, Пинупийскую Девятку, как их в последствии назвали, выследили те, кто говорил на их языке, и сказали им, что существует место, где вода бежит из труб и всегда есть достаточный запас еды. Большинство из них решило остаться в современном городе, несколько из них стали художниками, работающими в стиле традиционного искусства. Однако один человек из девяти, по имени Яри Яри (Yari Yari), вернулся в пустыню Гибсона (Gibson Desert), где он живёт и по сей день.

1. Сентинельцы (The Sentinelese)

Сентинельцы это племя, состоящее примерно из 250 человек, которые живут на острове Северный Сентинель (North Sentinel Island), находящимся между Индией и Таиландом. Об этом племени почти ничего не известно, потому что как только сентинельцы видят, что к ним кто-то приплыл, они встречают приезжего градом стрел.

Несколько мирных встреч с этим племенем, произошедших в 1960 году дали нам практически всё, что мы знаем об их культуре. Кокосы, доставленные на остров в качестве подарка, были съедены, а не посажены. Живые свиньи, были застрелены стрелами и похоронены, без того, чтобы их съели. Самыми популярными предметами у сентинельцев были красные вёдра, которые быстро разбирали члены племени – однако точно такие же зелёные вёдра, оставались на месте.

Любой, кто хотел высадиться на их остров, должен был сначала написать своё завещание. Команда «Нэшнл Географик» (National Geographic) вынуждена была развернуться, после того, как руководитель группы получил стрелу в бедро, а два местных гида были убиты.

Сентинельцы завоевали себе репутацию своей способностью переживать природные катаклизмы – в отличие от множества современных людей, живущих в похожих условиях. Например, это племя, живущее на берегу, успешно избежало эффектов цунами, вызванного землетрясением, произошедшим в Индийском океане в 2004 году, которое посеяло хаос и ужас на Шри-Ланке и в Индонезии.

Добавить комментарий