В нашем обществе стать жертвой

Топик по английскому «Преступления в нашем обществе» (Crime in our society)

Crime has been around us for many centuries. Every day when we open a newspaper or turn on TV almost all we read or hear is about criminals and their illegal actions. According to the law, people who commit a crime must be punished, imprisoned or even sentenced to a death penalty. Without punishment our life in the society would be less secure, although sometimes punishment isn’t strict enough, to my mind.

Some kinds of crimes are as old as the human society (such as stealing, pick-pocketing, vandalism, assault or domestic violence, murder and manslaughter), others are a more recent phenomenon. Armed robbery of stores and banks, hacking into computers (so called “cyber frauds”), corruption or forgery of money and documents, for instance, are some of them. The 20 th century has also seen the appearance of organized crimes such as drug-trafficking, drug-smuggling and hijacking. Statistics show an alarming rise of violent crimes and crimes to do with the illegal sale of arms across the world. Unfortunately women and children often become the victims of crime. Sometimes criminals kidnap rich people or their kids and ask for a ransom to be paid for them.

Besides violent crimes, there are so called “white-collar crimes” in our modern society. These are frauds when a person isn’t physically threatened or hurt. Among them are tax evasion (when people are accused of not paying taxes on purpose), bribery, identity theft (when a criminal steals personal information of another person in order to use his credit cards or bank accounts, for example).

To crown it all, we must regret that today a great deal of crimes is committed by teenagers who want to become independent as soon as possible and to find a royal road to getting much money. Teenagers use drugs and drink alcohol, so they can’t control themselves. Moreover, modern TV programs and films containing much violence and sex often have huge and negative influence on teenagers.

In conclusion I should say that crime prevention in our society is an extremely difficult and complicated task because we should change our social and moral principles at large.

Перевод

Преступления окружают нас многие столетия. Каждый день, когда мы открываем газету или включаем телевизор, почти все, что мы читаем или слышим – это преступники и их противоправные действия. По закону люди, совершившие преступления, должны быть наказаны, заключены в тюрьму или даже приговорены к смертной казни. Без наказания наша жизнь в обществе была бы менее безопасной, хотя иногда наказание бывает недостаточно строгим, по моему мнению.

Некоторые виды преступлений стары, как само человеческое общество (такие как воровство, карманная кража, вандализм, разбой и домашнее насилие, умышленное и непредумышленное убийство), другие виды стали более недавним явлением. Вооруженное ограбление магазинов и банков, взлом компьютеров (так называемый «кибер-криминал»), коррупция или подделка банкнот и документов, к примеру, являются некоторыми из них. 20-й век также увидел появление организованных преступлений, таких как контрабанда и незаконный оборот наркотиков и захват самолета. Статистика показывает тревожный рост жестоких преступлений и криминала, связанного с незаконной продажей оружия по всему миру. К сожалению, часто женщины и дети становятся жертвами криминала. Иногда преступники похищают богатых людей или их детей и требуют за них выкуп.

Помимо жестоких преступлений, в нашем современном обществе существуют так называемые должностные преступления. Это мошеннические действия, когда человеку не угрожают физически и не причиняют боль. Среди них – уклонение от налогов (когда люди обвиняются в преднамеренной неуплате налогов), взяточничество, хищение персональных данных (когда преступник похищает личную информацию другого человека с целью использования его кредитных карт или банковских счетов, к примеру).

Ну и наконец, мы должны с сожалением признать, что сегодня большое количество преступлений совершается подростками, которые хотят стать независимыми как можно быстрее и найти легкий способ добычи денег. Подростки употребляют наркотики и алкоголь, поэтому они не контролируют себя. Более того, современное ТВ и фильмы содержат много жестокости и секса и часто имеют огромное негативное влияние на подростков.

В завершение хочу сказать, что предотвращение криминала в нашем обществе является крайне трудной и сложной задачей, потому что нам следует менять наши общественные и моральные принципы в целом.

Если Вам понравилось — поделитесь с друзьями :

Присоединяйтесь к нам в Facebook!

Смотрите также:

Самое необходимое из теории языка:

Предлагаем пройти тесты онлайн:

Рекомендуемые статьи и видео:

Английский язык с репетиторами онлайн

Теперь Вы можете обучаться английскому языку самостоятельно, пользуясь бесплатными ресурсами нашего образовательного сайта, а также выбрать себе подходящего репетитора у нашего партнера и заниматься в школе TutorOnline:

  • Индивидуальные занятия
  • Доступные цены
  • Удобные способы оплаты
  • Бесплатный вводный урок
  • Гарантированный возврат денег

Курсы по английскому языку

Структурированные, хорошо продуманные курсы английского языка дают быстрый и надежный результат, включают профессиональную помощь преподавателя, а часто моральную поддержку и помощь товарищей по учебе.

Как не быть жертвой

«Ну вот, почему опять я?!» — вопрошаю я сквозь слезы обиды и злости, обнаружив очередную пропажу кошелька из сумочки. И пусть он был почти пуст, но он был мой! К тому же это уже второй раз на этой неделе. «Просто “карма” какая-то!» — говорят знакомые, признаться, так думаю и я сама, отчего проникаюсь к себе еще большим сочувствием.

На следующий день, чуть поостыв, решаю серьезно подойти к вопросу и выяснить у авторитетных источников, почему, действительно, я и к тому же «опять»? А то ведь если события будут развиваться в таком ключе и далее, то можно ожидать и третьего происшествия на этой неделе!

Чтобы ответить на этот вопрос, а заодно понять, какие у меня шансы стать или не стать жертвой в третий раз, лезу в книжку с красивым названием «Виктимология». Читаю: «Виктимология — наука о жертве преступлений, возникла в шестидесятые годы на стыке различных областей человеческой деятельности — судебной практики, социальной работы, криминалистики, психологии. Развитие виктимологии связано с повышением общественного внимания к жертве как человеку, несправедливо претерпевающему материальный и моральный ущерб, ущемленному в своих правах».

Оказывается, роль случайности в столкновении конкретного человека с преступностью велика — особенно когда механизмы правовой защиты в данном обществе не действуют и распространены преступные действия. Тогда потенциальной жертве ничего «специального» и не нужно делать, она может встретиться с преступником просто потому, что людей, склонных нарушить нормы права, вокруг много и они знают, что останутся безнаказанными.

С одной стороны, это означает, что на жертве нет родового проклятья, это — не особая «судьба», с другой стороны — преступление может случиться с каждым, кто живет в государстве, плохо защищающем своих граждан. Пожалуй, лучше буду радоваться: «проклятия жертвы» нет, а к государству мы вроде бы привыкли и научились самостоятельно в нем выживать, рассчитывая на себя и своих близких. Учитывая слабость социального контроля над преступностью, мы научились защищаться частным образом: видеокамеры, стальные двери, газовые баллончики. Чтобы не стать жертвой в третий раз, мне нужно, учитывая специфику нашего транспорта, прятать кошелек глубже, дальше и тщательнее. Да, тоже мне — удивили! Мягко говоря, не неожиданный ответ…

Держа в уме фактор случайности и общий «разгул преступности», все-таки продолжаю искать ответ на вопрос о том, почему некоторые люди чаще других становятся жертвами преступления. Нахожу указание на то, что все-таки существуют некоторые типажи, которые особенно уязвимы перед возможностью встречи с преступником.

Первая разновидность — «латентная» (скрытая) жертва. Основу ее предрасположенности к тому, чтобы стать жертвой, составляют такие черты, как неоправданная доверчивость, некритичное отношение к новым знакомым, беспомощность, зачастую склонность к суеверию и стремление к легкой наживе — это типичная жертва мошенничества разного масштаба. Действительно, такого человека легко себе представить у лохотрона, с открытым ртом и горящими глазами вращающего барабан… Вроде бы это не я… Но вот брезжит смутное воспоминание, что именно в день первой кражи я возвращалась с работы весьма усталая, расстроенная, и вид у меня был, наверное, беспомощный. Понимаю, что латентная» жертва может привлекать своим видом не только мошенника, но и карманника.

Вторая разновидность — провоцирующая жертва — агрессивная, упрямая, заносчивая, многие насильственные преступления спровоцированы этим типом жертв: жертва создает у пока еще потенциального преступника «подходящее» для преступления состояние. Слова, действия жертвы усиливают эмоции преступника (злость, страх, чувство стыда), и преступник поступает под влиянием этих эмоций, не в силах остановиться. Жертва эмоционально «вдохновляет» преступника. И этот портрет узнаваем (разумеется, в других), это, например, жертва нетрезвых хулиганов — раздраженный гражданин, возможно, и сам под некоторым градусом.

Вне зависимости от того, к какому типажу мы ближе, мы можем привлекать преступника еще и тем, что создаем условия, облегчающие ему совершение преступления, подвергаем себя неоправданному риску. Тогда преступник, который, может быть, еще не определился с конкретной жертвой, а только вышел «на охоту», непременно поймет, что нас-то ему и надо. Например, если мы оставляем дорогие вещи незапертыми в машине, подписываем финансовые документы не читая, не консультируясь с юристом, то мы тем самым организуем ситуацию риска, «приглашающую» к совершению преступления. Причем легкомысленное поведение сделает нас весьма вероятной жертвой даже в ситуации надежной правовой защиты в обществе.

Если в нашем поведении обнаруживаются описанные выше особенности и мы не осознаем их связи с преступлениями, то можем попадать н
еоднократно в неприятные ситуации (например, как герой П. Ришара в фильме «Невезучие»).

Некоторые виктимологи идут еще дальше и говорят, что жертва и преступник — это, скорее, не враги, а партнеры, и связь между ними тем сильнее, чем тяжелее преступление. Получается, что они находятся не «по разные стороны баррикад» и принадлежат не к разным враждебным мирам, как можно было бы подумать. Потенциальный преступник и его будущая жертва часто — участники одного и того же круга событий, одних и тех же типов ситуаций, или даже члены одной социальной группы, ведь для того, чтобы произошло преступление, жертве и преступнику надо встретиться. Конечно, степень сходства жертвы и преступника различается в зависимости от вида преступления: по некоторым данным, сходство выражено больше в тяжких преступлениях.

Итак, что же мы имеем? С одной стороны, характеристики жертвы не могут быть причинами преступления, это всегда — действия преступника. А вот с другой… Эмоциональное подначивание потенциального преступника, беспечность, общая социальная незащищенность меня как гражданина — это в первую очередь провоцирует мои риски подвергнуться разного рода преступлениям.

Поиск ответа на мой вопрос заканчивается легким разочарованием… Ведь если хорошенько вдуматься, все это выводится из простого здравого смысла.

По зрелом размышлении прихожу к выводу, что не все так уж просто в этой виктимологии… Конечно, все эти слова ученых кажутся очевидными, но проблема-то как раз и состоит в том, чтобы помнить, что следует и чего не следует делать, когда мы вот-вот готовы влипнуть в чреватые криминалом ситуации. Виктимологи помогают нам обобщить чужие ошибки и научиться на них «не терять сознания» в трудные моменты.

«Технология» кражи проста: в ее основе отвлечение внимания жертвы от действий преступника. Воры рассчитывают на то, что потерпевший будет действовать шаблонно, стереотипно, непроизвольно: толкнули — среагировал на того, кто толкает, хотя следует при «тычках» обращать внимание в первую очередь на сохранность своих вещей. Часто, чтобы отвлечь внимание, карманник или его соучастник в толпе умышленно толкает человека, мешает ему, скажем, в транспорте. Тот либо отодвигается, либо начинает ругаться с «хамом», а тем временем оказывается жертвой вора, «столкновение» маскирует его действия.

Если вас отвлекает что-то в толпе — проверьте вещи. Способы отвлечения жертвы могут быть и весьма изощренными, но цель их весьма проста — переключить внимание.

Со стороны-то все так прекрасно видно: «попался» наш знакомый — значит, не доглядел. Раз сам не доглядишь, то думаешь: со мной все это случайно, потому что кругом беззаконие или «карму» отыгрываю… Все-таки не случайно у меня на одной неделе два раза вытаскивали кошелек, и «карма» здесь совершенно ни при чем: беспечно поступала, негибко подходила к ситуации, пускала на самотек, а надо было быть собраннее и внимательнее. Тривиально? Да. Конструктивно? Да! Пеняя на злой рок, я ничего не буду менять в своем поведении и подсознательно буду ждать следующего удара судьбы — заделаюсь стопроцентной «латентной жертвой». Анализируя свое поведение, я смогу изменить его, по крайней мере у меня появляется на это шанс…

Иллюзия неуязвимости. Кто становится жертвами сексуальных преступлений, и почему их осуждает общество?

В 18% случаев сексуальное насилие совершается в доме жертвы, в 16% – на улице, в 4% случаев – в официальном учреждении, в том числе в школе, институте, больнице и других. Одна из каждых четырех девушек и один из каждых десяти юношей становятся жертвами сексуальных преступлений, не достигнув 18 лет.

Читайте также:  9 экспериментов, которые доказали, что лучше всего работают люди, которые ленятся и много отдыхают

По информации Кризисного центра «Анна» 40 % преступников приходятся жертвам близкими родственниками (отец, дед, брат, отчим), 50 % преступников – соседями или друзьями семьи родственников или потерпевших; 10 % преступников — знакомыми или случайными лицами для жертв.

По данным МВД РФ, в прошлом году в России было совершено 3177 изнасилований и покушений на изнасилование, 3000 из них были раскрыты. Однако в большинстве случаев жертвы не обращаются за помощью, боясь обвинений со стороны близких и общества.

Кто совершает сексуальное насилие, почему люди нередко осуждают жертву и пытаются найти оправдания преступникам, а также как самому не оказаться в роли насильника, объясняет психолог Ирина Куприянова.

Почему люди совершают сексуальные преступления?

Объяснение сексуального насилия осложняется многочисленными формами, которые оно принимает, и контекстами, в которых оно происходит. Возможно, звучит странно, но сексуальное насилие – это не про секс, это про власть, властные отношения. Обычно называют четыре теории сексуального насилия: психиатрическую, феминистскую, эволюционную и социального научения. Различаются они идеологической оберткой. По сути, сексуальное насилие всегда связано с властью и контролем.

Чаще всего насильники – это мужчины, имеющие регулярную половую жизнь, женатые и внешне благополучные. Они совершают насилие не потому, что испытывают неконтролируемое сексуальное желание или у них недостаточно сексуальных возможностей. Они делают это, потому что чувствуют право на чужие тела и игнорируют право других людей на несогласие.

Для таких людей характерны определенные психологические травмы, полученные в детстве (скандалы в семье, насилие и унижение со стороны родителей, одноклассников). Есть большая вероятность того, что в дальнейшем они будут стремиться подавлять всех слабее себя, чтобы компенсировать собственную неуверенность и страх. Причём перекладывая с себя вину и ответственность на внешние обстоятельства.

Если женщина сопротивляется сексу, это может восприниматься мужчинами как угроза их мужественности, вызывающая кризис мужской идентичности и требующая сексуального контроля и насилия, которые рассматриваются как способ разрешения этого кризиса.

Кто совершает сексуальные преступления, и все ли насильники – маньяки?

Нет двух одинаковых сексуальных преступников, они составляют крайне разнородную популяцию. Исследования выделяют такие типы насильников:

Существует стереотип, что чуть ли не все мужчины хотят совершить сексуальное насилие, потому что биологически к этому предрасположены. Это не так. Поиск причин изнасилования в биологии контрпродуктивен. Это больше связано с мужской гендерной социализацией. С тем, как наше общество формирует гендер и мужественность. То есть реальная проблема – это поведение и культура.

Большинство сексуальных посягательств совершаются кем-то, кого потерпевший знает, что часто сбивает с толку, подрывает доверие к отношениям, да и к миру. Приятные и очаровательные люди тоже совершают насилие.

Ещё одно распространённое заблуждение, что женщины могут подвергнуться сексуальному насилию только со стороны мужчин. Фактически женщины могут подвергаться сексуальному насилию со стороны людей любой гендерной идентичности, включая других женщин. То, что сами женщины не совершают сексуальные преступления, тоже прочно укоренившийся социальный стереотип.

Люди всех гендерных идентичностей могут быть как потерпевшими, так и насильниками.

Маньяка отличает от «просто» насильника серия совершенных аналогичных преступлений. В процессе изнасилований и насильственных действий сексуального характера они проявляют особую жестокость по отношению к своим жертвам, глумятся над ними до, во время преступления и даже после убийства потерпевших. Это уже поле психиатрии, и, конечно, далеко не все насильники – маньяки.

Кто становится жертвами преступления?

В первую очередь, конечно, женщины. Далеко не только молодые и привлекательные, которые флиртуют и носят «откровенную» одежду, бывают изнасилованы.

Подвергаются насилию люди всех возрастов и внешности, всех классов, культур, способностей, полов, сексуальности, рас и религий. «Привлекательность» жертвы чаще всего не является определяющим фактором для насильника.

Жертвами сексуального насилия становятся мужчины и дети, а также люди, которые определяют себя другими терминами, например, транссексуалы. Нет никакого оправдания сексуальному насилию, и это никогда не вина жертвы.

Люди могут подвергаться преследованиям по признаку сексуальной ориентации или гендерного поведения. Такие нападения, которые часто называют «корректирующими изнасилованиями», могут происходить как бы для того, чтобы приспособить человека к гетеросексуальной ориентации или к более приемлемым представлениям о поведении для предполагаемого пола жертвы.

Мужчины также подвергаются сексуальному насилию. Могу сказать совершенно определённо, что последствия сексуального насилия для мужчин и мальчиков не менее разрушительны, чем для женщин и девочек, и им необходима специальная поддержка и реабилитация.

Из-за того, что мужчина социализирован и должен вести себя в нашем обществе определённым образом, он, пережив сексуальное насилие, может чувствовать себя не «настоящим» мужчиной.

Ему может быть трудно сказать кому-либо, что он подвергся сексуальному насилию, особенно если преступником была женщина. Гомофобия также заставляет мужчин, которые пережили изнасилование мужчиной, бояться рассказывать свои истории (сам потерпевший или окружающие могут чувствовать, что «настоящий» мужчина смог бы защитить себя).

Виновата ли жертва в изнасиловании? Можно ли считать внешний вид, состояние опьянения или темный переулок провоцирующими факторами?

Внешний вид женщины, когда её изнасиловали, совершенно не имеет значения и не может рассматриваться как провокация. Люди могут подвергаться сексуальному насилию независимо от того, что на них надето или как они себя ведут. Это не делает их ответственными за нападение.

Это заблуждение снова показывает степень допустимости сексуального насилия в нашем обществе. Никто не заслуживает того, чтобы на него нападали, не просит и не хочет, чтобы на него напали. Никакой внешний вид и никакое поведение не являются оправданием преступника или смягчающим обстоятельством преступления.

Только около 10% изнасилований совершаются незнакомыми, подавляющее большинство изнасилований совершают люди так или иначе знакомые с жертвой, а зачастую и теми, кому потерпевшие ранее доверяли или даже любили.

Люди бывают изнасилованы в своих домах, на своих рабочих местах и в других местах, где они раньше чувствовали себя в полной безопасности. Насильниками могут быть друзья, коллеги, клиенты, соседи, члены семьи, партнеры или бывшие. Поэтому тёмный переулок – совсем не самое страшное и опасное место в этом плане.

Согласие на секс – это когда кто-то соглашается по своему желанию и обладает свободой и способностью сделать такой выбор. Если человек потерял сознание или плохо соображает из-за алкоголя или наркотиков, он не может дать своё осознанное согласие на секс. Вся ответственность лежит на насильнике.

Что переживает жертва?

Жертвы могут демонстрировать очень широкий спектр эмоциональных реакций: спокойствие, истерика, смех, гнев, апатия, шок. Каждая по-своему справляется с травмой. Последствия сексуального насилия крайне разрушительны для психики, как бы ни проявлялось это внешне.

Жертва получает глубокие психические, моральные, часто и физические травмы. Гнев, беспокойство, страх, растерянность, чувство вины, стыд, депрессия и даже мысли о самоубийстве – всё это обычные реакции человека, пережившего сексуальное насилие.

Часто они начинают злоупотреблять алкоголем, наркотиками для того, чтобы попытаться справиться с таким опытом и его последствиями.

Психическая травма зачастую гораздо хуже любой физической. Последствия могут выливаться в кошмары, приступы паники, волны неуверенности в себе, непреодолимое чувство недоверия. Жизнь изнасилованных женщин навсегда меняется, некоторые говорят, что они никогда не будут такими, как раньше.

Почему жертвы редко обращаются в полицию?

После сексуального насилия трудно понять, как реагировать на случившееся. Человек может быть физически ранен, эмоционально истощен и не знать, что же делать дальше. Возможно, жертвы и хотели бы обратиться в правоохранительные органы, но не знают, как это сделать или боятся. Некоторые не обращаются даже за медицинской помощью.

Причины не сообщать о сексуальном насилии могут быть следующими: боязнь полиции, повторного насилия, уверенность, что полиция не станет ничего делать. Жертвы боятся огласки, считают, что их слов недостаточно, если нет других доказательств, боятся обвинений в свой адрес (список можно продолжить).

Почему жертвы не рассказывают о произошедшем близким людям?

Жертве трудно говорить о пережитом, и иногда самым сложным может быть момент обсуждения этого с самыми близкими людьми. Жертвы беспокоятся за родителей, как они смогут это пережить, боятся отвержения партнёра, осуждения.

В некоторых семьях в принципе не принято говорить о чём-то, связанном с сексом. Если с близкими изначально не выстроены отношения доверия и взаимной поддержки, то может и мысли не возникнуть с ними делиться, чтобы не получить в ответ упреки, обвинения, очередную порцию негатива.

С психологической точки зрения, вспоминая и рассказывая о случившемся насилии, жертва может быть ретравмирована, то есть воспоминания ранят не меньше самого травмирующего события снова и снова. И эта вторичная травма часто усугубляет последствия травмы, которую они уже испытали.

Почему общество осуждает жертву и ищет объяснения поведению насильника?

Одна из причин, по которой общество осуждает жертву, это потребность дистанцироваться от неприятного происшествия и тем самым подтвердить свою иллюзию неуязвимости («если вести себя правильно, быть хорошим, то ничего плохого не произойдёт»). Люди успокаивают себя, думая: «я не такой, как она, потому что я этого не делаю, со мной этого никогда не случится». Но это, конечно, не так.

Другая причина – так называемая культура изнасилования, от которой не свободно российское общество. Это среда, в которой распространено изнасилование и в которой сексуальное насилие нормализуется и оправдывается в массовой культуре, в СМИ и других социальных институтах.

Идея о том, что изнасилование является преступлением против женщины и, в частности, преступлением против тела женщины, относительно новая. На протяжении большей части человеческой истории изнасилование рассматривалось как имущественное преступление против мужа или отца женщины, поскольку они фактически владели ею.

Женщин осуждают, потому что они долгое время считались социально менее ценными, чем мужчины. Они спутницы мужчин, вспомогательные, а не полноценные люди сами по себе.

Было бы наивно думать, что общество настолько трансформировалось, чтобы забыть это окончательно и бесповоротно. Потому общество делает виноватой в случившемся именно женщину.

Сейчас стало более социально неприемлемым озвучивать, что значимость женщины меньше, чем мужчины. Но неявный контекст остаётся, и ситуация меняется медленно. Культура изнасилования увековечена путем использования женоненавистнических высказываний, объективизации женских тел и гламуризации сексуального насилия, что и порождает общество, которое осуждает жертву, а не насильника.

Широкое неверие в изнасилование имеет сложную историю, но относительно простую причину: люди не верят женщинам.

Как помочь жертве?

Имеет смысл подумать о двух вещах: как можно поддержать жертву и как позаботиться о себе (избежать сотравматизации).

Восстановление после сексуального насилия – это процесс, который проходит очень по-разному и может занять недели, месяцы или даже годы.

Как минимум, чтобы помочь, нужно поддержать, не пугаться эмоций и чувств жертвы и своих собственных. Чувствовать и переживать – это нормально для человека. Бывает достаточно спокойно выслушать и пожалеть, проговорить тот момент, что жертва как была, так и остаётся хорошим человеком и случившееся не сделало её хуже, и она ни в чём не виновата, а вся вина и ответственность лежат на совершившем насилие, и только на нём. Это важно.

И в первую очередь нужно поверить потерпевшей, понимая, что раскрытие такого опыта требует большой силы и мужества. Нужно открытым текстом сказать: «я верю тебе». При этом нужно соблюдать конфиденциальность и никому не пересказывать услышанное без разрешения.

Многие пережившие насилие испытывают глубокое чувство бессилия, поэтому важно помочь почувствовать контроль над ситуацией. Вместо того, чтобы взять ответственность в свои руки, лучше спросить: «как я могу тебе помочь, что я могу сделать для тебя». Можно предложить сопровождать в медицинское учреждение или в полицию, если она захочет. Нужно поддерживать её решения, даже если они не нравятся или не кажутся рациональными (в рамках разумного, конечно).

Не нужно допрашивать и выспрашивать конкретные подробности о сексуальном насилии, не надо задавать вопросы типа «зачем ты туда пошла?» или «почему ты не кричала?». Не нужно сообщать, что она должна была сделать или «а вот я бы на твоём месте…».

Всесторонняя поддержка гораздо более полезна, чем гнев, разочарование или желание отомстить насильнику.

Крайне важно осознавать и свои ограничения: у каждого человека есть предел того, сколько он может дать. Если слишком тяжело, не хватает ресурсов, имеет смысл перенаправить пережившего насилие к специалисту, например, к психологу или в кризисный центр для женщин.

Как предотвратить сексуальные преступления?

Как это ни печально, совершенно любой человек может подвергнуться сексуальному насилию, и нет никаких надежных способов предотвратить сексуальные преступления. Вероятно, можно принимать определённые меры для повышения личной безопасности, исходя из здравого смысла, но сложно предложить некую инструкцию, следуя которой можно гарантированно обезопасить себя и своё окружение.

Если говорить более глобально, то, конечно, необходимо менять сложившийся гендерный порядок в обществе, продвигать социальные нормы, которые защищают от насилия.

Как не стать насильником?

В первую очередь, осознать, что принуждение к занятию сексом означает занятие сексом без добровольного согласия.

Полезно развивать эмпатию и проработать свои психологические проблемы и травмы, признать и взять на себя ответственность за свое сексуальное агрессивное поведение.

Практически все совершившие сексуальные преступления имеют психические травмы, и им необходимо найти способ отработать их, чтобы не использовать насильственный секс для восстановления чувства силы, могущественности и мужественности.

Читайте также:  9 фраз, разрушающих отношения

В нашем обществе стать жертвой

Адаптация — это своего рода привыкание к условиям, при которых жертва становится жертвой. Другими словами, условия вокруг нас могут измениться, и мы, подобно лягушке номер два в изложенной выше небольшой истории, можем постепенно адаптироваться к ним. Мы склонны не замечать постепенных перемен. Так большинство партнеров, находящихся в отношениях с абьюзером, привыкают к вербальному насилию. Они постепенно адаптируются, пока, как лягушка номер два, не оказываются в окружении, убивающем их дух.

Восприятие жертвы обусловлено условиями в ее родной семье, ее культурой и взаимоотношениями. Все это определяет ее взгляд на мир. Как следствие, весь ее опыт влияет на то, как она воспринимает происходящее с ней.

Поскольку изложенное в книге подразумевает влияние определенных культурных особенностей и неравенства в нашем обществе, данная глава является лишь кратким обзором и сосредотачивается в основном на факторах, которые, по всей видимости, сильнее других повинны в том, что жертва не распознает агрессию.

Прежде всего нужно сказать о том, что в силу определенных условий жертва считает, что партнер ведет себя по отношению к ней рационально. Такое «программирование» начинается еще в раннем детстве. Кто из нас ребенком не слышал: «Не стоит плакать» или нечто в этом роде. Но даже если родители не разрешают взять еще одну конфетку и ребенок плачет, его ведь можно утешить, сказав: «Я понимаю, что тебе хочется еще, но нельзя есть сладкое постоянно». Так ребенок научится осознавать свою печаль и сожалеть о потерях, находя поддержку в сочувствии родителей, вместо того чтобы верить, что иррациональное «Не стоит плакать» рационально, реально и логично.

Женщина с раннего детства учится не доверять своим чувствам и не признавать вербальной агрессии. Любая вербальная агрессия иррациональна . Возможно, в контексте войны, реальность которой не подвергается сомнению, вербальная агрессия и обладает какой-то рациональностью. В контексте же отношений она иррациональна, как и поведение вербального абьюзера.

Вера в рациональность партнера — основное допущение, основанное на сочетании разнообразных факторов, поддерживающих его. Многие из этих факторов начинают действовать еще в раннем возрасте.

Большое влияние на нашу психику может оказывать опыт поколений. К. Г. Юнг описывает шаблоны, согласно которым структурируются наше мышление и восприятие, и называет их архетипами. Архетипический, или первобытный, образ «мужского начала» — это «логос», воплощающий в себе рациональность и логичность. Иррациональность же отождествляется с женским началом. Как следствие, женщина может полагать, что ее партнер рационален, а сама она представляет иррациональную сторону в их отношениях.

Если мужчина отрицает свое агрессивное поведение, утверждая, что ничего подобного не происходило или его «причиной» стали поступки и слова самой жертвы, женщина может попытаться подыскать рациональное объяснение произошедшему, веря в то, что партнер поступает логично. Она может думать: «Должна же быть какая-то причина, почему он рассердился на меня», «Должна же быть какая-то причина, по которой он не считает мою работу важной» или «Должна же быть какая-то причина, по которой он считает, что я хочу начать ссору с ним».

Убеждение в рациональном поведении партнера — одна из основных причин замешательства жертвы, не понимающей, что происходит. В одно мгновение он может придерживать дверь для нее, а в следующее — накричать, когда она просто отвечает на его вопрос. Такие резкие переходы от рационального к иррациональному поведению не только сбивают женщину с толку, но порой и усиливают ее решимость найти какое-то логическое объяснение происходящему!

На образ мышления жертвы влияют не только детские впечатления и культурная среда, в которой она росла, но и повседневные акты агрессии со стороны ее партнера. Как следствие, она не только лишается способности распознать агрессию, но может и никогда в жизни не задаться вопросом «подвергаюсь ли я вербальной агрессии?». Многие люди даже не знают, что это такое — вербальная агрессия. Обычно для них это оказывается совершенно новой концепцией. Когда что-то не имеет названия и его, как кажется, не видят другие, это воспринимается как нечто нереальное .

Особенно у жертвы подрывается вера в реальность своего восприятия. Если женщине все чаще и чаще повторять, что она слишком чувствительна и всегда пытается спорить, поступать наперекор и настаивать на своей правоте, она постепенно привыкает к агрессии, все чаще испытывая при этом сомнения в адекватности своего восприятия. Такого рода «программирование» сродни «промыванию мозгов», которое может менять взгляд не только на собственные поступки, интересы и самые заветные идеи, но и на поведение своих близких. Подумайте о случае с Леей:

Люк постоянно твердил мне, что у меня какая-то странная семейка, но исподволь, не напрямую. Постепенно я начала верить, что его взгляд отражает реальное положение вещей. Я впала в замешательство. Но, размышляя о своих родственниках, я осознавала, что в действительности это хорошие люди, доброжелательные, трудолюбивые и успешные. И все же у меня было такое ощущение, что с моими родными что-то не то и его родственники какие-то более солидные, что ли. Сейчас я понимаю, что это не так. Это было похоже на промывание мозгов.

Дениз Уинн, автор книги «Сознание, которым манипулируют» ( Manipulated Mind ), в связи с промыванием мозгов, или психологическим убеждением, пишет следующее: «Создающие его сообща социальные и психологические факторы, а также бессознательные установки сами по себе могут обладать весьма мощной влиятельной силой». Она говорит о том, что жертвы психологического убеждения имеют некие общие переживания. Например: «Их уверенность подрывается. Их поведение формируется посредством образования условных рефлексов. Их заставляют поверить в то, что никому из близких нет дела до происходящего с ними. Они приучаются ощущать беспомощность. Унижение в глазах публики преуменьшает их самостоятельность. Потребность в дружбе и одобрении заставляет их подчиняться. Пробужденная в них тревога, страх и чувство незащищенности увеличивают их внушаемость. Непредсказуемость поведения их поработителя спутывает их ожидания и предположения. Без „нормы”, к которой они могли бы адаптироваться, они еще сильнее ощущают потерю контроля».

Уинн также описывает исследование Роберта Лифтона. Она говорит, что «Лифтон выделил черты, которые ему казались характерными для идеологического тоталитаризма и необходимыми для поддержания власти над индивидами». Любопытно отметить, что первая называется «контроль над всеми формами коммуникации».

И действительно, в самих отношениях агрессор может контролировать всю межличностную коммуникацию, отрицая агрессию и отказываясь обсуждать с жертвой ее планы и беспокойство. Как выразилась Мэри:

У него своя тайная повестка. Он пытается контролировать вас. Если вы не знаете его тайны, вы беспомощны.

У всех народов существуют традиции и из поколения в поколение передаются мудрые изречения. Это часть нашего культурного наследия. К сожалению, в обществе также бытуют вредные нормы и способы выражения полуправды. Многие из них превратились в клише, посредством которых жертва может интерпретировать свое поведение. Ниже описаны некоторые из этих клише и их значение для жертвы.

Вредные нормы и клише

«Ответственность несут оба». Если жертва верит в это, то предполагает, что она в какой-то степени виновна в своей эмоциональной боли.

«Любовь преодолевает все». Если жертва верит в это, она может прийти к мысли, что если будет сильнее любить и принимать своего партнера таким, какой он есть, то все будет хорошо.

«Ты можешь подняться над всем недостойным». Если жертва верит в это, то может прийти к мысли, что чем сильнее она будет, тем легче ей будет преодолеть свою боль.

«Радуйся, что у тебя есть крыша над головой». Если жертва верит в это, она начинает полагать, что ожидает слишком многого и должна радоваться тому, что у нее есть.

«Не можешь сказать что-то приятное о человеке, не говори ничего». Если жертва верит в это, она может считать, что было бы нелояльно, неуважительно или слишком грубо рассказывать другим о беспокоящем ее поведении партнера.

«Женщина должна отдавать немного больше, чем мужчина». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна прикладывать больше усилий для понимания своего партнера и больше с ним делиться, чтобы он ее понял.

«Будь вежлива к людям, и люди будут к тебе вежливы». Если жертва верит в это, она может полагать, что партнер кричит на нее, потому что она была невежлива по отношению к нему или не смогла объяснить, что действительно имела в виду.

«Не воспринимай все слишком серьезно». Если жертва верит в это, она может полагать, что если станет проще относиться к тому, что на нее кричат, то ей не будет так плохо.

«Если ты откроешься перед ним, он откроется перед тобой». Если жертва верит в это, она может полагать, что, стоит поделиться с партнером своими мыслями и переживаниями, и он тоже поделится с ней.

«Продолжай попытки». Если жертва верит в это, она может полагать, что еще о чем-то не подумала или не попыталась как следует понять партнера или сделать так, чтобы он ее понял.

«Никогда не сдавайся». Если жертва верит в это, она может полагать, что, оставив попытки достичь взаимопонимания, потерпит неудачу и поражение.

«Он грозен лишь на словах». Если жертва верит в это, она может полагать, что его слова не должны ранить ее.

«Не следует ожидать слишком многого». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна умерить свои ожидания.

«Люди не всегда имеют в виду то, что говорят». Если жертва верит в это, она может полагать, что, как бы ей ни было плохо, он не хотел ее ранить, а значит, она не должна испытывать таких ощущений.

«Улыбайся». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна сохранять оптимизм, благодаря которому ей удастся понять партнера.

«Он просто не понимает». Если жертва верит в это, она может полагать, что, если объяснит ему свои чувства, он поймет и перестанет ранить ее.

«Это всего лишь такая стадия». Если жертва верит в это, она может полагать, что настроение партнера вскоре улучшится.

«Пусть говорит что хочет, лишь бы руки не распускал». Если жертва верит в это, она может полагать, что не должна испытывать боль от любых его слов.

«Нужно принимать людей такими, какие они есть». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна соглашаться с поведением партнера и понимать его.

«Не судите, да не судимы будете». Жертва может не отличать допустимое поведение от недопустимого, полагая, что критиковать поступки партнера — значит чрезмерно осуждать его.

«Ты сама создаешь свою реальность». Жертва может считать, что она делает что-то неправильно: сама создает трудности в отношениях или неверно чувствует.

«Никто не говорил, что жизнь будет легкой». Жертва может считать, что трудности — это обычное дело и ее отношения не более проблематичны, чем у других людей.

Почему люди разыгрывают роль жертвы и как проявляется это состояние

Это первая статья из серии о роли жертвы и ее проявлении в вашей жизни.

  • Часть 1[Вы здесь] Почему люди разыгрывают роль жертвы и как проявляется это состояние
  • Часть 2 — 11 признаков состояния жертвы [чек-лист]
  • Часть 3 — Как выйти из состояния жертвы

Только твое умение Осознанно преодолевать трудности, а не то,
как долго ты можешь сидеть с закрытыми глазами и наблюдать
красивые образы, покажет, насколько развито твое Сознание.

Все хотят быть счастливыми. Вряд ли в мире есть люди, которые этого не желают.

Но большинство чувствует себя несчастными из-за того, что в их сознании преобладает роль жертвы.

Одновременно быть жертвой и добиваться успеха невозможно.

Если человек формирует у себя сознание жертвы и транслирует его окружающим, он тем самым отталкивает от себя успех, любовь и счастье. Это мешает в жизни.

Так что же такое состояние жертвы? Как его определить?

Бонус читателям:

В конце статьи вы можете скачать буклет “Состояние жертвы. Как выйти из него” с текстовой версией этой статьи.

Признаки жертвы

Состояние жертвы можно определить по следующим признакам:

  • Человек считает, что его жизнью управляет кто-то другой. Жертва чувствует себя марионеткой. Она не берет ответственность на себя за свою жизнь и за то, что с ней происходит.
  • Жертва жалуется, просит помощи, но сама ничего не делает для разрешения проблемы, ничего не предпринимает для выхода из неприятной для нее обстановки.
  • Жертва ничего делать не желает, она просто хочет пожаловаться.

Все люди периодически пребывают в этом состоянии. Кто-то больше, кто-то меньше. У каждого есть сферы жизни, где они ощущают себя жертвой.

Если вас посещают мысли: «Как меня все достало, все у меня плохо и все не так», вы впали в состояние жертвы. Главное — не зависать в нем.

Состояние жертвы — это не ресурсное состояние.

Никто не становится жертвой без собственного желания. Человек сам разрешает сознанию жертвы поселиться в нем.

Выгоды состояния жертвы

Хотя человек чувствует себя несчастным, у состояния жертвы есть скрытые выгоды, неосознаваемые им.

Жертва не берет на себя ответственность за свою жизнь

Человек искренне верит, что все горести в его жизни происходят не по его вине, а в силу внешних обстоятельств. Так жертва снимает с себя ответственность.

Читайте также:  Агрессивное поведение детей младшего и старшего дошкольного и школьного возраста

Жертва убеждена, что на её жизнь влияют любые обстоятельства: мнение окружающих, прошлое, среда и семья, в которой человек родился.

Влияет все, кроме выборов и действий самой жертвы.

Как научиться делать верный выбор и с уверенностью принимать мудрые решения читайте в статье “Как определиться с выбором и изменить жизнь к лучшему”.

Такое положение дает право ничего не делать.

Ведь если складывающиеся обстоятельства от человека не зависят, и он не творец своей жизни, то любые попытки улучшить жизнь не имеют смысла.

Жертва не станет предпринимать действий для изменения ситуации. Она всегда находит оправдания своего бездействия.

Она отчаянно убеждена, что у неё ничего не получится, тогда зачем что-то делать.

Жертва нуждается во внимании

Человек ошибочно считает, что жалостью к себе может вызвать у окружающих людей внимание, симпатию и любовь.

Когда у него не получается создать отношения, он принимает чувство жалости к себе за любовь.

Поэтому жертва будет ныть, жаловаться на жизнь, рассказывать, как у нее все плохо.

У жертвы, как правило, всегда находится для этого повод: мало денег или много долгов, плохой муж(жена), непослушные дети, тяжелая работа, что-то где-то болит т.д.

Такой человек считает, что его никто не понимает, все люди для него вокруг плохие.

Жертва всегда ноет и таким образом сливает часть своего негатива на окружающих. Но при этом, что-то сделать, чтобы изменить жизнь она не готова и не будет.

Если жертве дать дельный совет, она найдет отговорки и оправдания, почему ей эти советы не подходят.

Так как ее цель — не решить ситуацию, а получить порцию внимания.

Если чувство неудовлетворенности — ваш частый спутник по жизни, тогда рекомендуем к прочтению эту статью.

Страданиями жертва подчеркивает свою значимость

Страдая, жертва осознает свою избранность, хотя может этого и не признавать.

Жертва упивается душевными терзаниями, она великомученица. Именно в этом проявляется “важность” и особенность жертвы.

Часто женщины пытаются повысить свою значимость, принося себя в жертву ради любви. При этом не понимают, что эта жертвенность делает их несчастными.

Потому что человек не будет счастлив, если жертвует собой ради кого-то или чего-то.

В результате, она только возненавидит тех, ради кого принесла себя в жертву.

Самопожертвование ради счастья ребенка или карьеры мужа, чаще всего приводит к мыслям: «Как он так может со мной поступать, я же столько для него сделала, я жила для него!»

Жертвенность ради других вытолкнет из жизни человека любовь и радость жизни.

Несчастный человек никому не принесет пользы, как бы он этого ни желал. Если он сам несчастлив, рядом с ним никто не будет счастливым.

Жертвовать собой ради других ошибочно. Ровно также, как нельзя и других людей вынуждать жертвовать собой ради вас.

Жертва не осознает выгоды своего положения.

Поэтому, если вы попытаетесь ей пояснить, что пора от нытья приступить к действиям, что хватит упиваться своими страданиями, жертва на вас сильно обидится.

У состояния жертвы есть потенциал

Большинство людей начинают свое развитие, пройдя через неприятности, из состояния жертвы.

Наступает тупиковый момент, когда человек понимает, что он больше не может находиться в такой ситуации.

Слишком больно и тяжело, все сполна достало, необходимо срочно менять образ жизни и окружение.

Позиция жертвы нужна, чтобы человек начал действовать.

Любые неприятные ситуации в жизни человека случаются не для того, чтобы человек поддался обстоятельствам, а чтобы преодолеть очередной этап развития и выйти на новый уровень.

Определить на каком уровне духовного развития вы находитесь, поможет статья “Эволюция Души человека: Интеграция и Сонастройка”.

Страх перед болезнью или перед потерей близкого человека, когда рушатся отношения, может стать движущей силой и подтолкнуть на выход из состояния жертвы, на развитие.

Когда близкие люди создают трудные ситуации, провоцируют конфликты, это происходит для того, чтобы человек обратил внимание на то, что ему в его жизни уже не соответствует.

Близкие высвечивают то, что больше не вписывается в жизнь человека.

Почему люди не хотят отказаться от роли жертвы

Люди испытывают страх перед мыслью, что в жизни что-то придется менять: образ жизни, круг знакомых, работу.

Ведь счастливый человек мыслит иначе, живет в иной среде, в другом окружении, а люди к таким переменам не готовы.

Человек не представляет, как это жить без привычных болезней, неприятностей, без таких родных страданий и стенаний.

В результате человек-жертва предпочитает оставаться в комфортной для него среде и отказывается от приятных перемен.

Он находит для себя оправдания, что любые перемены для него недосягаемы, чтобы не действовать. Вместо того, чтобы что-то делать, совершать какие-то шаги, человек сидит и бесконечно страдает.

Цепляясь за состояние жертвы, человек только вредит себе. Сделанные выборы определяют его будущее.

А находясь в состоянии жертвы, человек совершает поступки, которыми удаляет от себя счастье, любовь и радость.

Когда в жизни происходят неприятные события, от этого человек чувствует себя несчастным, жертвой.

И в таком состоянии он притягивает только негативные события. Новая порция в виде болезненных ситуаций погружает его в еще большее состояние жертвы.

События, которые происходят в его жизни, словно бы зацикливаются на негативе. Получается замкнутый круг.

Читайте, с чем связано нежелание жить своей настоящей жизнью и как начать ценить свой опыт.

Как выйти из этого круговорота?

Пока человек не поймет, что он сам притягивает в свою жизнь те или иные обстоятельства, что все плохое или хорошее что с ним случается, это его собственное творение, любые усилия помочь ему со стороны окружающих будут тщетными.

Выйдя из состояния жертвы и взяв на себя всю ответственность, человек способен справиться с любыми неурядицами жизни, наладить отношения с окружающими, исцелить физическое тело, выбраться из самой непролазной финансовой ямы.

Как расстаться с привычным образом страдальца, поговорим с вами в следующей статье.

Как становятся жертвой преступления?

Почему личность становится жертвой преступлений? Это роковая случайность и стечение обстоятельств, «наказание высших сил» за грехи и злодеяния или некая врожденная или приобретенная предрасположенность к этому?

В криминологии и в юридической психологии для более полного понимания обстоятельств, причин и условий преступления, всегда принимается во внимание личность потерпевшего, а именно особенности его поведения, которые предшествовали или происходили во время совершения преступления. Например, пре­ступные действия обвиняемого могут быть вызваны неправомерными, неосмотрительными или легкомысленными действиями потерпевшего (далее уйду от юридической терминологии и буду использовать термин «жертва преступления»). Поведение жертвы относится к объективным признакам состава преступ­ления и может влиять на вину обвиняемого, а иногда и исключать ее.

Лица, рискующие оказаться жертвами преступления, ведут себя по-разному: агрессивно или иным провоцирующим образом; пассивно, уступают насилию; проявляют полное непонимание уловок преступников или элементарную неосмотрительность. Их поведение может быть правомерным или, наоборот, правонарушающим и даже преступным, а вклад в механизм преступления как минимальным, так, при определенных обстоятельствах, и решающим.

Приверженцы психоаналитической парадигмы объясняют предрасположенность стать жертвой наличием бессознательного чувства вины или стыда и желания быть наказанным, а также проекцией собственных агрессивных импульсов на преступника, что может приводить к его вынужденной агрессивной реакции, и, таким образом, к опосредованному удовлетворению этих импульсов.

Люди, сознательно или бессознательно избирающие социальную роль жертвы (установка на беспомощность, нежелание изменять собственное положение без вмешательства извне, низкая самооценка, запуганность, повышенная готовность к обучению виктимному поведению, усвоению виктимных стереотипов со стороны общества и общины) чаще вовлекаются в различные криминогенные кризисные ситуации с подсознательной целью получить как можно больше сочувствия, поддержки со стороны, оправданности ролевой позиции жертвы.

Существует научное направление, которое занимается изучением жертв преступления – виктимология. Зарождение этого научного направления связывает с такими авторами как Ганс фон Гентиг и Бенджамин Мендельсон.

Принято выделять психологические аспекты виктимности (специальную виктимность) и виктимность общую, связанную с полом, возрастом, социальной ролью и социальным статусом жертвы.

Например, в ряде исследований установлено, что:

Подвергая тщательному анализу список черт жертв разных категорий преступлений, можно привести так же массу примеров, когда жертвами могут становится и лица, не обладающие указанными чертами.

Отдельно хочу остановиться на данных относительно жертв сексуальных преступлений, как наиболее изученной категории.

В свое время, М. Амиром была предложена концепция так называемой способствующей жертвы, которую автор разработал на основании изучения ряда дел по изнасилованию. В частности, Амир использовал термин «изнасилования, спровоцированного жертвой». «Провокацию» можно обнаружить в случаях, когда жертва, с точки зрения насильника, дала неявное согласие на секс или позволила поместить себя в опасную или уязвимую ситуацию. В частности, исследователь предложил относить к «провокациям» употребление алкоголя, согласие сесть в машину незнакомого мужчины, согласие на ту или иную форму сексуального взаимодействия, а также недостаточно решительное сопротивление насильнику. Амир заключил, что «так или иначе, жертва всегда является причиной преступления».

Позже этот список черт жертв сексуальных преступлений был дополнен другими авторами:

Женщины чаще становятся объектом сексуальной агрессии из-за своей половой принадлежности. Кроме того риск стать жертвой сексуальных преступлений связан с зависимым положением женщины от мужчины, связанным с контекстом культурных, социально-экономических и политических отношений, а также неблагоприятными условиями воспитания и наличием опыта насильственных отношений в родительской семье.

Было предложено различать два вида виктимного поведения, связанного с половыми преступлениями:

  • провоцирующее (толчковое) поведение жертвы, порождающее у преступника уверенность в доступности партнерши;
  • благоприятствующее поведение жертвы подразумевает морально небезупречное, облегчающее изнасилование поведение потерпевшей, формирующее у преступника предположение о возможности совершения полового акта с ее согласия.

Развитие концепции способствующей жертвы привело к другой крайности, а именно расширению списка «провоцирующего» поведения, когда флирт с мужчиной, случайное знакомство и совместное проведение досуга с малознакомым мужчиной, слишком броская манера в одежде и пр. стали рассматриваться как виктимное поведение.

В результате, в адрес приверженцев этой концепции было брошено обвинение в том, что таким образом узаконивается мужская агрессивность и ущемляется половая свобода женщины:

«Единственная возможность для женщины-жертвы избежать обвинений — это жить в постоянном страхе, что каждый мужчина может оказаться насильником»

«Единственный нужный ингредиент для изнасилования, спровоцированного жертвой, — это воображение насильника»

«Представление о том, что жертвы домашнего и сексуального насилия «провоцируют» мужчин на совершение насилия, то есть, фактически, заслуживают своей виктимизации, принадлежит к патриархальному менталитету, который в действительности и лежит в основе таких преступлений. Обсуждение роли жертвы в совершённом в отношении неё насилии отвлекает внимание от структурных причин насилия над женщинами».

«Провоцирующие» факторы поведения жертвы в действительности являются таковыми не объективно, а в восприятии преступника. Используя категорию «провоцирующее поведение жертвы» (или «виктимное поведение»), мы тем самым оправдываем преступника».

В нашем сознании жертвами сексуальных преступлений являются женщины и дети, однако это не всегда так. Половые преступления по отношению к мужчинам также широко распространены, однако чаще страдают от посягательств со стороны других мужчин. Однако эта тема практически не освящается, как будто бы она вообще не существует.

Допущение, что совершение преступления может зависеть от поведения жертвы, подвергается острой критике как обвинение жертвы.

С точки зрения социальной психологии, обвинение жертвы – это последствие веры в справедливый мир.

Т.е. другими словами, для того, чтобы мы ощупали подконтрольность окружающего мира и возможность оказывать влияние на него, нам нужно понимать причину происходящих несчастий с людьми. При этом важно, чтобы источником этих несчастий был сам человек, а не внешние или случайные факторы (или использование диспозиционной атрибуции для объяснения поведения другого человека). Это прекрасный способ избавиться от чувства внутренней тревоги и сделать этот мир, пусть хотя бы только в нашем воображении, более предсказуемым и управляемым. Вслед за религией («Это ему/ей за его грехи досталось!»), мы можем использовать и светские объяснения происходящих событий («Сам/сама виновата, нельзя быть таким/такой доверчивой!»).

Обвинение жертвы является одной из форм так называемой повторной виктимизации.

Так, в культурах с жесткими обычаями и табу по отношению к сексу и сексуальности жертвы изнасилований особенно сильно подвержены стигматизации. Например, общество может рассматривать жертву изнасилования как «испорченную». В таких культурах повторная виктимизация может принимать формы общественного отвержения, изоляции или даже наказания жертвы, например, запрета на брак, принудительного развода (в случае, если жертва уже состояла в браке) или даже убийства.

Проблема виктимности крайне непростая и неоднозначная. Комплексный анализ компонентов виктимности, ее форм и проявлений в различных сферах социальной жизни позволяет глубже понять социальные и психологические корни отклонений от безопасного поведения, «создающих» жертв преступлений, определить особенности взаимодействия жертвы и преступника в механизме преступного поведения. Однако не все преступления можно предупредить. Велика роль девиантных черт преступника в формировании преступного умысла, когда другой человек становится жертвой преступления в силу случайного стечения обстоятельств. Важную роль в формировании преступных тенденций в обществе играет безразличие или даже лояльное отношение к правонарушениям со стороны общественности, каждого из нас. Когда мы сегодня закрываем глаза на несправедливость, “незначительные” правонарушения, то завтра это может привести к необратимым последствиям в больших масштабах.

Добавить комментарий