В Древнем мире не было синего цвета, и он может исчезнуть снова

Загадка древности: как появился синий цвет и почему его раньше не видели

Ещё недавно в истории человечества такой цвет, как синий, просто не существовал. Нет слова, определяющего этот цвет, в таких древних языках, как греческий, китайский, японский, иврит. Мало того, что нет слова, есть свидетельства, что древние люди не видели этот цвет вовсе.

Всё началось с древних произведений. В “Одиссее” Гомер сравнивает цвет моря с цветом тёмного вина, но почему не упоминает синий или зелёный?

В 1858 году учёный Уильям Гладстон заметил, что это не единственное странное описание цвета в этом произведении. Гомер описывает также детали одежды, вооружения, брони, черты лица, животных, и цвета, которые он присваивает многим вещам, крайне странные. Например, железо и овцы фиолетовые, а мёд зелёный.

Гладстон решил подсчитать, сколько раз встречается упоминание цветов в “Одиссее”. Чёрный приблизительно 200 раз, белый около 100, красный 15 раз, а жёлтый и зелёный менее 10 раз.

Тогда он стал изучать другие древнегреческие произведения и заметил интересную закономерность: нигде не упоминался синий цвет. Нет даже намёка на него. Такое ощущение, что греки жили в тёмном и мутном мире, лишённом ярких цветов. Были только белый, чёрный и цвет металла с редкими вкраплениями красного и жёлтого.

Гладстон предположил, что это была какая-то общая черта, присущая только грекам, но филолог Лазарус Гейгер (Lazarus Geiger) продолжил его работу и пришёл к выводу, что это справедливо и для других древних культур.

Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские истории и древнееврейскую версию Библии. Вот, например, что он написал об индуистских ведических гимнах:

“Эти гимны состоят из более 10 тысяч строк, где множество раз встречается описание небес. Едва ли что-нибудь описывается чаще, чем небеса. Солнце, закаты, день и ночь, тучи и молнии и много чего ещё. Но есть одна вещь, о которой невозможно узнать из этих описаний. Это то, что небо синего цвета”.

В древности не было синего цвета, он не отличался от зелёных и тёмных оттенков.

Тогда Гейгер стал копать дальше и выяснять, когда же появился синий цвет. И выявил ещё одну интересную закономерность. В каждом языке сначала были определения для тёмных и светлых оттенков, далее появлялось слово “красный” — цвет крови и вина, а только потом жёлтый и зелёный. И в самом конце, через много лет, наконец-то появился синий.

Единственная древняя культура, которая различала синий цвет, — египетская. У египтян даже была краска синего цвета.

Если так задуматься, то синего цвета не так много в природе. Есть, конечно, небо. Но действительно ли оно синее? Как мы видим из работ Гейгера, даже священные писания, которые часто описывают небеса, необязательно видят его таковым.

Почему люди не видели синий цвет до недавнего времени

Один исследователь, Гай Дойчер, автор книги “Сквозь зеркало языка”, провёл любопытный эксперимент. Он знал, что один из первых вопросов, который задают многие дети, это “Почему небо голубое?”. Так он растил дочь, стараясь при этом не описывать ей цвет неба, и однажды обратился к ней с вопросом, какой цвет она видит, когда смотрит на небо.

Девочка не могла ответить. Небо было для неё сначала бесцветным. Далее она решила, что оно белое. И только спустя некоторое время пришла к выводу, что оно синее.

Синий цвет был для неё не первым, который она увидела. Он был последним.

Могут ли люди видеть цвета, которым ещё нет определения?

Ответ на этот вопрос дать сложно, потому что мы не знаем, что происходило в голове у Гомера, когда он описывал море цвета тёмного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что древние греки и представители других древних культур имели такое же биологическое строение и способность воспринимать цвета, как и мы с вами.

Но действительно ли вы можете видеть то, чему ещё нет описания?

Учёный Джули Давидофф специально ездил в Намибию, чтобы выяснить это. Там он провёл эксперимент в местном племени химба, которое говорит на языке, где нет определения синему цвету и нет различий между голубым и зелёным.

Он показал им круг с 11 зелёными квадратами и одним голубым. Члены племени не смогли показать, какой из них отличается.

Но химба имеют в запасе больше слов, описывающих зелёный цвет, чем мы. Когда они смотрели на круг из зелёных квадратиков, где один немного отличался оттенком, они сразу же указывали на него.

Для большинства из нас это сложно.

Вот он, другой квадратик.

Джули Давидофф сделал вывод, что без слова, определяющего цвет, без способа его идентификации, нам очень сложно заметить какое-то различие, хотя наши глаза физически их воспринимают.

Итак, прежде чем синий цвет стал общепринятой нормой, люди могли видеть его, но не понимали, что они видят.

Получается, что новые цвета постепенно появляются в нашем мире. Не фактически (они уже существуют в природе), просто с течением времени люди развивают способность видеть и различать их.

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Почему древние люди не видели синий цвет

Синий цвет появился в человеческой истории сравнительно недавно — по крайней мере в том виде, в котором мы его знаем сейчас, его долгое время не было. В древних языках отсутствовало слово для описания синего цвета — ни в греческом, ни в китайском, ни в иврите не было соответствующей лексемы. А без слова, обозначающего цвет, люди могли не видеть его вообще.

Как мы поняли, что синего не хватает

Как известно, в «Одиссее» Гомер описывает «море цвета темного вина». Но почему «цвета темного вина», а не «темно-синее» или «зеленое»? В 1858 году ученый Уильям Гладстон, который позже стал премьер-министром Великобритании, заметил, что это не единственное странное описание цвета у великого грека. Несмотря на то что поэт в каждой песне приводит описания сложных деталей одежды, доспехов, оружия, черт лица, животных и многого другого, упоминаемые им цвета кажутся странными: железо и овцы — фиолетовые, мед — зеленый.

Гладстон решил подсчитать, сколько раз упоминается в книге каждый из цветов. Черный встречается около 200 раз, белый — приблизительно 100, а вот остальные цвета упоминаются редко: красный — менее 15 раз, желтый и зеленый — менее 10. Изучив другие древнегреческие тексты, Гладстон обнаружил ту же закономерность — в них не было ничего, что описывалось бы как «синее». Такого слова даже не существовало.

Казалось, греки жили в мутном, грязном мире, лишенном ярких красок, по большей части черного, белого и металлического цветов со случайными вспышками красного и желтого.

Гладстон предположил, что это, возможно, было уникальной особенностью греков. Но филолог Лазарь Гейгер продолжил его исследования и выяснил, что эта закономерность прослеживается и в других культурах.

Он изучал исландские саги, Коран, древние китайские рассказы и древнееврейский текст Библии. Анализируя индуистские ведические песнопения, он отмечает: «Эти тексты, включающие более десяти тысяч стихов, полны описаний небес. Вряд ли какой-либо объект описывается чаще. Солнце и игра цвета на краснеющем во время восхода крае неба, облака и молнии, воздух и эфир — все это разворачивается перед нами снова и снова. Но в этих древних песнях нигде не упоминается, что небо — голубого цвета».

У этих народов не было синего — потому что его не могли отличить от зеленого или более темных оттенков.

Гейгер решил выяснить, когда слово «синий» появилось в языках, и обнаружил странную закономерность. В каждом языке изначально существовали слова для черного и белого, тьмы и света. Следующее по времени появления обозначение цвета в каждом изученном языке — слово «красный», цвет крови и вина. После красного традиционно появляется желтый, а позже — зеленый (хотя в некоторых языках желтый и зеленый меняются местами). Последним во все языки приходит синий.

Единственной древней цивилизацией, создавшей слово для синего, были египтяне — и вполне закономерно, что единственной культурой, производившей синий краситель, также была древнеегипетская.

Если подумать, синий не так уж часто встречается в природе: синих животных почти не существует, голубые глаза — редкость, а синие цветы по большей части являются результатом селекции. Конечно, есть небо, но голубое ли оно на самом ли деле? Как мы узнали из работы Гейгера, даже в священных текстах, в которых небо упоминается постоянно, оно все равно не обязательно «синее».

Действительно ли небо голубое

Исследователь Гай Дойчер, автор книги «Сквозь зеркало языка: почему на других языках мир выглядит иначе», провел социальный эксперимент. В теории один из самых первых детских вопросов во всем мире — «Почему небо голубое?». Ученый вырастил свою дочь, стараясь никогда не заострять внимание на цвете неба, а затем однажды спросил ее, какой цвет она видит, когда смотрит ввысь.

Читайте также:  Близнецы и рак: совместимость знаков зодиака

Альма, дочь исследователя, не знала ответа. Для нее небо было бесцветным. Сперва она решила, что небо белое, а потом в конечном итоге, что оно голубое. То есть голубой цвет не был первым, который она увидела, и это был не тот ответ, к которому она интуитивно склонялась, хотя именно на нем она остановила в итоге свой выбор.

Получается, до того, как появилось это слово, люди не видели синего цвета?

С этим предположением все немного сложнее, потому что мы не можем точно сказать, о чем думал Гомер, когда описывал море цвета «темного вина» и фиолетовую овцу, — но мы точно знаем, что древние греки и вообще все древние цивилизации имели то же строение глаза и мозга, а следовательно, ту же способность различать цвета, что и мы.

Но можете ли вы увидеть нечто такое, для описания чего у вас нет подходящего слова?

В поисках ответа на этот вопрос исследователь Жюль Давидофф отправился в Намибию, в гости к племени химба. Это племя говорит на языке, не имеющем специального обозначения для синего, в нем синий и зеленый «слиты» на лексическом уровне.

В рамках эксперимента членам племени показали круг, где 11 квадратов были зелеными, а 1 — синим. Большинство участников не смогло выбрать тот, который отличался от других. Те же, кто разницу все-таки заметили, потратили намного больше времени и сделали при этом больше попыток, чем потребовалось бы даже слабовидящему человеку из развитой страны.

С другой стороны, у племени химба оказалось больше слов для определения оттенков зеленого, чем в английском языке. Взглянув на круг зеленых квадратов, один из которых немного отличается оттенком от остальных, они могут мгновенно определить, какой из квадратов не такой, как все. А вы?

Какой квадрат отличается от других?

Для большинства из нас это сложное задание.

Вот квадрат, отличающийся от других:

Давидофф пришел к выводу, что без слова для описания цвета, без идентификации его как отличающегося нам намного сложнее заметить разницу между цветами — даже если наши органы зрения обладают точно такими же физиологическими характеристиками, как глаза тех, кто легко видит эту разницу.

Выходит, до того, как синий стал распространенным понятием, люди могли видеть его — но, похоже, они не знали, что видят. Если вы видите что-то, но не знаете об этом, существует ли оно? Большой вопрос, который следует переадресовать представителям существующей с недавних пор науки нейрофилософии.

Сенсация: синего цвета раньше не существовало!

В этой статье речь пойдет о том, как мы видим окружающий нас мир и каким образом мы воспринимаем столь важное явление как цвет, даже не замечая этого. Например, знали ли вы, что до сравнительно недавнего времени такого цвета, как «синий» не существовало, по крайней мере, в таком виде, как мы привыкли думать о нем?

Занимательный факт: в древних языках нет слова для описания синего цвета: ни древнегреческий, ни китайский, ни японский, ни даже иврит не имеют ничего подобного. А если нет слова для обозначения цвета, то сам собой напрашивается вывод о том, что древние люди его вообще не видели.

Как мы поняли, что синего раньше не существовало?

В 1858 году ученый по имени Уильям Гладстон, который позже стал премьер-министром Великобритании, заметил, что это еще не самое странное описание цвета. И хотя поэт страницу за страницей описывает сложные детали одежды, доспехи, оружие, черты лица, животных и многое другое, приведенные им цветовые характеристики звучат весьма необычно. Железо и овцы у него фиолетовые, а мед – зеленый.

И вот Гладстон решил посчитать, сколько раз в книге упоминаются разные цвета. И в то время как черный упоминается почти 200 раз, а белый – 100 раз, другие цвета встречаются довольно редко. Например, красный упоминается менее 15 раз, а желтый и зеленый даже менее 10 раз. Гладстон начал изучать другие древнегреческие тексты и заметил то же самое – ни в одном произведении никогда не было ничего, что бы описывалось как «синее». Такого слова даже не существовало.

Казалось, греки жили в мутном и грязном мире, лишенном цвета. Их в основном окружал черно-белый и «металлический» мир, со случайными вспышками красного или желтого цвета.

Гладстон думал, что отсутствие синего – это, пожалуй, уникальное явление, характерное только для греков, но филолог Лазарь Гейгера, последователь работы Гладстона, заметил, что это наблюдается и во многих других культурах.

Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские рассказы и древнееврейский вариант Библии. Об индуистских ведических гимнах он писал: «Эти гимны, состоящие из более чем десяти тысяч строк, полны описаний небес, чаще которых упоминается разве что солнце и игра красных цветов зари. День и ночь, облака и молнии, воздух и эфир – все это разворачивается перед нами в этих древних текстах снова и снова. Но есть одна вещь, о которой никто не сможет когда-либо узнать из этих старинных песен. И это то, что небо голубое».

Гейгер решил выяснить, когда синие предметы начали появляться в различных языках, и он обнаружили странную картину по всему миру.

В каждом языке первыми появлялись слова для названия черного и белого или темного и светлого. Следующее слово, обозначающее цвет, которое появлялось в языках (в каждом изучаемом языке по всему миру) было слово «красный» – цвет крови и вина.

После красного, исторически, появляется желтый, а потом – зеленый (хотя в различных языках желтый и зеленый меняются местами). Последним из всех цветов появляется синий.

Но существовала одна единственная древняя культура, которая имела слово для описания синего. Это культура древних египтян. И, к тому же, только они могли получать краситель синего цвета.

Если вы подумаете немножко на эту тему, вы заметите, что синий не часто встречается в природе. Почти нет голубых животных, голубые глаза достаточно редко встречаются (по сравнению с другими цветами), и синие цветы – это в подавляющем большинстве творения человека. Существует, конечно, небо, но действительно ли оно синее? Как мы узнали из работ Гейгера, даже Писание, при его постоянном созерцании неба, не указывает, что небеса синие.

Разве небо действительно голубое? И что все это вообще значит?

Один из известных исследователей, Гай Дойчер, автор «Через язык стекла: Почему мир в разных языках выглядит по-разному», провел интересный эксперимент. Своей целью он выбрал один из первых детских вопросов: «Почему небо голубое?». И вот однажды он решил сделать так: он никогда не описывал цвет неба своей маленькой дочери, а затем в один прекрасный день спросил ее, какой цвет она видит, когда поднимает глаза к небу.

Алма, дочь Дойчера, понятия не имела, как ответить на этот вопрос. Небо для нее было бесцветным. В конце концов, она решила, что небо было белым, а потом передумала, и сказала: «Синее!». Таким образом, синий цвет – это не первое, что увидела девочка.

Прежде чем мы откроем все карты, давайте вместе разбираться:

Действительно ли древние люди не видели синий?

Но действительно ли вы видите что-то, если у вас для этого даже нет слова?

Исследователь по имени Жюль Давидов отправился в Намибию, где он провел эксперимент с племенем Химба, который говорит на языке, в котором нет слова для описания синего или, точнее сказать, нет слова для описания различия между синим и зеленым.

Член одного из племен Намибии участвует в исследовательском проекте.

Когда им показывали круг с 11 зелеными квадратами и одним синим, они не могли выбрать, какой из квадратов отличается от других. А тем, кому удавалось увидеть разницу, понадобилось для этого очень много времени, и ими было сделано очень много ошибок. Четко указать на синий квадрат не удалось никому.

Но в племени Химба есть гораздо больше слов для описания различных оттенков зеленого, чем в английском, французском или русском языке. И при взгляде на круг из зеленых квадратов, среди которых только один имеет немного другой оттенок, они сразу могут заметить отличающийся квадрат. А сможете ли вы сделать это?

Итак, проверим! Какой квадрат имеет отличный оттенок?

Согласитесь, для большинства из нас, это будет намного сложнее, чем для представителей племени Химба.

А уникальный квадрат находится здесь:

Давидоф говорит, что не имея слова для описания цвета, без возможности идентифицировать его, нам труднее заметить его, даже если наши глаза действительно видят этот цвет. Это является уникальным фактом! Поэтому, даже перед тем как такое слово как «синий» стало достоянием общественности, может быть, люди все равно уже видели его. Но, кажется, они попросту не осознавали это.

Поэтому, если вы не можете видеть что-то, можно ли сделать вывод, что этого не существует? Разве появляются новые цвета, которых никогда не существовало? Вряд ли. Скорее всего, все обстоит несколько иначе. Появляются не новые цвета, а наша способность замечать уже существующие…

Читайте также:  8 дурацких бизнес-идей, которые озолотили их авторов

Почему люди не видели синий цвет до недавнего времени

Знаете ли вы, что люди не различали синий цвет вплоть до современной эпохи? А что в некоторых священных писаниях небо не голубое? Или что в «Одиссее» Гомера овцы фиолетовые? Эта статья о том, в каких цветах люди видели мир раньше и когда мы научились различать синий.

Ещё недавно в истории человечества такой цвет, как синий, просто не существовал. Нет слова, определяющего этот цвет, в таких древних языках, как греческий, китайский, японский, иврит. Мало того, что нет слова, есть свидетельства, что древние люди не видели этот цвет вовсе.

Как мы узнали, что синего цвета не хватает?

Всё началось с древних произведений. В «Одиссее» Гомер сравнивает цвет моря с цветом тёмного вина, но почему не упоминает синий или зелёный?

В 1858 году учёный Уильям Гладстон (William Gladstone) заметил, что это не единственное странное описание цвета в этом произведении. Гомер описывает также детали одежды, вооружения, брони, черты лица, животных, и цвета, которые он присваивает многим вещам, крайне странные. Например, железо и овцы фиолетовые, а мёд зелёный.

Гладстон решил подсчитать, сколько раз встречается упоминание цветов в «Одиссее». Чёрный приблизительно 200 раз, белый около 100, красный 15 раз, а жёлтый и зелёный менее 10 раз.

Тогда он стал изучать другие древнегреческие произведения и заметил интересную закономерность: нигде не упоминался синий цвет. Нет даже намёка на него. Такое ощущение, что греки жили в тёмном и мутном мире, лишённом ярких цветов. Были только белый, чёрный и цвет металла с редкими вкраплениями красного и жёлтого.

Гладстон предположил, что это была какая-то общая черта, присущая только грекам, но филолог Лазарус Гейгер (Lazarus Geiger) продолжил его работу и пришёл к выводу, что это справедливо и для других древних культур.

Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские истории и древнееврейскую версию Библии. Вот, например, что он написал об индуистских ведических гимнах:

Эти гимны состоят из более 10 тысяч строк, где множество раз встречается описание небес. Едва ли что-нибудь описывается чаще, чем небеса. Солнце, закаты, день и ночь, тучи и молнии и много чего ещё. Но есть одна вещь, о которой невозможно узнать из этих описаний. Это то, что небо синего цвета.

В древности не было синего цвета, он не отличался от зелёных и тёмных оттенков.

Тогда Гейгер стал копать дальше и выяснять, когда же появился синий цвет. И выявил ещё одну интересную закономерность. В каждом языке сначала были определения для тёмных и светлых оттенков, далее появлялось слово «красный» — цвет крови и вина, а только потом жёлтый и зелёный. И в самом конце, через много лет, наконец-то появился синий.

Единственная древняя культура, которая различала синий цвет, — египетская. У египтян даже была краска синего цвета.

Если так задуматься, то синего цвета не так много в природе. Есть, конечно, небо. Но действительно ли оно синее? Как мы видим из работ Гейгера, даже священные писания, которые часто описывают небеса, необязательно видят его таковым.

Один исследователь, Гай Дойчер (Guy Deutscher), автор книги «Сквозь зеркало языка», провёл любопытный эксперимент. Он знал, что один из первых вопросов, который задают многие дети, это «Почему небо голубое?». Так он растил дочь, стараясь при этом не описывать ей цвет неба, и однажды обратился к ней с вопросом, какой цвет она видит, когда смотрит на небо.

Девочка не могла ответить. Небо было для неё сначала бесцветным. Далее она решила, что оно белое. И только спустя некоторое время пришла к выводу, что оно синее.

Синий цвет был для неё не первым, который она увидела. Он был последним.

Могут ли люди видеть цвета, которым ещё нет определения?

Ответ на этот вопрос дать сложно, потому что мы не знаем, что происходило в голове у Гомера, когда он описывал море цвета тёмного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что древние греки и представители других древних культур имели такое же биологическое строение и способность воспринимать цвета, как и мы с вами.

Но действительно ли вы можете видеть то, чему ещё нет описания?

Учёный Джули Давидофф (Jules Davidoff) специально ездил в Намибию, чтобы выяснить это. Там он провёл эксперимент в местном племени химба, которое говорит на языке, где нет определения синему цвету и нет различий между голубым и зелёным.

Он показал им круг с 11 зелёными квадратами и одним голубым. Члены племени не смогли показать, какой из них отличается.

Но химба имеют в запасе больше слов, описывающих зелёный цвет, чем мы. Когда они смотрели на круг из зелёных квадратиков, где один немного отличался оттенком, они сразу же указывали на него.

Для большинства из нас это сложно.

Вот он, другой квадратик.

Джули Давидофф сделал вывод, что без слова, определяющего цвет, без способа его идентификации, нам очень сложно заметить какое-то различие, хотя наши глаза физически их воспринимают.

Итак, прежде чем синий цвет стал общепринятой нормой, люди могли видеть его, но не понимали, что они видят.

Получается, что новые цвета постепенно появляются в нашем мире. Не фактически (они уже существуют в природе), просто с течением времени люди развивают способность видеть и различать их.

Интересно, видите ли вы сейчас что-нибудь, что другие пока не видят? И действительно ли это что-то существует?

До недавнего времени в истории человечества синего цвета не существовало!

До сравнительно недавнего времени в истории человечества «синего» цвета не существовало. В древних языках не было слова для обозначения синего цвета — ни в греческом, ни в китайском, ни в японском, ни в иврите. Есть доказательства, что, не имея слова для описания этого цвета, люди его вовсе не видели.

[media-credit name=»Cameralabs.org» link=»http://cameralabs.org/10896-pochemu-do-nedavnego-vremeni-lyudi-ne-videli-sinij-tsvet» align=»alignnone» width=»730″][/media-credit]

Фактрум публикует перевод увлекательной статьи издания BusinessInsider.

Как мы поняли, что синего не хватает

В «Одиссее» Гомер сравнивает море с цветом «тёмного вина». Но почему «тёмное вино», а не тёмно-синий цвет или зелёный?

В 1858 году учёный по имени Уильям Гладстон, ставший впоследствии премьер-министром Великобритании, заметил, что это не единственное странное описание цвета. Поэт страницу за страницей описывал сложные детали одежды, доспехи, оружие, черты лица, животных и многое другое. Но его упоминания о красках весьма непривычны. Железо и овцы фиолетовые; мёд зелёный.

Гладстон решил подсчитать количество упоминаний каждого цвета в книге. Оказалось, что чёрный встречается почти 200 раз; белый — около 100; другие цвета гораздо реже. Красный — менее 15 раз, а желтый и зелёный — менее 10. Гладстон обратился к другим древнегреческим текстам и обнаружил то же самое — нигде не упоминался синий. Слова такого даже не существовало.

Казалось, греки жили в хмуром и мрачном мире, лишённом ярких красок, с преобладанием чёрного, белого и цвета металла, с редкими вкраплениями красного или жёлтого.

Гладстон решил, что таково было уникальное цветовосприятие лишь у древних греков. Но его идеи развил немецкий филолог и философ Лазарь Гейгер (Lazarus Geiger), который в своих трудах отметил, что нечто подобное наблюдалось в разных культурах.

Он изучил исландские саги, Коран, древние китайские истории и древнееврейскую версию Библии. Об индуистских ведических гимнах Гейгер писал: «В этих трудах более десяти тысяч строк изобилуют описаниями небес. Едва ли найдётся объект, описанный чаще. Солнце, пылающие рассветы, день и ночь, облака и молнии, воздух и эфир — всё это раскрывается перед нами снова и снова… но есть нечто, о чём никто бы никогда не узнал из этих древних песен. О том, что небо голубое».

Синего цвета не было, то есть его не отличали от зелёных или тёмных оттенков.

Гейгер отследил, когда в мировых языках начал появляться «синий» и выявил любопытную картину.

В каждом языке в первую очередь появились слова для обозначения чёрного и белого или тёмного и светлого. Следующее слово, возникшее для характеристики цвета в каждом изучаемом языке по всему миру, — красный, цвет крови и вина.

Далее появился жёлтый, затем зелёный (в нескольких языках жёлтый и зелёный меняются местами). Последним из этих цветов в каждом языке появился синий.

Единственный древний народ, употреблявший слово для описания синего — это египтяне. И как следствие, это единственная культура, которая производила синий краситель.

Если задуматься, синего в природе не так уж и много — почти нет животных этого цвета, голубые глаза встречаются редко, а голубые цветы в основном выведены людьми. Конечно, есть небо, но синее ли оно на самом деле? Как мы убедились из работ Гейгера, даже в текстах, которые изобилуют описаниями неба, оно необязательно «синее».

Читайте также:  8 правил домашней аптечки, которые мы часто нарушаем

Действительно ли небо синее?

Исследователь Гай Дойчер (Guy Deutscher), автор бестселлера «Сквозь зеркало языка: почему на других языках мир выглядит иначе», провёл неофициальный эксперимент. Как известно, один из первых детских вопросов, который слышат родители: «Почему небо синее?» Дойчер растил свою дочь, стараясь не описывать цвет неба, и однажды спросил её, какой цвет она видит у себя над головой. Алма, дочь Дойчера, не имела об этом ни малейшего представления. Для неё небо было бесцветным. Сначала девочка решила, что оно белое, а потом всё-таки синее. Но синий цвет был не первым, который она назвала.

Получается, люди не видели синий цвет, пока у них не появилось слово для его описания?

Здесь сложно разобраться, потому что мы точно не знаем, что творилось в голове у Гомера, когда он описывал море цвета тёмного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что греки и другие народы древнего мире с биологической точки зрения обладали такой же способностью видеть цвета, что и мы с вами.

Можем ли мы видеть нечто, для описания чего у нас нет слов?

Чтобы ответить на этот вопрос исследователь Жюль Давидофф (Jules Davidoff) отправился в Намибию. Там он провёл эксперимент в племени химба, которое говорит на языке, не имеющем определения для синего цвета и не различающем синий от зелёного.

Когда людям племени показали круг с 11 зелёными квадратами и одним синим, они не смогли выбрать, который из них отличался от остальных. А те, кто разглядели разницу, затратили на это некоторое время и сделали несколько ошибок, прежде чем указали на синий квадрат.

Зато в языке химба есть больше слов для обозначения оттенков зелёного цвета, чем, например, в английском.

Взглянув на круг с зелёными квадратами, один из которых немного иного оттенка, они сразу замечают различие. А вы сможете?

[media-credit name=»Cameralabs.org» link=»http://cameralabs.org/10896-pochemu-do-nedavnego-vremeni-lyudi-ne-videli-sinij-tsvet» align=»alignnone» width=»730″][/media-credit]

Большинство из нас с трудом справляются с этой задачей.

Вот он, исключительный квадрат:

[media-credit name=»Cameralabs.org» link=»http://cameralabs.org/10896-pochemu-do-nedavnego-vremeni-lyudi-ne-videli-sinij-tsvet» align=»alignnone» width=»730″][/media-credit]

Давидофф пришёл к выводу, что, не имея слов для определения цвета, при отсутствии способа его распознавания, нам гораздо сложнее заметить его уникальность. Даже если наши глаза физически его воспринимают, у нас цвет каким-то образом блокируется.

Получается, что прежде чем синий цвет стал общераспространённым, возможно, люди его видели, но, похоже, они об этом не знали.

Возможно ли, что цвета проявляются в нашей жизни с течением долгого времени? Не технически, а наша способность их различать. Если мы не в силах замечать что-либо, существует ли оно в действительности?

Синий цвет и наше восприятие

В этой статье речь пойдет о том, как мы видим окружающий нас мир и каким образом мы воспринимаем столь важное явление как цвет, даже не замечая этого. Например, знали ли вы, что до сравнительно недавнего времени такого цвета, как «синий» не существовало, по крайней мере, в таком виде, как мы привыкли думать о нем?

Занимательный факт: в древних языках нет слова для описания синего цвета: ни древнегреческий, ни китайский, ни японский, ни даже иврит не имеют ничего подобного. А если нет слова для обозначения цвета, то сам собой напрашивается вывод о том, что древние люди его вообще не видели. Как мы поняли, что синего раньше не существовало? В своей «Одиссее» Гомер описывает море цвета «темного вина». Но почему «темное вино», а не темно-синий или зеленый?

В 1858 году ученый по имени Уильям Гладстон, который позже стал премьер-министром Великобритании, заметил, что это еще не самое странное описание цвета. И хотя поэт страницу за страницей описывает сложные детали одежды, доспехи, оружие, черты лица, животных и многое другое, приведенные им цветовые характеристики звучат весьма необычно. Железо и овцы у него фиолетовые, а мед – зеленый. И вот Гладстон решил посчитать, сколько раз в книге упоминаются разные цвета. И в то время как черный упоминается почти 200 раз, а белый – 100 раз, другие цвета встречаются довольно редко. Например, красный упоминается менее 15 раз, а желтый и зеленый даже менее 10 раз. Гладстон начал изучать другие древнегреческие тексты и заметил то же самое – ни в одном произведении никогда не было ничего, что бы описывалось как «синее». Такого слова даже не существовало. Казалось, греки жили в мутном и грязном мире, лишенном цвета. Их в основном окружал черно-белый и «металлический» мир, со случайными вспышками красного или желтого цвета. Гладстон думал, что отсутствие синего – это, пожалуй, уникальное явление, характерное только для греков, но филолог Лазарь Гейгера, последователь работы Гладстона, заметил, что это наблюдается и во многих других культурах. Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские рассказы и древнееврейский вариант Библии. Об индуистских ведических гимнах он писал: «Эти гимны, состоящие из более чем десяти тысяч строк, полны описаний небес, чаще которых упоминается разве что солнце и игра красных цветов зари.

День и ночь, облака и молнии, воздух и эфир – все это разворачивается перед нами в этих древних текстах снова и снова. Но есть одна вещь, о которой никто не сможет когда-либо узнать из этих старинных песен. И это то, что небо голубое». Гейгер решил выяснить, когда синие предметы начали появляться в различных языках, и он обнаружили странную картину по всему миру. В каждом языке первыми появлялись слова для названия черного и белого или темного и светлого. Следующее слово, обозначающее цвет, которое появлялось в языках (в каждом изучаемом языке по всему миру) было слово «красный» – цвет крови и вина. После красного, исторически, появляется желтый, а потом – зеленый (хотя в различных языках желтый и зеленый меняются местами). Последним из всех цветов появляется синий.

Но существовала одна единственная древняя культура, которая имела слово для описания синего. Это культура древних египтян. И, к тому же, только они могли получать краситель синего цвета. Если вы подумаете немножко на эту тему, вы заметите, что синий не часто встречается в природе. Почти нет голубых животных, голубые глаза достаточно редко встречаются (по сравнению с другими цветами), и синие цветы – это в подавляющем большинстве творения человека. Существует, конечно, небо, но действительно ли оно синее? Как мы узнали из работ Гейгера, даже Писание, при его постоянном созерцании неба, не указывает, что небеса синие. Разве небо действительно голубое? И что все это вообще значит?

Один из известных исследователей, Гай Дойчер, автор «Через язык стекла: Почему мир в разных языках выглядит по-разному», провел интересный эксперимент. Своей целью он выбрал один из первых детских вопросов: «Почему небо голубое?». И вот однажды он решил сделать так: он никогда не описывал цвет неба своей маленькой дочери, а затем в один прекрасный день спросил ее, какой цвет она видит, когда поднимает глаза к небу. Алма, дочь Дойчера, понятия не имела, как ответить на этот вопрос. Небо для нее было бесцветным. В конце концов, она решила, что небо было белым, а потом передумала, и сказала: «Синее!». Таким образом, синий цвет – это не первое, что увидела девочка. Прежде чем мы откроем все карты, давайте вместе разбираться: Действительно ли древние люди не видели синий? Разобраться в этом очень сложно, потому что мы не знаем точно, что происходило в мозгу Гомера, когда он описывал море цвета темного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что древние греки и другие нации в древнем мире имели такую же биологию, как и современный человек, и поэтому они обладали точно такой же способностью видеть цвета, как и мы. Но действительно ли вы видите что-то, если у вас для этого даже нет слова?

Исследователь по имени Жюль Давидов отправился в Намибию, где он провел эксперимент с племенем Химба, который говорит на языке, в котором нет слова для описания синего или, точнее сказать, нет слова для описания различия между синим и зеленым. Член одного из племен Намибии участвует в исследовательском проекте. Когда им показывали круг с 11 зелеными квадратами и одним синим, они не могли выбрать, какой из квадратов отличается от других.

А тем, кому удавалось увидеть разницу, понадобилось для этого очень много времени, и ими было сделано очень много ошибок. Четко указать на синий квадрат не удалось никому. Но в племени Химба есть гораздо больше слов для описания различных оттенков зеленого, чем в английском, французском или русском языке. И при взгляде на круг из зеленых квадратов, среди которых только один имеет немного другой оттенок, они сразу могут заметить отличающийся квадрат.

А сможете ли вы сделать это? Итак, проверим! Какой квадрат имеет отличный оттенок?

Добавить комментарий