В замкнутом круге вины и страха

Стыд, страх и вина

Я уже упоминал про то, что частенько стыд принимают за страх. Но тогда я сказал одно предложение, а сейчас я хочу подробнее описать эту связь.

Если совсем кратко, то стыд часто “склеен” со страхом и виной. И весь этот треугольник состоит из патологических, нездоровых чувств (да, бывают еще здоровые, полезные стыд, страх и вина).

Здоровый стыд — это индикатор, что человек делает что-то не принятое в этом обществе, и тем самым помогает подстраиваться к новой среде обитания, приспосабливаться к неписанным правилам, и помогает быть принятым обществом.

Стыд — это переживание “я не такой, я недостаточно хорош”, обычно связанное с каким-то действием. Раз здесь есть действие — то есть и вина за это действие: “я сделал неправильное, плохое”. Треугольник замыкается возникающим страхом отвержения за неправильность.

Стыд — весьма неприятное переживание. Он ощущается как сдавливание, сжимание, остановка дыхания, замирание, паралич, стремление исчезнуть. В пике переживания человек может и вовсе перестать ощущать свое тело. Стыд прерывает контакт с тем человеком, присутствие, “взгляд” которого вызывает стыд. Стыд — это желание спрятать что-то плохое в себе от взгляда другого человека.

В норме стыд регулирует жизнь в обществе себе подобных, оберегая целостность сообщества, сохранение его негласных норм и правил сожительства: “будьте как мы”.

Основы закладываются обычно в детстве, и при правильном применении обвинений и пристыживаний, цепочка выстраивается весьма надежно: “я делаю неправильно — я плохой — я сделал плохо родителям — я виноват — я плохой — я всегда все делаю неправильно — лучше ничего не делать, чтобы не быть плохим”. Разумеется, ничего не делать — тоже неправильно и плохо, и круг замыкается. Ребенок теряет ориентиры, поскольку, что бы он ни делал — все плохо, родители расстраиваются. А родителей нельзя расстраивать, потому что это чревато тем, что родители покинут ребенка, отвергнут, а для ребенка это смертельно опасно. Чтобы выжить, надо быть хорошим, а как быть хорошим — неизвестно.

Постепенно ребенок прочно усваивает, что он плохой, все всегда делает плохо и неправильно, расстраивая маму с папой, и отсюда нет выхода. Во взрослом возрасте эту установку не могут поколебать и явные, очевидные успехи и достижения — внутри человек все равно стыдится себя и чувствует вину за любые свои действия. Страх отвержения здесь проявляется либо напрямую, либо через нерешительность, опасение делать что-то заметное, проявляться — человек продолжает стратегию незаметности, исчезновения. Естественно, счастья это ему не прибавляет, и вообще сильно смахивает на депрессию.

Работа с треугольником стыд-вина-страх, в моем опыте, приводит сначала к превращению “слипшихся” чувств в треугольник, разделению на отдельные переживания. Признание существования стыда, связанных с ним страха и вины уже приносит облегчение, и расчищает путь к использованию законсервированной в этом треугольнике энергии.

Стыд рождается внешней оценкой. Токсичный стыд рождается изнутри, самим человеком, но приписывается внешнему наблюдателю. Человек как будто смотрит на себя со стороны, как бы живет снаружи себя, и оценивает свои поступки оттуда, снаружи: достаточно ли он хорош, этот я? Я долгое время замечал это за собой — этот постоянный “взгляд как бы со стороны”.

Следующий шаг в работе с токсичным стыдом — возвращение самооценки внутрь себя, возвращение к ощущениям тела. Присвоение авторства отвержения. Это дает возможность уже изнутри, собственными глазами, рассматривать ситуацию: есть ли в ней что-то стыдное? Есть ли вина, и в чем конкретно? Чьего отвержения я боюсь и реальна ли эта опасность?

Выход из стыда — обретение способности признать за собой право разочаровать другого, не соответствовать чьим-то ожиданиям.

Остается добавить, что стыд — одна из самых сложных тем для клиента психолога, и не в последнюю очередь потому, что испытывать стыд и быть виноватым в нашем обществе, в общем-то, стыдно. Не говоря уж о том, что когда стыдно — сквозь землю провалиться, хочется, какое уж тут общение с психологом…

Замкнутый круг страха

Трагедия в семье Хачатурян, в которой сестры убили насильника и садиста отца, стала громким делом, которое день за днем открывает новые тяжелые подробности быта и выживания жертв насилия. Но это лишь верхушка айсберга. По данным Росстата, в России от семейно-бытового насилия страдает 16 млн только женщин. И в законодательстве нет мер по предотвращению жестокости. К решению этого вопроса можно подойти, только если провести серьезные научные исследования, принять законопроект о профилактике семейно-бытового насилия и создать систему убежищ, в которых жертвы могут укрыться от тиранов. Об этом «Известия» поговорили на круглом столе с правозащитниками, психологами и детскими психиатрами.

Когда некуда бежать

«Известия»: Основная проблема насилия в семье в том, что мы говорим об этом, только когда происходят резонансные события: дочери убили отца, священник зарезал жену, потому что она потребовала развода. На самом деле, видимо, масштабы гигантские. В чем причина этого?

Алена Попова, правозащитник и юрист, специализирующаяся на защите жертв домашнего насилия:По опросам Росстата, от домашнего насилия за 2016 год пострадали 16 млн женщин. Для вопроса была выбрана такая формулировка — подвергались ли респонденты насилию или были его свидетелем?

Данные МВД говорят о том, что 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается внутри семьи, когда жертва и тиран находятся за закрытыми дверьми. А люди вокруг, как в случае с семьей Хачатурян, и не вмешиваются до момента, пока не появится труп жертвы или тирана.

«Известия»: С чем связаны такие цифры — 16 млн, практически 1/9 населения страны?

Сергей Ениколопов, психолог, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья: Первая сложность – законодательно у нас нет определения, что называть насилием.

«Известия»: Кто чаще подвергается насилию — взрослые или дети?

Алена Попова:Согласно данным МВД, большинство обратившихся — женщины. Но страдают и дети, и пенсионеры. Последние редко заявляют в полицию. Они почему-то ни в какие статистики не попадают. Причем с падением реальных доходов населения именно пенсионеров избивают их ближайшие родственники.Сергей Ениколопов: Можно взять только мировую статистику, поскольку у нас нет своей. В 2001 году был опубликован доклад ВОЗ по насилию, там прослеживается основная и растущая тенденция — избиение людей в возрасте. В то же время мы должны учитывать, что у нас неоднородная страна. Есть Кавказ, где не обижают пожилых людей, а есть, например, средняя полоса с большими городами, где никто никого не уважает.

Отцы и дети

«Известия»: Влияет ли домашнее насилие на психику детей? Какой процент жертв становятся пациентами психиатра?

Анна Портнова, главный внештатный детский психиатр департамента здравоохранения Москвы, руководитель отделения клинико-патогенетических проблем детской и подростковой психиатрии Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии Минздрава России: Ребенок растет, развивается. Происходящее в его семье — модель мира, он учится перенимать привычки, стиль поведения, общения. Когда он подвергается насилию, он понимает, что вырастет и будет действовать так же. А если это девочка, она привыкает, что ее всегда бьют. Поэтому вполне возможно, что она в будущем выйдет замуж за человека, потенциально склонного к жестокости и насилию.

Дети, вырастая в таких условиях, становятся уязвимыми для стрессов. По статистике, у них чаще бывают тревожные расстройства, депрессия, склонность к злоупотреблениям.

«Известия»: К суицидам тоже?

Анна Портнова: Как следствие, да. Могут быть проблемы когнитивного характера — проблемы с учебой. Это целый психиатрический аккомпанемент, который сопровождает семейное насилие, поэтому тема гораздо серьезнее, чем кажется нашим законотворцам.

«Известия»: Как можно контролировать семью извне, чтобы насилия не было? Никто не знает, что происходит за закрытыми дверями.

Анна Портнова: Это самый болезненный вопрос. Соседи семьи Хачатурян слышали крики, видели жесткое обращение, друзья видели девочек в синяках. Но работала установка, что семья — это крепость, и нельзя туда лезть.

«Известия»: А сколько детей в год у нас погибает в результате насилия?

Алена Попова: По официальной статистике Следственного комитета РФ, за 2015 год раскрыто 484 убийства детей, 1645 изнасилований и более 5,3 тыс. насильственных действий сексуального характера. Всего за год от насильственных преступлений пострадало почти 12 тыс. детей. Самое дикое то, что из них 1,9 тыс. стали жертвами членов собственных семей.

«Известия»: Насилие происходит не только в неблагополучных семьях. Есть понимание, от чего это зависит?

Алена Попова: Когда я этой темой начала заниматься, ко мне домой приезжала очень обеспеченная и известная женщина, убежавшая от не менее обеспеченного мужа. Они оба вносят существенный вклад в семейный бюджет. Она пришла со сломанным носом, ключицами, гематомами. Это не редкость, некоторые случаи выходят на поверхность.

Сергей Ениколопов: Есть циклы насилия. Один из них — побил, попросил извинения, цветы. В этот момент должны вклиниваться психологи. Там возникает зависимость, как у аддиктов. А это уже пациенты наркологов.

Иерархия травли

«Известия»: В нашем менталитете не считается преступлением, когда бьют ребенка или кричат на него. Но ведь это тоже насилие.

Сергей Ениколопов: Несомненно. Это социальная проблема воспитания.

Когда ребенок видит, как хамит учитель в школе маленьким детям, он это воспринимает по логике — я маленький, но теперь знаю, что вырасту и буду хамить всем, кто ниже меня. Затем он пробует это.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы обсуждали проблему насилия со стороны школьных учителей — не физического, а психологического? Его не обсуждают. Ни одного учителя не учат, что хамить детям нельзя. Министерство образования/просвещения выпустило какую-то методичку, как преодолеть детское насилие. Там написано, что надо воспитывать детей социально активными, компетентными. Мне бы хотелось, чтобы такими были все учителя. Но никто из них даже не знает, как определить агрессивность школьника. Тот, кто писал, точно никогда не исследовал агрессию.

«Известия»: Разрабатываются антибуллинговые программы, которые хотят в ближайшие годы запустить в школе.

Сергей Ениколопов: Они нереальные. Учителя буллинг используют как рычаг, половина из них даже не думает о том, что это травля. Я не верю во все эти программы, потому что большая часть буллей во всем мире — самые хорошие ученики, тихие, и ни один учитель на них внимания не обращает.

Когда мы им говорим, что Иванов — булль, они отвечают, что этого не может быть. Общеизвестно, что подобного Иванова жестко наказывали дома, он знает, что себя вести надо правильно.

Анна Портнова: Мне это напоминает иерархию в колонии, когда администрация закрывает глаза на насилие «паханов». Это помогает поддерживать дисциплину, с их точки зрения.

Сергей Ениколопов: Школа, тюрьма, больница и казарма — закрытые учреждения, где естественным образом выстраивается своя иерархия. Я отношусь негативно к антибуллинговым программам, потому что нужно начинать не с буллей и не с агрессии, а с того, что собой представляет иерархия в школе и как с ней жить. В каждом классе есть роли — самый умный, самая красивая, шут.

Толерантность к насилию — это когда вас бьют, а другие считают, что правильно бьют. Это скорее толерантность к отсутствию реакции. Одно дело, когда я считаю, что бьют и бьют, сам могу побить, а другое — когда прохожу мимо, не вступаюсь. Школьные учителя, к сожалению, проходят мимо. Они видят синяки.

Когда я учился во втором классе, в понедельник некоторые мои одноклассники не могли сесть за парту, потому что в субботу было родительское собрание — их выпороли. Тогда, в середине 1950-х, у школы был рычаг. Школа вела себя так, что родители начали вести себя правильно и перестали пороть детей.

«Известия»: То есть был контроль?

Сергей Ениколопов: Учителя не могли не реагировать. Сейчас же школа не занимается воспитанием.

Анна Портнова: Должна по закону об образовании.

«Известия»: Ребенок не может пойти в полицию. Как жертве заявить, что она жертва?

Сергей Ениколопов: Нужно, чтобы ребенок четко знал, как жаловаться и кому. Это должно быть в рамках ОБЖ.

Читайте также:  8 удивительных вещей, которые доказывают, что наше тело

«Известия»: Школьный психолог должен отслеживать такие вещи?

Сергей Ениколопов: Он ничего не сможет. В школе 900 человек, с первого по одиннадцатый класс. С каждым из них нужно разговаривать на адекватном языке. Младшие классы и старшие классы — это разные люди. Должна быть системная работа. Лучше пусть психолог займется учителями — вот самая неблагополучная группа.

«Известия»: По каким признакам учитель может определить, что ребенок является жертвой насилия, если на нем нет синяков?

Анна Портнова: Либо по синякам, либо когда ребенок пожаловался.

Сергей Ениколопов: Резкое изменение в поведении, тревожность, плаксивость, агрессивность, непонятно откуда взявшаяся. Есть параметры, по которым учитель, который знал ребенка, видит, что что-то происходит. Тогда учитель может обратиться за помощью к школьному психологу, посмотреть под микроскопом.

Чем меньше город, тем меньше буллинга. Там все друг друга знают и там более жесткий контроль. Можно пожаловаться дедушке, он переговорит с родителями. Все связаны между собой.

Криминал или нет?

«Известия»: Ситуация ухудшается, а принимается закон о декриминализации побоев.

Алена Попова: Это кошмар. Муж нанес Алене Вербе 48 ножевых ранений, закрыл полотенцем, оставил с ней малолетнего сына и ушел на работу. Ребенок пытался дозвониться папе на работу и сказать, что мама не просыпается и море крови. Рите Грачевой муж отрубил руки. Обе женщины до совершения преступлений обращались в полицию с жалобами на насилие в семье, предупреждали об этом своих мужей, а те отвечали, что это ничем не грозит, кроме штрафа в 5 тыс. рублей.

Сергей Ениколопов: Когда принимали закон о декриминализации побоев, у меня это эмоций особых не вызвало, потому что каждый может попасть в неприятную ситуацию, если шлепнул ребенка. Даже вполне приличные дети могут вспомнить, как папа или мама выдрали, когда он что-то украл, совершил негативный поступок.

Если сразу применять закон, родители в этом случае должны сидеть в тюрьме. Если смотреть, что потом произошло с этим ребенком, то он на всю жизнь запомнил, что его никогда не били, а здесь избили, потому что поступок был безобразный, что вывело родителей из себя. По закону должно быть так — второй раз ударил — его ждет наказание по всей строгости закона.

Не сама виновата

«Известия»: Какие законодательные нормы помогут изменить ситуацию?

Алена Попова: Надо принять закон о профилактике семейно-бытового насилия, дальше начать транслировать две важные мысли: надо вмешиваться в семью, если там есть признаки насилия. И надо пропагандировать еще одну мысль: «Не сама виновата». Потому что обычно первое, что слышит жертва: «Ты сама виновата».

Мы предлагаем ввести охранные ордера, которые выдаются либо полицией на месте, либо судом на срок от двух недель до нескольких месяцев. Если человек, обвиненный в насилии, считает, что его оговорили, он может его обжаловать. А если — оклеветали, для этого есть статья УК. В случае получения охранного ордера ему выносится запрет на приближение. Дистанция обговаривается в законе. При этом право собственности на жилье никто ни у кого не отчуждает.

Причем при выдаче такого ордера человек должен посещать специальные психологические курсы по работе с гневом. Эта практика доказала свою эффективность, например, в Австралии. Если человек не посещает курсы, считается, что он признается, что будет дальше применять насилие, и это приравнивается к преступлению. Мы сейчас обсуждаем спорный вопрос, кто будет регулировать дистанцию и следить за ее соблюдением.

В законопроекте дано четкое определение психологическому, экономическому, физическому и сексуальному насилию. Дано определение семьи и круга близких лиц, потому что по ним возникают вопросы. Там же у нас указаны виды насилия и как его идентифицировать. Осенью парламентарии планируют вернуться к работе над этим документом.

«Известия»: Чего еще не хватает государственной системе для профилактики насилия в семьях?

Сергей Ениколопов: У нас нет мест, куда можно отселить пострадавших от семейного насилия. В других странах этим вопросом занимается служба пробации.

Я не против ограничительных мер, но меня волнуют не столько жены, сколько дети, потому что нужно ограничивать и подходы к школе, к детскому саду.

Анна Портнова: Общественное мнение нужно менять, но это очень сложно. На него оказывают основное влияние СМИ. Когда со всех экранов идет информация об убийствах, у человека порог запрета возрастает. Он думает: «Подумаешь, шлепнул ребенка. Что такого?»

Сергей Ениколопов: Я со всем согласен, но у нас не обращают внимания на то, что можно назвать научным сопровождением всей этой проблемы. По любому другому вопросу мы начинаем сомневаться в статистике Росстата, но тут другой нет.

Нужно обратить внимание на часть, которая раньше считалась научной: исследования семейного насилия, создание методов анализа, методов выявления, чтобы не только учитель, но и школьный психолог был чем-то вооружен, как и служба защиты. Нужен инструмент для разработки мер психолого-психиатрической профилактики. Без этого бесполезно писать директивы и циркуляры.

Чувство вины и стыда – интроекты психики

Вы встречали когда-нибудь в живой природе какое-нибудь животное, испытывающее стыд или вину?

Например, кота, который извиняется перед Вами за свой окрас? Или, скажем, лошадь с комплексом неполноценности?

Вот мне не доводилось. А человек как-то умудрился обзавестись этими “замечательными” чувствами.

Как зарождается чувство вины и стыда?

Чувство вины и стыда – как в психике появляется то, чего там быть не должно?

В последнее время на консультациях все чаще и чаще при работе всплывает тема чувства вины и стыда. И я, наконец, решила оформить в виде статьи то, что часто говорю на своих семинарах и консультациях.

Вы встречали когда-нибудь в живой природе какое-нибудь животное, испытывающее стыд или вину?

Например, кота, который извиняется перед Вами за свой окрас? Или, скажем, лошадь с комплексом неполноценности?

Вот мне не доводилось. А человек как-то умудрился обзавестись этими “замечательными” чувствами. Впрочем, при длительном контакте с человеком, не исключаю, что закомплексуют и животные.

Как зарождается чувство вины и стыда?

Дело в том, что в естественном состоянии все мы имеем безусловную ценность. То есть мы ценны просто потому, что существуем. Просто так. Без всяких уловий.

Мы все необходимы для жизни целого: природы, Вселенной, космоса (назовите так, как хотите). Не бывает в природе бессмысленных и бесполезных созданий.

Если мы родились – значит нужны целому. Это системный закон существования.

Мы можем не понимать своего предназначения, своей роли, но это не делает нас бессмысленными. Не понимать чего-то, не означает, что это что-то не имеет смысла.

Именно поэтому мы так болезненно реагируем, когда нас пытаются подавлять и обесценивать. Внушают нам, что мы не ОК. Что с нами что-то не в порядке, что нас надо переделать (а не раскрыть), изменить (а не дать возможность реализоваться), перестроить под чужие рамки (а не помочь нам научиться взаимодействию), доказать нам, что мы не правы (а не постараться нас понять)

Что происходит на самом деле в такие моменты:

Давайте назовем вещи своими именами: Нас как Нас – УБИВАЮТ. Отрицают значимость и ценность нашего существования.

К нам проявляют агрессию (она может быть замаскирована под любовь, заботу, наилучшие пожелания и благие намерения, но суть от этого не меняется).

Замаскированная агрессия вводит в заблуждение наше сознание и мы пропускаем в бессознательное эти атаки.

И совершенно естественная реакция на эту агрессию совсем не вина или стыд.

Естественная реакция – страх и гнев.

Проявляется естественная реакция как: БЕЙ (нанеси удар первым, убей первым, ударь первым), БЕГИ (прячься, укрывайся, спасайся), ЗАМРИ (притворись мертвым, чтобы не чувствовать боль).

Но – мы же люди. Социализированные по самое неприличное место нашего организма. А потому: агрессировать (гневаться) нельзя, испытывать страх (убегать) нельзя. Вот только реакция ЗАМРИ (еще одна реакция тела на страх) – вроде как социально одобряется.

Кстати, замирательная реакция опасна своими последствиями (во время нее энергия для БЕГСТВА или УДАРА как-бы консервируется в теле, чтобы в удобный момент можно было либо смыться, либо атаковать). Так при выходе из нее мы все равно столкнемся с энергией для атаки или убегания. А ее применять – социальное табу. Ай-яй-яй. Нельзя!

Женщин при выходе из реакции замирания пробивает на истерику (телу надо сбросить избыток энергии). Мужчин может начать потряхивать.

А это уже нельзя. Это неприлично говорит нам социум. Табу.

И вот тут наш разум услужливо предлагает нам сублимацию.

Этакий бесенок, который с лакейской услужливостью говорит нам: “А не изволите ли заменить социально неприличные реакции на вполне так себе тихие и мирные?”

И мы говорим: “Да-да, конечно же. Мы же воспитанные люди. Люди – с большой буквы Лю”

Ну тогда давайте переоденем Ваш гнев (агрессия, желание атаковать) и страх (желание убежать) в соответственно: ЧУВСТВО СТЫДА (ведь гневаться и атаковать – это нарушение чужих границ, это неприлично) и ЧУВСТВО ВИНЫ (ведь испытывать страх – это признавать, что противник сильнее тебя оказался, признавать, что ты слабее, что ты не смог отстоять свои границы. Значит виноват именно ты).

И мы соглашаемся. Ловушка захлопнулась. Энергия, выработанная на отстаивание своих границ (на атаку) или на выживание (бегство) – консервируется в теле.

А интроект этот зовется – чувство вины или чувство стыда. Часто и то, и другое. Оптом, так сказать. Продают нам эти чувства за недорого в кредит на долгие годы и под высокие проценты.

Что же делать?

Пока мы работаем с чувстовом вины или стыда – мы практически обречены на поражение. Они – маски. Маски, прячущие страх и агрессию.

Самое трудное – это взглянуть в глаза своему страху и принять свою агрессию.

Страх многолик. Он физический. Он связан с реальной опасностью, которую пережило когда-то в прошлом наше бессознательное (может в детстве, может в родовом прошлом). Страх боится самого себя – он блокирует нашу память, чтобы не всплывали образы, способные напомнить нам о событии.

Агрессия – это сила, направленная туда, в прошлое. Где была реальная опасность.

Поэтому, пока мы не осознаем истоки нашего страха (импринт), который положил начало нашему страху и агрессии – мы уязвимы для чувства вины и стыда.

Осознав же это, можно в психологической работе заново и с ресурсами перепрожить тот самый первый импринт, положивший начало травме.

Осознание происходит чаще всего в виде работы с метафорическими образами – здесь неважно, насколько они имеют отношение к реальности. Важно, что тело откликается на эти образы узнаванием своего страха. И тогда можно будет заново пойти туда, но уже вооружившись поддержкой и ресурсами.

Таким образом – мы даем себе шанс посмотреть в глаза своим самым глубоким страхам (эзотерики бы назвали это словами: порча, родовое проклятье). Кстати, страх вполне может быть родовым. Наше прошлое таково, что у каждого второго за плечами бабушки-дедушки, пережившие войны, голод, концентрационные лагеря, убийства на почве предательств, зависти, мести.

Наши предки выступали в разных ролях: и жертв, и агрессоров. И это все несет отпечаток в нашей ДНК, актуализируясь при первом же удобном случае.

Первым удобным случаем, как правило, оказывается агрессия в отношении нас. Даже если она замаскирована под любовь и заботу о нашем благе и проявляется нашими родителями, мужьями-женами, друзьями и коллегами.

Тело мгновенно вспоминает страх и гнев (БЕЙ, БЕГИ и ЗАМРИ часто актуализируются одновременно и мгновенно, создавая замешательство для сознания. Оно не понимает, что происходит и откуда это взялось). Добровольно сознание не пойдет в те импринты, которые хочет забыть, замять, игнорировать.

А в ситуации агрессии – не отвертеться от сигналов тела. Но и тут сознание выкручивается: предлагает переназвать страх и гнев – виной и стыдом.

И вроде как не надо вспоминать те первые импринты, ситуации испуга, гнева и недоумения. Ведь сейчас-то ничего страшного не происходит. Ты просто не ОК. Тебе надо переделать себя, тогда перестанешь стыдиться. Попросишь прощения и искупишь вину – тебя простят и примут. Докажешь свою окейность – признают.

Читайте также:  9 случаев, когда нам продают подделку вместо любимых продуктов

А пока: работай над собой, меняйся, доказывай “что не верблюд”, старайся понравиться и угодить – в общем, играй по правилам.

Клиент на психотерапии вину и стыд будет “бережно лелеять”, так как под ними прячутся “чудища заморские”, “звери диковинные”, страхи страшные, гнев невиданный, бой идущий не на жизнь, а на смерть.

В этих глубинах живет невиданное одиночество , смерть, предательство, отвержение, беспомощность, отчаяние и безнадежность. В этой темнице томится раненое бессознательное, как правило, в образе маленького и беспомощного ребенка, который столкнулся с ситуацией, оказавшейся для него пугающей и страшной. Когда все защиты отказали. Когда случилось что-то непоправимое.

Так видит эту ситуацию раненая часть бессознательного. Но еще сильнее это пугает сознательный разум, отягощенный социальными стереотипами.

Если в жизни Вы часто испытываете вину или стыд, то спросите себя:

“Чего я на самом деле боюсь? Что меня пугает в этих отношениях, чем меня пугает этот человек? Что меня возмущает в этих отношениях, что именно вызывает мой гнев? О чем таком напоминают мне эти отношения, чего я не хотел бы допускать в свое сознание? Эти отношения напоминают мне о моей собственной агрессии по отношению к кому-то? Или о моей слабости, уязвимости и беспомощности в чем-то, страхе перед чем-то?”

Вы можете заметить, что отношения, в которых вы испытываете вину или стыд – указывают Вам на какой-то глубокий Ваш страх. Или же на какой-то опыт в прошлом, когда Вы сами вели себя как агрессор, нарушая чужие границы.

Закрывая импринт, закрывая травму – мы освобождаемся от избегания страха и агрессии. Нам больше не нужно прятаться за маски чувства вины и стыда. Мы высвобождаем свою энергию, законсервированную когда-то давно в нашем теле. Мы получаем доступ к управлению своим гневом и страхом.

По-сути, мы получаем доступ к внутренней свободе и гибкости.

Мы становимся мудрее. Мы принимаем и свою силу, и свою слабость. Мы принимаем свою природу и свой собственный уровень развития.

Да, где-то мы сильнее, а где-то мы слабее. Да, где-то мы хищники, а где-то мы жертвы других хищников. Да, жизнь непредсказуема и все мы бегаем по житейской саванне.

Но при этом у нас есть контакт и со своей силой, и со своим страхом. Они – два наших ангела-хранителя. Один помогает сражаться там, где нужно сражаться; второй – подсказывает, где надо уклониться от сражения.

И одновременно – мы нечто гораздо большее. Мы можем осознавать себя, расти, развиваться, становиться человечнее.

Когда впервые вышла данная статья – я была удивлена тем, сколько людей встало на защиту ЧУВСТВА ВИНЫ и СТЫДА. Словно это некая драгоценность, с которой нельзя расстаться:

Цитирую без изменений:

Человек – существо социальное, он живёт в обществе, в котором существуют нормы поведения и которые нужно соблюдать, хочет он этого или нет. Нарушение каких либо этических норм поведения и вызывает чувство стыда (когда об этом узнали другие) или чувство вины(когда знает лишь он сам) Чувство стыда –отличительный признак, выделяющий человека из животного мира, только у людей родители продолжают заботиться о взрослых детях, у животных этого нет.
Так что как не верти, но с этими чувствами приходится жить, главное – это научиться себя прощать за “неблаговидные” поступки…

КАК – ЖЕ ЭТО НЕ ДОЛЖНО быть вины и стыда? токсического нет, а естественные стыд и вина очень даже должно

Эти отзывы способствовали тому, чтобы я добавила примеров к начальному тексту статьи.

Хочется подчеркнуть, что вина и стыд – чувства ВОСПИТАННЫЕ.

Да, эти чувства прекрасно способствуют социализации. Но не благополучию.

Пример из практики консультирования:

“Я хорошая и правильная мама, поэтому я не могу ненавидеть своего ребенка. Но откуда тогда злость? Это неправильно! Я чувствую вину за это чувство! И мне стыдно в этом признаться психологу. Я ведь хорошая мама! И я буду заботиться о ребенке, несмотря на это гребаное низшее бессознательное и злость, прущую оттуда!
Ребенок видит маму: мама работает за двоих, чтобы у него было все самое лучшее. Кормит его, одевает, покупает модные гаджеты. На уровне поведения одно, а на уровне состояния считывается эта злость и агрессия: “Я для тебя все, а ты этого не ценишь”. Типичная шизофреногенная коммуникация: двойное послание – поведение социально одобряемое, приправленное чувством долга и вины. Состояние из низшего бессознательного: прет ненависть к ребенку”
Почему? Да, потому что этот “поганец” конкурирует с моим внутренним ребенком, который ненавидит его за то, что с его появлением я снова должна быть правильной и т.д.
Эта ненависть, на самом деле, адресована собственной матери, с которой уже разыгрывался подобный сценарий. Она воспитала это чувство долга, приправленное виной, совершая подвиг воспитания дочери. А она (дочь) тогда-то хотела просто счастливую маму, любящую и уважающую ее инаковость: непохожесть дочери на маму, желание ее побыть ребенком. Но не дали. Уже сколько поколений длится этот сценарий. Хорошо социализированной мамы, неумеющей обращаться со своим низшим бессознательным и поэтому, подавляющей его чувством вины и стыда. А злость-то никуда не девается: просто идет двойная коммуникация. На социальном уровне все хорошо и правильно, на бессознательном: гнев кипит и считывается, кстати, бессознательным другого человека”

И если у человека хорошо развиты чувства вины и стыда – это симптом подавленных гнева и страха в низшем бессознательном. До поры вина и стыд их будут сдерживать. Но это как канализация, которая может прорвать в самый неподходящий момент. Например, паническими атаками. Злость и страх найдут лазейку для прорыва.

Почувствуйте разницу: чувство вины и-или стыда. Или уважение к личности, инаковости другого, принятие инаковости другого и соблюдение его границ.
И то, и другое способствует социализации. Но в первом случае – за счет подавленного собственного низшего бессознательного.

Чувство вины и стыда удобная защита от собственных животных инстинктов. Если их (вину и стыд) развивать и к ним апеллировать, то это приведет к прорыву эмоций от низшего бессознательного тогда, когда сам человек этого не ожидает.
Но можно принять свой гнев и страх, оказать им позитивное покровительство, разрешить себе их прожить до конца, отпустить из пространства тела.
Тогда не будет необходимости подавлять эти инстинкты, “идущие снизу”. Низшее бессознательное тоже может взрослеть.
И если оно чувствует позитивное покровительство со стороны сознания, то отвечает сотрудничеством.
На смену соблюдению правил и норм и с использованием чувства вины (или стыда) как мотиватора (чтобы не нарушать правила и границы) приходит уважение и принятие имеющихся правил и границ другого человека.
Это мотивация с другим знаком.

С уважением, Ольга Гусева.

Тренер НЛП, психолог, трансформационный коуч,
эксперт в области раскрытия потенциала личности.

Как формируется чувство вины

В современном обществе, когда манипулирование эмоциями окружающих превратилось в эффективный инструмент управления, очень важно уметь четко различать подлинные чувства и навязываемые реакции. В частности, речь идет о вине и чувстве вины.

Что такое чувство вины

Вина – социальная эмоция, заключающаяся в осознании причинённого вреда и последующем желании (после раскаяния) стремлении исправить содеянное.

Чувство вины — тягостное ощущение, возникающее в результате привычного взаимодействия как ответ на чью-то обиду, упреки или оскорбления. Причем формирование чувства вины далеко не всегда происходит под воздействием профессионального манипулятора. Часто навык жить в этом состоянии прививается в семье или коллективе, где отношения строятся на насилии, подавлении личности.

Признаками чувства вины можно назвать:

  • стремление к самобичеванию, самоуничижению
  • ощущение своей никчемности, бесполезности
  • неадекватная оценка своих успехов (все хорошее воспринимается человеком как незаслуженная случайность, так как он способен только на плохие поступки, которые были в прошлом и, несомненно, последуют в будущем)
  • отсутствие внутренней уверенности в себе, все поступки направлены на избавление от чувства вины, а не на достижение своих целей и желаний
  • чувство постоянной обиды, жалости к себе, уныния и безысходности

Для формирования устойчивого чувства вины человека приучают быть жертвой по следующей схеме:

  • каждый акт насилия предваряется объяснением, что человек плохой, ничтожный, а значит, по умолчанию заслуживает наказания и не должен сопротивляться, то есть навязывается роль «козла отпущения»
  • насилие прекращается только после «правильной» реакции – слёз, извинений, подарков, человеку на рефлекторном уровне прививается осознание, что он виновен и должен понести наказание, даже если думает, что ничего не совершал

При этом схема воздействия только кажется «заумной», на самом деле по ней можно легко выстроить типичную бытовую ситуацию: на работе который день режим «аврал», женщина устает, а тут ещё получает незаслуженный нагоняй от начальства. Приходит домой, а там ребенок из школы двойку принес (платье измазал, вазу разбил и т.п.). И это словно становится последней каплей, происходит срыв – вся накопленная усталость, весь гнев от незаслуженной обиды выплескиваются на этого «маленького эгоиста, который видит, что мама устала, но специально все делает ей назло!».

Мама, которая не может достойно ответить начальнику, на которую, скорее всего, так же ругались в детстве, делает виноватым в своих проблемах более слабое и зависимое существо – ребенка, тем более что основание для наказания найдется всегда. Ребенок же, искренне не понимая хотя бы в силу возраста причин маминого гнева, испытывает естественный страх перед наказанием и стремится его избежать, что со временем формируется в стремление непрерывно контролировать себя и события, происходящие вокруг. Неопределенность и непредсказуемость обвинений держат в постоянной нервозности. Как апогей, вырабатывается чувство вины.

Подмена понятий и стереотипы

Очень часто агрессор, осознанно или неосознанно вырабатывая у жертвы чувство вины, оперирует такими понятиями, как сожаление, совесть и стыд: «Как тебе не стыдно так меня расстраивать!» — несомненно, скажет мама из нашего примера. Однако совесть – это система внутренних убеждений, стыд – чувство, испытываемое при нарушении своих нравственных принципов, сожаление – осознание своей неправоты. Другими словами, это конструктивные ступени самооценки, направленные на развитие своего «Я», на действие, а чувство вины – деструктивная эмоция, навязываемая извне и предполагающая самообвинение, самоосуждение, а так же бездействие и деградацию личности.

Ситуацию усугубляют навязываемые обществом стереотипы или роли. Так, женщина дома должна быть заботливой матерью и женой – хранительницей очага, а на работе – строгой и бескомпромиссной начальницей, способной управлять коллективом, отстаивать свое место и бороться за карьерный рост. Такие антагонистические роли требуют массу физических и психических сил и не всегда оказываются под силу человеку, появляются мысли «я плохая мать (жена, дочь)». Страх не справиться с навязываемой обществом социальной ролью перерастает в чувство вины.

Замкнутый круг

Формирование чувства вины в семье и коллективе часто представляет собой замкнутый цикл. Мама срывает плохое настроение на ребенке, приучая его к роли жертвы, но и сама испытывает вину за недостойное поведение, недостаточно уделяемое внимание. Вместо того чтобы извиниться и стараться не срывать раздражение на малыше, она «откупается» подарками или начинает окружать гиперзаботой, забывая о себе, но и в тоже время не дает ребенку расслабиться. В психологии это явление называют «сверхкомпенсация», которая ни к чему хорошему не приводит. Как правило, дети очень быстро понимают, как вызвать у родителей чувство вины и использовать в своих эгоистических целях, либо из-за чрезмерной опеки становятся несамостоятельными, тревожными, приобретают другие психологические отклонения.

Чувство вины формирует у человека деструктивное мировоззрение, а часто и поведение и выражается в следующем:

  • насилие над своей личностью со стоны окружающих воспринимается как норма: «я сам в этом виноват»
  • безынициативность, неспособность отстаивать свои интересы: «я не заслуживаю»
  • подсознательное стремление получить наказание, выражающееся в травмах, потере вещей и денег, а так же склонность поддаваться мошенникам, манипуляторам, идти у них на поводу, использовать жизненный принцип жертвы: угодничество, нытье, обвинение
  • уверенность, что жизнь – это спектакль, в котором надо сыграть свою роль, что «главное казаться, а не быть», довести себя до совершенства в глазах окружающих, независимо от внутреннего состояния, принимать желаемое за действительное
  • четкое представление о недостижимой идеальной жизни, при этом все поступки и достижения оцениваются и сравниваются с ожиданиями окружающих
  • нетерпимость к критике (как не удивительно) – человек с гипертрофированным чувством вины настолько зациклен на самокопании, что даже дружеский совет воспринимает как намек на неидеальность и воспринимает его в штыки
  • неумение строить нормальные человеческие взаимоотношения
  • неспособность быть счастливым
Читайте также:  Абитуриенту на заметку: профессии в области телекоммуникаций и

Как преодолеть чувство вины

В борьбе с навязанным чувством вины большую роль играет время. Чем раньше вы заметите у себя или близкого человека описанные выше симптомы и начнете с ними бороться, тем легче будет все изменить. Вот только далеко не всегда удается понять, как же именно начать жить нормальной жизнью, следовать своим желаниям, отстаивать интересы, осознавать потребности, говорить о чувствах. И здесь вам поможет программа «Гармоничная личность», в рамках которой опытный психолог:

  • научит, как распознать чувство вины, понять, в чем и перед кем вы виноваты, определить обвинителя
    — объяснит, как не поддаваться, не верить чувству вины, когда оно накатывает вместе с грустью, усталостью и болью
  • предостережет от поступков, обусловленных чувством вины, так как они разрушительны для личности и не ведут ни к чему хорошему в социальных отношениях
  • поможет выстроить схему борьбы с чувством вины и обучит методам противостояния.

Как выйти из «замкнутого круга» и обрести счастливую жизнь

  • Как выйти из «замкнутого круга» и обрести счастливую жизнь
  • Как вырваться из замкнутого круга
  • Как сделать круг счастья

Что же мешает вам обрести счастливую жизнь? Поговорим о ежедневных мелочах, которые, возможно, вы перестали замечать.

Посмотрите на свое окружение. Иногда среди знакомых есть те, кто всеми силами пытается ограничить вас и фактически затащить в «болото», из которого в какой-то момент выбраться будет очень сложно. Люди, вас окружающие, не должны пользоваться вашей энергией безвозмездно. Вы можете делиться ею с теми, кто вам не безразличен, но обязательно получая новую энергию взамен. Если вы постоянно чувствуете упадок сил после очередной встречи с «другом», может быть, следует подумать о том, действительно ли это ваш друг или просто человек, который хочет видеть вас таким же несчастным, как и он сам.

Начините проводить как можно больше времени в кругу тех, кто заряжает вас новыми идеями. Находитесь с людьми, которые сами добиваются целей и готовы поделиться с вами своими знаниями, опытом и возможностями. Совсем скоро вы увидите, что ваша жизнь начнет меняться, а ваш «замкнутый круг» — разорвется.

Если вы работаете там, где не можете себя реализовать, или обстановка на работе оставляет желать лучшего, начинайте искать замену. Негативная атмосфера на рабочем месте, где вы проводите очень много времени, скажется не только на здоровье, но и на эмоциональном состоянии. Такое рано или поздно может привести к болезням и нервным срывам.

Не стоит держаться за место только ради денег, если все остальное не удовлетворяет или разрушает вас. Ищите. И если поставите перед собой цель найти ту работу, которая приносит вам радость и удовольствие, вы ее обязательно найдете. А как только найдете — сразу принимайте решение, увольняйтесь и начинайте новую жизнь. Вас может ограничивать только ваш собственный страх, но и с этим вполне успешно можно справиться. Если самостоятельно не получится — обратитесь за помощью к специалисту.

Помните: страх что-то изменить в жизни лишь в вашей голове. Жизнь — это и есть изменения. Каждый день происходит что-то новое, но если вы ограничиваете себя, то это «новое» может пройти мимо вас, а вы завязнете в прошлом.

Не держите в голове негативные мысли и переживания. Не возвращайтесь в прошлое, в котором было все плохо. Постоянно вспоминая о том, что не приносит вам радость, вы теряете энергию, силу и способность здраво мыслить, а значит перестаете видеть выход из сложных жизненных ситуаций. Вот тогда и начинает казаться, что вы находитесь в «замкнутом круге», который сами себе и создали.

Прислушайтесь к себе и ответьте честно на вопрос: какие мысли постоянно возникают в вашей голове, каким тоном вы сами к себе обращаетесь? Если почувствуете, что наполнены негативом, меняйте мысли, отвлекитесь от дел, прогуляйтесь, послушайте спокойную музыку и начните представлять в своем воображении позитивные картинки, с улыбкой на лице.

Приучите себя к дисциплине и порядку. Уберитесь на рабочем столе, в комнате, в квартире. Разложите все вещи по своим местам, чтобы вам было приятно и удобно. Чистота и порядок вокруг помогут сформировать совершенно другие мысли, которые приведут к другим поступкам и решениям. Они сумеют волшебным образом убрать из жизни неприятный хаос, который вызывает лишь стресс изо дня в день.

Научитесь не опаздывать на работу, учебу или на встречи. Для этого стоит лишь приучить себя вставать чуть раньше, подготовиться к предстоящему дню с вечера, начать собираться на встречу не за пять минут до выхода, а чуть раньше. Постепенно это войдет в привычку, и вы сами убедитесь в том, что настроение ваше тоже изменится и энергии значительно прибавится.

Ваш «замкнутый круг» — это лишь привычка не видеть возможности и не совершать действий. Начните замечать и использовать все шансы, которые дает вам жизнь, иначе ими обязательно воспользуется кто-то еще, а вы так и останетесь в своем «замкнутом круге».

Как выйти из замкнутого круга повторяющихся ситуаций.

Как победить день сурка и разорвать замкнутый круг?

Было ли у вас такое: происходит какая-то ситуация и вы думаете – ну это же уже было! Я это проходила. Почему снова повторилась ситуация?Снова замкнутый круг, одно и тоже…

Ситуация повторяется с людьми, с деньгами, с работой… Уйдя из одного места работы оказываешься в другом таком же. Расставшись с одним “странным” мужчиной получаешь другого, не менее, а иногда и более странного…

Разруливаешь одну ситуацию, создается подобная, но уровнем и мощностью больше.

И создается впечатление ходьбы по замкнутому кругу.

Что такое замкнутый круг и как он появляется.

На более глубоком уровне, в буддизме это называется Колесо Сансары (колесо судьбы). Когда душа человека ходит из воплощения в воплощение по замкнутому кругу, проживая в разных вариациях одни и те же свои ошибки, черты характера и качества.

На уровне этого воплощения действие просходит через ваши мысли и понимания. Для выхода из колеса Сансары надо осознать свои ошибки и сделать выводы.

И все равно на каких ситуациях вы осознаете ошибочность своих реакций, на больших, грандиозных или совсем маленьких. Эффект для колеса сансары будет один и тот же. Осознание и прощение разрывают круг Сансары. Пройденный урок перестает требовать повтора и закрепления. И вы переходите на следующий уровень или следующий класс школы, экзамен сдан.

Из моей жизни.

Так я, когда ушла из садика, я стала искать другой садик. В школу я не хотела идти работать. (Я учитель начальных классов).

Я ходила по садикам, выбирала хорошие садики, шла общалась сначала с воспитателями на прогулках. В первом садике возникло впечатление что мне рассказывают о моем старом месте работы. Думала случайность. Пошла во второй, тоже самое, третий… Надо сказать, что я умею задавать вопросы и располагать к себе, что рассказывают все…

Я ходила и слушала… И у меня стало возникать чувство, что я прихожу в одно и то же место, что везде все одинаково. И я просто поменяю шило на мыло…

Тогда и приняла решение: «Стоп! Зачем мне это надо? Повторять ситуацию с другими людьми?» И я решилась не выходить на официальную работу.

И когда я начала учиться биоэнергетике я узнала один БОЛЬШОЙ секрет

Он касался как раз повтора ситуации. Я его запомнила на всю жизнь. И рассказываю всем

Приготовьтесь слушать и услышать!

Любую повторяющуюся ситуацию вы заказываете сами.

Вы скажете, что вы не сошли с ума заказывать себе повтор скандала, неприятностей и т.д., что вы не мазохисты.
Еще какие!

Что вы делаете, когда анализируете ситуацию?

Вся проблема в том, что нас никто не учил анализировать! Мы чаще всего ситуацию просто проживаем снова в разных вариантах в своей голове.

Это выглядит так: «В следующий раз я скажу вот так! Надо было сделать вот так! Буду знать» и т.д. подобные рассуждалки.

Фразу «в следующий раз» наше подсознание и Вселенная (Бог, Ангелы, назовите как хотите) воспринимает как прямой заказ повтора ситуации. Вы же придумали красивый ход, красивые слова.

И как Алладин из волшебной лампы «Слушаюсь и повинуюсь».

Но… вы никогда не сделаете так, как придумали.
НИ-КО-ГДА!

Потому что ситуация НИКОГДА не повторяется точно. Меняются люди, меняется сама ситуация. Суть ее остается той же, а сама она внешне другая. Да и вы уже другой человек, не тот, который придумал то красивое решение.

И… вы опять прокручиваете в голове ситуацию и снова: «В следующий раз я…»

Вот вам и замкнутый круг.

Когда я это объясняю, всегда получаю один и тот же вопрос: «А что, вообще не анализировать?»

Анализировать. Только анализ заключается в другом.

Как анализировать ситуацию?

Отвечайте себе на вопросы:

И урок — это не то что этот человек плохой, а вот этот такой. А урок касается ВАС, вашего поведения, вашего восприятия, вашего понимания.

А что делать с ошибками, которые уже совершены?

Как перестать себя ругать за прошлые ошибки?

Включайте и начинайте применять.

А от женщины, которая задала этот вопрос я уже получила благодарность.

“Светлана, добрый вечер. Сожалею, что не смогла оставить свой отзыв под видео, что- то не сработало. Выражаю здесь Вам свою искреннюю благодарность за видео. Несколько раз просмотрела и сразу же,непроизвольно, начала выполнять рекомендуемое Вами. Да, я все понимаю, и последствия тоже. Спасибо, что так быстро откликнулись, а
ещё, за Вашу улыбку в конце видео. Жду последующих видео. С уважением,Лариса”.

  1. Примите что вы в этой ситуации действовали исходя из своих знаний, пониманий. Вы через час уже могли поступить по-другому. Но это уже был ругой момент времени, другой вы. А поэтому вы делали все возможное в вашем понимании, исходя из лучших, видимых вам вариантов.
  2. Скажите себе, что вы одобряете себя. В любой ситуации, в том что произошло, что случилось- “Я себя одобряю”. Помните ведь-вы там действовали единственным наилучшим вариантом извозможных. Поедание себя за ошибку не даст ничего хорошего для вашей жизни, здоровья, отношений и денег.
  3. Контролируйте себя где вы находитесь своими мыслями – в настоящем, прошлом или будущем. Когда вы своими мыслями улетаете в прошлое и решаете ситуацию, которую уже не изменить, вы сбрасываете в прошлое энергию, силу и здоровье. Когда вы мыслями находитесь в будущем, в ситуации которая уже решена и все классно, то вы опять обесточиваете себя в настоящем и живете в будущем. Вы сбрасываете энергию в будущее. В настоящем упуская возможности и шансы, деньги, отношения, здоровье.

Как находиться в здесь и сейчас? Практика.

Чатсо говорят- “будь здесь и сейчас”. Выше я объяснила в чем опасность быть в прошлом или будущем.

Но, как вернуть себя в настоящее? Как контролировать где твои мысли сейчас?

Есть очень простая практика, которая помогает на все 100%!

Спрашивайте себя регулярно: “что я вижу, что слышу, что я чувствую” и перечисляйте: “Я вижу дом, книгу, окно, машину (что вы виите в данный момент). Я слышу шум дождя, проехавшую машину, лай собаки и т.д. что вы сейчас слышите? Я чувствую дуновение ветерка, мне сидеть неудобно, тепло слевой стороны и т.д.”

Если вы совсем запутешествовались во времени, то ставьте себе напоминалку на телефон. Пусть она вас возвращает в настоящее каждые 15 минут.

Добавить комментарий