Кому грозит тюрьма за сбор валежника

«Закон о сборе валежника» в 2020 году

В тексте закона появилось указание на то, что люди могут собирать некоторые поваленные и высохшие стволы деревьев. Этот закон приняла Государственной Дума подписал Президент России 18 апреля 2018 года. Но в Лесном Кодексе не так давно появились изменения. С 1 января 2019 года жители России могут собрать стволы и ветки поваленных деревьев и пользоваться ими для личных нужд.

Что считается валежником?

Самого понятия нет в законодательных нормах. Но под этим определением можно понять любое дерево или крупный сук, которые были повалены по естественной причине. К примеру, дерево повалил сильный ветер, шторм, бурелом, снегопад. К определению валежник также относят и сухостойные деревья. Сухостойными называют деревья, которые засохли у корня. Валежные и сухостойные деревья являются определённой ценностью для некоторых людей, которые живут в сельской или деревенской местности. Эти деревья используются в качестве отопительного материала в частном доме.

Что изменилось в законе?

  • До наступления 1 января нельзя было заниматься сбором валежника. Это действие считалось нарушением законодательства.
  • Россияне могли заниматься сбором лишь некоторых продуктов: ягод, грибов, орехов, недревесных отходов, сломанных веток и бересты. Если человек незаконно собирал поваленные стволы деревьев и сучья, то его могли наказать штрафов или тюремным заключением на срок до 2 лет. Об этом говорится в статье 158 Уголовного Кодекса России.
  • Для того, чтобы не получить наказание, человек должен был взять специальный разрешающий документ.
  • Требовалось также арендовать участок земли.
  • Поваленные и сухостойные деревья могут быть опасными для леса. Сваленные стволы, которые не убрали в нужное время, могут привести к возникновению пожара.
  • По новому законодательству жители могут не только заниматься сбором деревьев, но и пользоваться ими на своё усмотрение. Принятые изменения гласят, что валенные деревья являются недревесными ресурсами, и поэтому жители могут ими пользоваться.

Могут ли жители заниматься сбором валенных деревьев?

Лесное законодательство гласит, то валенные деревья можно теперь собирать без помех. Данные действия не считаются незаконными по новым нормативам, и поэтому необязательно будет получить лицензию.

Поваленную древесину можно собирать в любой временной отрезок. Максимальных объёмов не предусмотрено. Основной нюанс в том, что регионы могут вносить изменения в закон.

На территории Москвы собирать валенные деревья можно абсолютно в любом месте. Исключением являются охраняемые территории. В этих местах запрещена любая деятельность.Не следует заниматься сбором на лесосечной полосе и местах склада.

Краснодарские органы управления не отменяют учёт валенных деревьев. Они по-прежнему требуют граждан отчитываться о проведённых работах.

В Пензенском регионе для сбора запрещено использовать любые виды инструментов. Например, пилу, топор. Во время сбора нельзя наносить ущерб всему остальному лесу. Об региональных законах можно узнать на сайтах, принадлежащих областным государственным организациям.

О сборе валенных деревьев

Валенные деревья собирают лишь для личного использования. Собранные поваленные и сухостойные деревья нельзя реализовывать на рынке. Для того, чтобы поваленные деревья не принимали за ценные ресурсы, сбор будут контролировать. Это поможет избежать нарушений, связанным с незаконным спилом деревьев. Чтобы собирать целые деревья, жители должны обращаться за получением разрешения. Но о сборе поваленных деревьев тоже нужно будет отчитаться.

Валенным деревом считают не каждое дерево. В основном это считается останки деревьев, сучья, которые не находятся в лесосечной зоне. Валенными считаются остатки веток и стволов, которые умерли естественным образом.

Это происходит из-за того, что деревья атакую вредители, сильный ветре или снегопад. Валежником называют любую отломанную часть дерева(ветка, сук). Валенными деревьями нельзя считать здоровые, свежераспиленные и свежесваленные деревья.

Наказание за нарушение

Многие спрашиваю о причине возникновения всяких условий сбора сваленных деревьев. Эти разрешения на сбор валенных деревьев часто приводят к штрафам и тюремному заключению для собирающего деревья. Если человек поднял или и собрал не ту древесину, к нему могут применять строгое наказание. Если человек не знает, что такое валежник, то лучше его не собирать. В противном случае сбор может привести к серьёзному наказанию.

Если человек неправильно растолковал понятие и не знает правила сбора, то его действия можно расценить как незаконную вырубку. К этому человеку могут применить административное наказание. Если ущерб лесному хозяйству превысил 5000 рублей, то к людям могут применить уголовно наказание.

Если верить статье 260 УК России, то за незаконную рубку деревьев могут применить наказание в вид штраф. Размер штрафа может быть до 500000 рублей. Либо могут лишить заработной платы на срок до 3 лет. Ест виновного наказывают по другой статье, то при наличии доказательства виновнику могут дать 480 часов выполнения обязательной работы. Есть и другие меры наказания. Самым суровым наказанием считается тюремное заключение на два года или штраф в 100000-200000 рублей.

Штраф до миллиона нужно заплатить группе лиц, незаконно собирающей валенные деревья. Величина тюремного срока — до 4 лет.

До 7 лет могу дать группе лиц, которая нанесла огромный урон лесному хозяйству. Величина штраф в этом случае — до 3 миллионов рублей.

Значительный ущерб насаждениями карается штрафом в 50000 рублей. Особо крупный урон карается штрафом до 150000 рублей. Об этом говорит Уголовный Кодекс.

Правила сбора

  • Лучше предупредить лесника о предстоящем сборе валенных деревьев.
  • Лучше спросить у лесника, не совершался ли поблизости вырубка деревьев. Лучше ходить в тем места,в которые не приходили лесорубы.
  • Лучше не брать с собой инструменты. Инструментом считается ножовка, топор ли пила. Если случиться спорная ситуация, то это может сыграть против вас.
  • Лучше не брать сомнительную древесину. Лучше брать маленькие ветки или те ветки, которые отмёрли сами.
  • Спиленную древесину не следует брать вообще. Особенно если вы пришли на место, где работаю лесорубы.
  • Не следует трогать деревья, на которых есть зелёная листва. Не следует также брать древесину, которая ещё живая.
  • ЗА один раз нужно обирать ограниченное количество валенных деревьев и сучьев, слишком большие количества брать не стоит. Это может расцениваться как причинение вреда природе.

Заключение

Сбором валенных деревьев нужно заниматься осторожно. Лучше следовать рекомендациям, написанным в статье. В противном случае можно получить суровое наказание. Суровый штраф либо тюремное заключение, либо другие виды наказаний.

Юрист. Образование: ФГБОУ ВО УдГУ, специальность «юриспруденция», гражданско-правовая специализация. С 2015 года юрист по вопросам гражданского права ( консультирование граждан, ведение дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах).

Разобрали по веточкам: почему закон о валежнике в некоторых регионах обернулся новыми запретами

Так называемый закон о валежнике, позволяющий свободно собирать в лесу упавшие сухие деревья и их ветки, начал действовать в России с января 2019 года — раньше для этого требовалось получать специальное разрешение. Авторы инициативы говорят, что хотели предоставить гражданам максимальную свободу, однако уже к концу зимы стало ясно, что дополнительные требования, которые вводятся в некоторых регионах, приводят к путанице или вовсе сводят на нет смысл документа. Почему так происходит, планируется ли вносить изменения в федеральный закон и когда жителям сельской местности можно ждать окончательной ясности в правилах, по которым им предстоит жить, разбирались «Известия».

Заплатка на кодексе

Закон о валежнике был принят весной 2018 года. По сути, он узаконил право граждан, в первую очередь, живущих в сельской местности, бесплатно собирать в лесу фрагменты сухих упавших деревьев. Раньше для этого требовалось получать специальные разрешения — большинство деревенских жителей и дачников эти нормы игнорировали и, по сути, становились нарушителями. Местные власти на происходящее чаще всего закрывали глаза, но если человек попадал в поле зрения лесника, ему мог грозить штраф.

Именно на это обратили внимание авторы законопроекта «О валежнике», члены комитета Государственной думы по природным ресурсам, когда еще в 2017 году предложили внести изменения в Лесной кодекс России.

«Законопроект разработан на основании многочисленных обращений граждан о невозможности использования валежной древесины в незначительных объемах без длительной процедуры оформления разрешительных документов», — говорилось в сопроводительной записке.

Авторы в том числе подчеркивали, что в результате большое количество людей попадает в число правонарушителей «по умолчанию», а уполномоченные органы оказываются заваленными, по сути, лишней работой по выдаче соответствующих разрешений. Предложение ликвидировать пробел в законодательстве позитивно оценили в том числе и в природозащитных организациях.

Так, Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела «Гринпис России», пояснил «Известиям», что закон поддерживает, сравнив его с «заплаткой на Лесном кодексе».

Необходимость в этой заплатке вызвана содержащимся в Лесном кодексе принципе платности использования лесов (за все, что берется из леса, надо платить, если иное не оговорено специально) в сочетании с так называемой палочной системой оценки работы лесных инспекторов — по числу выявленных нарушений, неважно, каких именно. Выявлять и привлекать к ответственности проще всего мелких и безответных нарушителей — например, не знающих законы сельских жителей, заготавливающих всякий лесной хлам себе на дрова, — пояснил он, отметив, что все это в итоге вывело проблему сбора валежника на федеральный уровень.

Документ действительно защищает интересы в первую очередь малообеспеченных жителей страны — не только сельских жителей, но и дачников, которые не могут позволить себе регулярно покупать дорогостоящие дрова, напоминает Николай Шматков, директор Лесной программы WWF России.

— Закон необходимый, так как дает возможность самым бедным слоям сельского населения и малообеспеченным дачникам — а только эти люди могут всерьез заинтересоваться сбором пропитанной водой и гнилой древесины на дрова — получить бесплатный доступ к ресурсу, который в огромных количествах гниет и пропадает, — отмечает эксперт, добавляя, что с экологической точки зрения история с валежником — далеко не самая важная для лесного сектора.

Специалисты говорят, что валежником считается любая сухая или, чаще всего, гнилая древесина, лежащая на земле — не важно, идет ли речь о целом стволе или отдельных ветках. Если же дерево высохло, но еще стоит, оно под действие закона уже не попадает

Изменения, которые в итоге внесли в законодательство, при этом были минимальны: пункт 2 ст. 32 российского Лесного кодекса, в котором, собственно, приводится перечень так называемых недревесных ресурсов, дополнили словом «валежник». В результате на него распространилось действие другой статьи, 11-й, предоставляющей право собирать его для собственных нужд свободно и безвозмездно наряду с ягодами и грибами, с некоторыми базовыми ограничениями (необходимо соблюдать правила пожарной и санитарной безопасности в лесах, возможен запрет или ограничения на сбор таких ресурсов на землях особо охраняемых природных зон или на землях оборонного значения). Само понятие «валежник» специалистами также трактуется максимально однозначно, поэтому никаких разночтений здесь возникнуть не должно было.

Борис Чураков, заведующий кафедрой лесного хозяйства Ульяновского государственного университета, доктор биологических наук:

Валежник — это древесина, которая лежит на земле. Дерево, упавшее в основном по естественным причинам или в результате природных явлений: например, молнии или ветра. Сухое дерево, которое еще стоит, уже не может считаться валежником, так же, как и дерево, которое оказалось на земле из-за вмешательства человека.

Такую древесину чаще всего нельзя использовать в качестве распилочных материалов. Кроме того, большое количество высохших или гниющих деревьев в лесах может повышать опасность лесных пожаров, затруднять доступ пожарных на определенные участки или способствовать распространению короедов — так что в некоторых регионах возможность частично расчистить лес в преддверии пожароопасного сезона, отдав заваленные сухими деревьями участки на разбор гражданами, даже приветствовали.

Валежник по бумажке

Закон вступил в силу в январе 2019 года. Но одних изменений в Лесной кодекс для того, чтобы он начал работать в полную силу, оказалось недостаточно — согласно другой его статье (ст. 33), порядок сбора недревесных ресурсов регулируется субъектами РФ, поэтому после принятия федерального закона каждый регион должен был принять соответствующие законы на региональном уровне.

Сделать это субъекты должны были еще до начала нынешнего года, однако пока процесс не завершен. Как отмечает Алексей Ярошенко, в тех случаях, когда регионы пошли по наиболее легкому пути и просто скопировали требования федерального законодательства, проблем с применением нового закона не возникло. Так, практически без ограничений валежник могут собирать жители Коми, Владимирской или, например, Тамбовской области.

В Пензенской области ограничили способы сбора валежника — гражданам запретили использовать пилы и сучкорезы

Однако уже к концу зимы стало понятно, что в некоторых случаях не обошлось без осложнений. К путанице приводят дополнительные требования, установленные на местном уровне, отсутствие подробных разъяснений для жителей со стороны региональных властей (из-за чего люди, опять же, становятся нарушителями поневоле), а также наложение старых норм на новые.

Пока наибольший резонанс вызвала история в Бурятии, где местные власти пообещали выделять определенные участки, на которых можно собирать остатки сухих упавших деревьев, — гражданам, которые будут собирать валежник в иных местах, пригрозили в том числе уголовным наказанием по статье 158 УК РФ о краже. Она подразумевает от двух до пяти лет лишения свободы.

В Пензенской области ограничили способы сбора валежника — гражданам запретили использовать пилы и сучкорезы. Это значит, например, что распилить большое поваленное дерево на законных основаниях уже нельзя, а ломать ветки придется вручную. В том числе тем, кто отправится в лес зимой. Похожее правило действует и в Тульской области. В Тверской области жителям предложили собирать ветки длиной не более метра.

Раньше для того, чтобы собирать сухие ветки, сельским жителям и дачникам формально требовалось получить специальное разрешение

И, несмотря на то, что одной из целей принятия поправки в Лесной кодекс было разгрузить местные органы управления лесами, избавив их от лишней бюрократии, в целом ряде регионов от граждан потребовали в письменной форме заранее уведомлять о планах отправиться в лес за валежником. Причем в Липецкой области уведомления хотят получать ровно за пять дней до планируемого похода в лес, а на Кубани, как пишет «Российская газета», предложили гражданам заранее подавать уведомления, чтобы после этого подведомственное Минприроды ведомство могло сначала выделить конкретный участок, а до вывоза из леса — проверить собранные объемы древесины (хотя никаких ограничений в этом смысле на федеральном уровне не предусмотрено).

Читайте также:  11 марок, которые призывают женщин гордиться особенностями своей фигуры, а не стесняться их

В некоторых случаях причиной становится неосведомленность местных жителей, которые считают, что новый закон распространяется в том числе и на сухие, но еще стоящие деревья. Такие деревья, действительно, не попадают в категорию валежника — они считаются сухостоем, и за их валку можно попасть под действие штрафов. Как это случилось в конце января с жителями двух алтайских деревень.

В результате «на местах» далеко не все спешат пользоваться нововведением, опасаясь стать жертвами возникшей путаницы, объяснил «Известия» Георгий Четверкин, глава одного из сельских поселений в Тверской области.

Георгий Четверкин, глава сельского поселения Каблуковское в Тверской области:

Опыт научил нас спокойнее относиться к таким вещам: приказ получил, пока добежал — а вдруг отменят? Поэтому даже при внешней нужности этого нововведения мы стараемся решать вопросы отопления жителей Каблуковского поселения, в том числе малоимущих, по старинке — выписываем горбыль для распиловки после пилорам, просим транспорт у местных сельхозпредприятий.

Иногда на отопление идут кустарник и деревья, вырубленные для того, чтобы освободить заросшие земли сельхозназначения.

Окончательной ясности с тем, что именно можно вывозить из леса в качестве сухостоя, чтобы случайно не нарушить региональные требования, до сих пор нет, говорит глава сельского совета. Говорить о неких общих для всех граждан страны рекомендациях о том, какую древесину можно собирать в лесу, а какую нет, нельзя, по крайней мере до тех пор, пока во всех регионах не примут соответствующие нормы, объясняет Алексей Ярошенко. Сейчас требования, которые устанавливаются в каждом регионе, собирают в том числе в специальном разделе на Лесном форуме «Гринпис России». По подсчетам руководителя лесного отдела организации, такие законы уже приняли или готовы принять в ближайшее время примерно в трех четвертях российских регионов, однако по тому, какими окажутся требования еще примерно в четверти из них, ясности до сих пор нет.

Простота конструкции

Одними из первых слишком жесткими правилами, установленными в регионах, возмутились в Государственной думе. Снять ограничения, дискредитирующие федеральный закон, в начале феврале региональные власти призвал в том числе Николай Николаев — председатель думского комитета по природным ресурсам, который и занимался разработкой закона о валежнике.

При разработке законопроекта речь шла именно о том, чтобы люди могли просто пойти и взять валежник без всяких дополнительных ограничений, пояснил «Известиям» один из авторов инициативы, депутат Максим Щаблыкин, однако выяснилось, что «на местах не доверяют простым людям».

По мнению некоторых критиков инициативы, упростить ситуацию можно было бы, если бы на федеральном уровне определение валежника было прописано точнее. Такая идея, говорит Максим Щаблыкин, действительно рассматривалась, однако в результате от нее решено было отказаться ради простоты конструкции.

— Первоначально в законопроекте мы написали характеристики на полстраницы — расписали, о чем речь и почему. Но затем совместно с коллегами-депутатами приняли решение, что и так понятно, что такое валежник — достаточно просто написать это слово, — объясняет депутат.

При разработке законопроекта речь шла именно о том, чтобы люди могли просто пойти и взять валежник без всяких дополнительных ограничений

На сайте Госдумы можно найти первые редакции законопроекта. Согласно одной из правок, в Лесном кодексе предлагалось использовать следующую (впоследствии непринятую) формулировку: «Дополнить словами «валежник» (сухие деревья или их части, лежащие на земле)».

Дополнить текст статьи 32 Лесного кодекса не только определением, но и разрешением на сбор сухостоя (чтобы исключить недоразумения, подобные тем, что возникли на Алтае) еще в конце прошлого года предложил депутат Олег Нилов — предложение о внесении поправок было внесено и сейчас ожидает рассмотрения. По его словам, о том, что текущая формулировка неизбежно приведет к «перегибам», он неоднократно предупреждал еще на этапе обсуждения законопроекта, но коллеги к нему не прислушались.

Депутат склонен объяснять это объемами рынка дров — запас древесины, необходимый для того, чтобы отапливать один деревенский дом в течение всей зимы, сегодня обходится покупателям в 20–40 тыс. рублей, а общие объемы этого рынка в России, по оценкам Олега Нилова, могут составлять 200 млрд рублей, поэтому далеко не все хотят дать возможность людям сэкономить, обеспечив себя самостоятельно.

«Запретить все и вся»

Формально дополнительные ограничения вводятся в регионах для того, чтобы предотвратить хищения здорового леса: чтобы люди не могли рубить здоровые деревья, а потом вывозить их из леса под видом распиленного на земле валежника. Именно поэтому на некоторых территориях ввели запрет на использование пилы при сборе валежника или настаивают на том, чтобы контролировать объемы древесины, которую граждане будут вывозить.

Однако в природозащитных организациях напоминают, что основную угрозу для лесов России сегодня представляют отнюдь не частники из числа местных жителей, поэтому принятые в «проблемных» регионах предосторожности считают излишними.

Формально дополнительные ограничения вводятся в регионах для того, чтобы предотвратить хищения здорового леса: чтобы люди не могли рубить здоровые деревья, а потом вывозить их из леса под видом распиленного на земле валежника, но экологи убеждены, что реальная угроза лесам исходит не от простых граждан и бороться с ней таким образом бессмысленно

— В основном незаконные рубки сейчас совершают не отдельные граждане, а ОПГ или вполне легальные лесозаготовители. [Это становится возможным] благодаря отсутствию надежных данных о породном и качественном составе насаждений, разнице с задокументированными показателями и отсутствию надежного контроля со стороны органов власти, — напоминает Николай Шматков.

С ним согласен и Алексей Ярошенко. Даже если кто-то, прикрываясь действием закона, вывезет из леса несколько ценных бревен или даже целый лесовоз такой древесины, подчеркивает руководитель лесного отдела «Гринпис России», в масштабах страны это будет мелочь, ради борьбы с которой не стоит ограничивать права граждан на жизненно важные для них ресурсы.

Депутат Олег Нилов, в свою очередь, напоминает, что контроль за незаконными рубками — абсолютно самостоятельная задача, и то, насколько органы управления лесами готовы с ней справляться, не должно затрагивать интересы простых граждан.

В природозащитных организациях убеждены, что основной урон лесам наносят или организованные преступные группировки, или крупные компании, которые допускают нарушения, ни тех, ни других «закон о валежнике» в любом случае не затрагивает

— Браконьерство ведь и сейчас есть — и что, скажете, поймали всех? Так пусть ловят, пусть наказывают. А если под этим соусом говорить, что надо еще что-то дополнительно запретить, то можно тогда запретить все и вся, — уверен он.

Пока в Минприроды объявили, что ведут мониторинг того, как на региональном уровне исполняется закон о валежнике. Следить за этим обещают и в Госдуме.

— Это тот самый случай, когда нужно помониторить и, возможно, внести корректировки. Мы сейчас собираем всю информацию с территорий и будем на комитете обсуждать в ближайшем будущем, что же мы должны дополнительно сделать, чтобы не было таких форм недопонимания на местах, в регионах, — объясняет Максим Щаблыкин.

При этом о том, чтобы разрешить также рубку и вывоз высохших, но еще стоящих деревьев, пока в любом случае речи не идет: «Здесь мы как раз-таки четко говорим, что речь идет о валежнике, а не о сухостое».

Будут ли в принципе вноситься изменения в документ на федеральном уровне, станет ясно лишь после того, как наберется достаточный объем информации. Пока, утверждает директор Лесной программы WWF России, закон о валежнике уже помог «подсветить» другие проблемы лесной отрасли: в том числе высокую степень бюрократизации, низкое информационно-техническое обеспечение местных органов управления лесами, а также отсутствие общедоступных схем лесных участков.

Эти проблемы, подчеркивают природозащитники, с точки зрения будущего лесного хозяйства страны являются куда более важными — и будет хорошо, если ситуация, возникшая вокруг закона о валежнике, поможет привлечь внимание законотворцев к необходимости их решения.

Закон о сборе валежника в лесу получил поправки почти в каждом регионе

Хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Региональные власти старательно вносят сложности для граждан в сбор валежника. Наконец-то. С 1 января 2019 года закон, принятый Госдумой разрешил российским гражданам для личных нужд заготавливать валежник. Такой документ люди ждали несколько лет. И, наверное, довольно трудно было найти в стране тех, кто понимал, почему нельзя забрать домой обломок дерева, сучья, какой-нибудь пень. В лесном кодексе о валежнике не было, вообще, ни строчки. Что касается сбора лесных ресурсов, под которыми можно понимать и валежник, то этот процесс был отдан на «откуп» местным властям.

Член Союза Журналистов России. Победитель конкурса “Золотое перо”

15 февраля 2019

Важно! Что такое валежник согласно определению по новому закону? Валежник — это упавшие на землю в лесу стволы деревьев или их части: сучья, ветви, сухие и гниющие. Сломленный ветром (бурелом), навалом снега и т. п. лес, а также лес срубленный и полуобработанный, но не вывезенный и брошенный (часто как забракованный), а также поваленный или лежащий на земле лес, утративший технические качества и ценность в какой-либо степени.

Закон о валежнике и сухостое 2019 — Долгий путь от нельзя к можно

Решения по закону о валежнике на местах принимались порой просто абсурдные. К примеру, в Московской и Ленинградской областях собирать сухие ветки и прочие части мертвых деревьев можно было, лишь получив соответствующее разрешение. При этом еще, на основании статьи 32 Лесного кодекса РФ, нужно было заключить договор аренды участка.

Полный текст закона от 2019 года уместится на одной странице:

Статья 32. Заготовка и сбор недревесных лесных ресурсов

  1. Заготовка и сбор недревесных лесных ресурсов представляют собой предпринимательскую деятельность, связанную с изъятием, хранением и вывозом соответствующих лесных ресурсов из леса.
  2. К недревесным лесным ресурсам, заготовка и сбор которых осуществляются в соответствии с настоящим Кодексом, относятся валежник, пни, береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, ели или деревья других хвойных пород для новогодних праздников, мох, лесная подстилка, камыш, тростник и подобные лесные ресурсы.
  3. Граждане, юридические лица, осуществляющие заготовку и сбор недревесных лесных ресурсов, вправе возводить навесы и другие временные постройки на предоставленных им лесных участках.
  4. Граждане, юридические лица осуществляют заготовку и сбор недревесных лесных ресурсов на основании договоров аренды лесных участков.
  5. В исключительных случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, допускается осуществление заготовки елей и (или) деревьев других хвойных пород для новогодних праздников гражданами, юридическими лицами на основании договоров купли-продажи лесных насаждений без предоставления лесных участков.
  6. Правила заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

«Лесной кодекс Российской Федерации» от 04.12.2006 N 200-ФЗ (ред. от 03.08.2018 с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019) Источник: КонсультантПлюс.

Неизвестно, как себе представляли все это региональные законодатели. Неужели так трудно было понять, что в лес за валежником отправится, чаще всего того, кто живет за чертой бедности? Живет такой человек в какой-нибудь «умирающей» деревне, пенсию, к примеру, получает размером в десять тысяч. Для него сбор нужных документов – задача с десятью неизвестными. Ему надо на чем-то в райцентр добраться, к чиновнику нужному попасть, чтобы узнать, можно ли собирать валежник в лесу. А тот, увидев перед собой желающего дров на зиму заготовить, начнет ему власть свою показывать.

Разве не бывает так? Разве мало у нас всяких старших специалистов, да начальников отделов в районных администрациях, которым возвыситься хочется, самоутвердиться? Вообще-то, к последнему многие стремятся, но это обычно за счет собственных достоинств получается. А если нет этих достоинств? Если просто за счет родственных связей, нужного знакомства, или просто не подвернулся в нужный момент никто, вот приняли такого случайного мелким чиновником? И, как это случается, решил человек, что его болотная кочка, на которую взгромоздиться удалось, выше остальных.

Результат? Об этом спросить надо жителя деревни, который вспомнит о предстоящих мытарствах, да и отправится с ручной тележкой в ближайший бурелом за дровами. Тут-то его и привлекут к административной ответственности за правонарушение. Мало ли таких случаев за эти годы происходило?

Федеральный закон о валежнике вступил в силу, но вмешалась региональная власть

Но прошло энное число лет, и Госдума приняла закон о сборе валежника в лесу. Это случилось в 2018 году, Президент Владимир Путин подписал документ 18 апреля. Новые правила о сборе валежника вступили в силу с 1 января 2019 года.

Почему-то в России существует «добрая» традиция. Если принимается какой-нибудь законодательный акт, запрещающий что-нибудь, то в силу он вступает едва ли не на следующий день, но когда речь идет о разрешении то до него, «как до Москвы пешком».

Конечно, ждать с апреля до января – это уже мелочи. Как говорится, дольше ждали. Только почему бы не вспомнить о тех людях, которым, чтоб зиму очередную пережить, пришлось и в прошлом году тысяч десять, а то и больше за дрова платить, или тайком из дебрей сухие пеньки носить. А может быть, кого-нибудь и оштрафовали за это время.

Читайте также:  Полоскание горла ромашкой, как ей полоскать при ангине

К сожалению, как это всегда бывает, и после вступления разрешительного закона в силу, не все оказалось просто. Поскольку какие-то свои местные законодательные акты могли принять и региональные депутаты, они, разумеется, этим правом воспользовались. В некоторых местах такого «накуролесили» (другое слово найти невозможно), что и в страшном сне не всегда увидишь.

Хотя само понятие «валежник» в принятом документе не разъясняется, затруднения здесь возникнуть не должны. Термин этот устоявшийся, да к тому же разъяснения можно найти в любом Толковом словаре русского языка. При непонимании со стороны чиновников можно просто напомнить, что делопроизводство в России ведется на русском языке и сослаться на толковый словарь.

Закон о сборе валежника

Впрочем, об этом чуть позже. Вначале о принятом документе. На основании нового закона гражданам разрешили собирать валежник для своих нужд. Никакие разрешения для этого получать не нужно. Нет необходимости и в заключение договоров. Что касается ответственности, то собирающие в лесу валежник к ней привлекаться не могут.

Отдельные примеры местного законотворчества

И так, свершилось. Гражданам разрешили бесплатно обеспечивать себя дровами. К сожалению, всеобщая радость была не долгой. В развитие событий вмешались региональные депутаты. Вероятно, вирус «не пущать» засел в некоторых «слугах народа» до такой степени, что просто не могут они без того, чтобы ставить гражданам, за счет голосов которых они стали депутатами, «палки в колеса».

Чаще всего в числе ограничений, введенных региональными парламентами, присутствуют длина валежника, использование каких-либо инструментов при сборе, ограничение по территориям. Некоторые предусмотрели отчет, который должны давать собирающие валежник. Если же человек собрал поваленные стволы и сучья в неположенном месте, то для него предусмотрено даже уголовное наказание.

Один из примеров – Бурятия. Там составили список лесов, в которых разрешено заготавливать валежник. В случае если кто-то собирает поваленные деревья в другом месте, его накажут по статье КоАП «мелкое хищение», и по УК РФ «кража». В последнем случае – срок от двух до пяти лет.

Кстати, к этим «цветочкам» в Бурятии уже добавились «ягодки». В интернете появилось видео, на котором лесник (может быть какой-то инспектор) составляет протокол. Злоумышленник – местный пенсионер, собиравший валежник в неустановленном месте. Лесник сообщает ему, что узаконенные региональными депутатами территории , в которых можно собирать валежник, выставлены на соответствующем сайте.

Создается впечатление, что ни этот поймавший нарушители ответственный работник, ни депутаты просто не понимают, что у таких пенсионеров, скорее всего, просто нет выхода в интернет. Для них он, вообще, может быть «темным лесом». К тому же, не худо бы вспомнить, если уж гложет «червь» законотворчества, что законодательный акт вступает в силу в день опубликования в периодическом издании, то есть, в газете.

Теперь о других регионах. Краснодарский край. Здесь установили порядок выдачи уведомлений гражданами, намеривающимися собираться валежник. Организован даже учет объемов валежника до его вывоза из леса. Интересно, каким образом? Лесников на всю территорию не хватит. Что, каких-то чиновников для этого на работу приняли?

Пензенская и Тульская области. В этих регионах при сборе валежника запрещено использование «рубящего инструмента, пил и сучкорезов». Хочется спросить у депутатов этих регионов: господа, вы когда последний раз в лесу были? Подумайте, как человек справится с упавшим деревом, если оно с сучьями, или если его целиком не утащить? Ему что, отгрызать эти сучья, ствол перегрызать, или бобров на помощь звать?

В Тверской области установлено, что длина палки валежника не может превышать метр. А если в ней полтора, или 1,25 метра? Господа депутаты и чиновники наверное не знали, что пословица есть «Семь раз отмерь, один раз отрежь». Неужели трудно было вначале подумать, а потом законотворчеством заниматься?

К сожалению, с таким вопросом можно обращаться к чиновникам и депутатам практически каждого региона. Ограничения, осложняющие людям жизнь, приняты почти везде. В их числе запрет на «спиливание, срубание, срезание, то есть, отделение ствола от корня дерева». Это в Смоленской области так (точно, в лесу не были придумавшие такое).

Даже в Красноярском крае, где вокруг населенных пунктов тайга, а значит, с валежником проблем нет, власти умудрились ограничение ввести. Там собираются конкретные участки определять. А в Ханты-Мансийском автономном округе об участках, где можно, будут извещать граждан лесники. Они информацию на специальных стендах разместят. Интересно, где эти стенды будут находиться?

К сожалению, в нескольких строчках невозможно изложить все те «изобретения», на которые оказались способны региональные власти РФ. В числе самый из менее значимых, наверно, можно назвать ограничение, установленное в Алтайском крае. Там валежник нельзя готовить на продажу. Вероятно, власть решила, что таким образом кто-нибудь разбогатеет. А почему не вспомнили о том, что какой-нибудь бабушке с «карликовой» пенсией такие дрова дешевле обойдутся?

Поправки на местах дискредитируют федеральное законодательство

Депутат Госдумы Николай Николаев, один из разработчиков поправок в Лесной кодекс, уверен, что подавляющее большинство поправок (примеры изложены выше) просто дискредитируют федеральное законодательство.

С депутатом можно согласиться. Ведь существует традиция, при которой виноватой во всем плохом граждане считают центральную власть. Они не будут читать поправки, внесенные депутатами Госдумы в Лесной кодекс, как не прочитают и напридуманного региональными властями.

Когда-то один из российских политиков Виктор Степанович Черномырдин придумал «крылатую» фразу «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Почему бы региональным властям не вспомнить ее, не посмотреть, о чем говорится в принятом депутатами Госдумы законе? Ведь там все просто: «осуществляется сбор лежащих на поверхности земли остатков стволов деревьев, сучьев… образовавшихся вследствие естественного отмирания деревьев при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале…».

Никаких иных ограничений в документе нет. Даже «предельный объем собранного валежника не устанавливается». И о сроках нет ничего. Наоборот, написано «круглый год». Единственное условие «с соблюдением правил пожарной и санитарной безопасности в лесах».

Что нельзя брать на дрова или почему провалился закон о валежнике

Закон о валежнике, который с нетерпением ждали сельчане и дачники в России, похоже, потерпел фиаско. В некоторых регионах с началом его работы — 1 января населению действительно стало “полегче” с дровами, однако, в других закон обернулся новыми запретами. Из-за региональных законов, которые отдельно принимались в дополнение к федеральному, за сбор “трухлявых деревяшек” в неположенных местах могут даже посадить в тюрьму.

Авторы федеральной законодательной инициативы хотели “убить двух зайцев”: предоставить гражданам максимальную свободу в заготовлении дров и улучшить противопожарную безопасность в лесах близ сел и деревень. Но хотели как лучше, а получилось как всегда.

В отдельных регионах приветствовали инициативу законотворцев: “дровяные” субсидии доступны не всем, малоимущие зачастую не имеют средств приобрести дрова — для них закон мог бы стать хорошим подспорьем. Есть и другая “сторона” в законе о валежнике, не хуже первой: масса гниющих и высохших деревьев может повышать опасность лесных пожаров и затруднять доступ на участки для проезда пожарной техники — отдав эти участки людям все только выиграют.

Однако, в некоторых регионах позитивную инициативу законотворцев постарались “испортить”. Изменений в Лесной кодекс, чтобы заработал закон о валежнике было недостаточно — регионы на местном уровне должны были принять внутренние соответствующие законы.

Часть регионов пошли по пути наименьшего сопротивления и скопировали себе федеральный закон. Там проблем не возникло. Беспрепятственно могут собирать валежник жители Приморья, Коми, Тамбовской, Владимирской областей. В Ханты-Мансийском автономном округе власти даже публикуют информацию, где больше всего поваленных деревьев.

В других регионах, местные бюрократы постарались максимально запутать закон, наложили на новые нормы старые и даже ввели уголовную ответственность за сбор валежника “не там и не так”. Наибольший резонанс вызвала ситуация в Бурятии, где собирать валежник можно только на определенных участках (власти пообещали их выделить), а за сбор в иных местах за трухлявые пеньки могут и посадить — жителям пригрозили уголовным наказанием по ст. 158 УК РФ о краже. За сгнившие палки можно сесть в тюрьму на срок от двух до пяти лет.

Например, в Пензенской и Тульской областях собирать валежник можно только вручную, без использования, “рубящего инструмента, пил и сучкорезов”. В Хабаровском крае органы лесничества не разрешают ездить по лесным дорогам и предлагают собирать валежник также только с помощью ручной пилы. В Тверской области можно сбирать палки длиной не более одного метра.

В Иркутской области хотели ввести уведомления властей за месяц до сбора валежника, но после вмешательства парламентариев Госдумы эту норму отменили. На Кубани тоже предложили гражданам уведомлять о предстоящем сборе валежника, после этого нужно дождаться разрешения на сбор на конкретном участке — власти должны будут проверить объем оставшейся древесины. К слову, никаких подобных норм в федеральном законе не прописано. В Липецкой области жителям придется уведомлять власти ровно за пять дней до похода в лес. Если сорвутся планы, например, из-за снегопада или дождя, уведомлять придется заново.

Депутаты и эксперты возмущены “избыточными требованиями” регионов и просят снять ограничения, дискредитирующие федеральный закон. Формально дополнительные ограничения, например, запрет пилы, вводятся для того, чтобы граждане “упаси Боже” не рубили здоровые деревья и не вывозили их из леса под видом распиленного на земле валежника. Однако, отличить валежник от “делового леса” очень легко, говорят природозащитники, кроме того, люди не будут вывозить валежник фурами и лесовозами.

В природозащитных организациях напоминают, что основную угрозу для лесов России представляют вовсе не сельчане и даже не мелкие частники, которые вывезут из леса несколько ценных бревен и даже целую машину. Незаконные рубки сейчас совершают не отдельные граждане, а преступные группировки или вполне легальные лесозаготовители, пишут “Известия”.

Кстати, чтобы не стать нарушителями закона, россиянам, отправляющимся за валежником стоит помнить: брать можно только те деревья, которые лежат на земле. Если дерево сухое, но еще не упало — это сухостой, за валку можно попасть под действие штрафов. Рубка высохших деревьев все еще находится под запретом даже в самых “демократичных” регионах.

Парламентарии в Приморском крае готовят обращение в адрес федеральных властей. По мнению законотворцев, нужно уточнить понятия “валежника” и разрешить людям собирать порубочные остатки также в местах проведения лесосечных работ.

Закон о сборе валежника: крепостным крестьянам принадлежало больше природных богатств, чем россиянам 21 века

Удивитесь, но крепостным крестьянам принадлежала гораздо большая часть природных богатств, чем россиянам 21 века. Нефть тогда не добывали, но лес был.

– История лесного законодательства в России идет с 18 века, когда стали устанавливать первые ограничения на вырубку леса, – напоминает читателям КП председатель комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев. – Но всегда было написано, что валежник, грибы, ягоды и травы можно собирать беспрепятственно. Так же оставалось и при советской власти, и в Российской Федерации до тех пор, пока в 2006 году не приняли новый Лесной Кодекс. В него были заложены ошибки, в результате которых сборщики даров леса оказались вне закона.

«Страсти по валежнику». Едва нам разрешили сбор валежника, как чиновники захотели на этом заработать

СТРАСТИ ПО ВАЛЕЖНИКУ

Теперь депутаты решили эти ошибки исправить. Пробным камнем стал Закон о сборе валежника в лесу. Он вступил в силу с Нового года. На федеральном уровне закон краток и гласит о том, что валежник собирать можно, а препятствовать этому нельзя. Однако на основе федерального законодательства каждый регион принял свои акты, и получились они во многих случаях издевательскими и абсурдными.

К примеру, в Краснодарском крае гражданин, имеющий намерение собрать валежник, должен уведомить об этом заранее, чтобы при сборе присутствовал чиновник и вел учет собранного вплоть до вывоза из леса.

В Бурятии людей обязали получать разрешения на сбор валежника, в противном случае это будет считаться хищением и попадать под уголовную статью «Кража».

В Пензенской и Тульской областях собирать валежник можно свободно, но только вручную, без использования какого-либо инструмента.

А в Тверской области установили, что длина палок не должна превышать одного метра. Интересно, сколько контолеров потребуется расставить по опушкам, чтобы измерить каждый прутик?

Как федеральная инициатива могла привести к таким маразмам?

Автор законопроекта, депутат Николай Николаев, затрудняется дать ответ, но знает выход из положения:

– В Лесном кодексе почти полтора десятилетия назад записали, что собирать можно только недревесные ресурсы, а когда их перечисляли, то вспомнили и про мох, и про пни, бересту, камыш, лапник, многое другое, а про валежник просто забыли. В результате в трудном положении оказались жители сел, которые используют его для отопления и экономят таким образом на дровах от 15 до 30 тысяч рублей за зиму. Они оказались вне закона, их можно было штрафовать. Мы законом, который вступил в силу с 2019 года, вернули им валежник. А депутаты в регионах включили привычку регулировать то, что в регулировании не нуждается. Распространенная история: на федеральном уровне никаких ограничений нет, закон принимается для удобства, а на местах его делают неудобным. Первый тревожный сигнал пришел из Иркутской области, от которой я избирался. Там правительство внесло в заксобрание норму о том, что нужно за месяц уведомлять власти о своем намерении собирать валежник. Мы с коллегами из регионального парламента вмешались и все исправили. А когда стали изучать, что напринимали в других регионах, то и там обнаружили массу странных норм.

Читайте также:  Сироп и таблетки Бромгексин при сухом кашле: как принимать, инструкция

Николаев обещает разослать письма всем руководителям регионов, где приняты такие законы:

– Надеюсь, что их отменят. Или обоснуют, для чего это сделано. Возьмем закон Тульской области. Вот лежит коряга. Почему ее нельзя распилить на месте, а нужно вытаскивать из леса волоком? Это же вредно для подлеска.

Как стало известно КП, депутаты попросили сенаторов поднять вопрос о валежнике во время встречи с председателем правительства во вторник, 12 февраля.

Госдума рассматривает закон о сборе грибов, ягод и дикорастущих трав Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

БЕЛЫЕ ВНЕ ЗАКОНА

Закон о дикоросах (ягодах, грибах, целебных травах) на текущей неделе пройдет второе чтение. После его вступления в силу грибники должны получить право продавать собранный урожай, а предприниматели — создавать заготовительные конторы.

По состоянию на 2006 год больших и маленьких заготконтор, скупающих дары леса, в России было до 18 тысяч. После принятия Лесного Кодекса осталось чуть более 700 крупных. Остальные закрылись из-за того, что оказались дважды вне закона. Во-первых, в Кодексе написано, что собирать дикоросы в частном порядке можно только для личных нужд, на продажу — нет. Во вторых, скупать дикоросы у грибников можно только если они собирали их на участке леса, который ты взял в аренду. А с арендой участков предприниматели, как правило, возиться не хотят. Участок с грибными местами стоит в среднем 6 миллионов в год, аренду нужно оплатить минимум на 10 лет вперед. Лишних 60 миллионов у мелких заготконтор не было, вот они и сгинули. Грибники остались без дополнительного заработка, а сбор дикоросов в России упал, по разным подсчетам, в 10-15 раз.

– Закон о дикоросах, который мы планируем принять к началу сезона, очень короткий, – сказал КП Николаев. – Покупка грибов , ягод и дикорастущих трав у людей может осуществляться малыми предприятиями в соответствии с теми формами, которые описаны законами о сельхозкооперации и потребкооперации , чтобы появилась возможность создавать заготовительные конторы. А от дедушек и бабушек, которые продают лукошки с собранными грибами, отстанут. К ним будут подходить в соответствии с Налоговым кодексом, в котором говорится, что доход от собранных дикоросов не облагается налогом.

На федеральном уровне, вроде бы, все гладко. Но не поупражняются ли над законом региональные депутаты, заставив собирателей ягод пересчитывать их при выходе из леса, а грибников — сушить грибы на месте?

ЧЕМ ДУМАЮТ ДЕПУТАТЫ

Собственные корреспонденты КП выяснили, какими были мотивы региональных законодателей, когда они извращали закон о валежнике.

Краснодарский край

На Кубани сбор валежника приравняли к проведению митинга: с 1 января нужно получать разрешение не позднее, чем за 15 дней до предполагаемого похода, при этом сообщить свои паспортные данные, адрес, телефон, место, время и цель сбора, а также уточнить каким инструментом и как долго вы планируете орудовать. Власти могут одобрить поход или отказать. А после сбора необходимо провести учет валежника лесником, который выдаст сопроводительный документ для предоставления его чиновникам.

Зачем нужно было так усложнять сбор палок, объяснил секретарь комитета краевого парламента по вопросам использования природных ресурсов Андрей Булдин.

– Согласно ФЗ получается, что я могу незаконно ночью свалить дерево, а утром его вполне законно и бесплатно забрать как валежник. Вы же понимаете, к чему это может привести, этого нельзя допустить. С другой стороны, гражданин собрал прицеп валежника и едет по дороге. Его могут остановить полицейские и попросить предоставить документ на древесину, которого у него нет. А ведь незаконная рубка лесных насаждений – уголовное преступление. Благодаря нашему закону ему не придется попадать под подозрение и объяснять происхождение валежника.

Пермский край

При сборе валежника в лесу разрешили пользоваться пилой и топором, но выносить его придется на себе. Использование транспорта запрещено.

– Валежник увидели, остановите машину. Не надо ехать между елками. Пройдите вглубь, распилите валежник на маленькие бревнышки, сносите их в машину и уезжайте обратно, – объяснил сотрудник краевого отдела использования лесов Андрей Зотов .

Бурятия

Республика прославилась намерением сажать сборщиков сухих веток. Появились слухи, что недалеко от деревушки Оронгой поймали местного жителя, который собирал валежник, что его ждет тюремный срок.

– Это неправда! – заявляют в республиканском агентстве лесного хозяйства. – На самом деле, мужчина спилил здоровые деревья, а не сухие ветки. Черному лесорубу грозит до 10 лет лишения свободы, а также штрафы.

Собирать валежник можно не везде.

– Список территорий есть на нашем сайте, – поясняют в агентстве. – Кроме того, в населенных пунктах работают инспекторы, которые разъясняют жителям, где находятся поляны для сбора валежника.

Иными словами хочешь собрать валежник, обратись в ближайшее лесничество. Там объяснят: «Туда ходи, сюда не ходи». В лесах усилят контроль, инспекторы будут патрулировать территории. Увидят в неположенном месте, ждите наказания.

Тверская область

Чиновники областного министерства лесного хозяйства предложили свои требования – длина палок валежника должна составлять не более метра. Однако в Заксобрании Тверской области ответили, что не собираются голосовать за это. Парламентское большинство против ограничений по сбору и тем более метражу валежника. Спорную ситуацию рассматривает согласительная комиссия.

Алтайский край

Как пояснил председатель комитета по аграрной политике и природопользованию Алтайского краевого Заксобрания Сергей Серов , с 1 января 2019 года валежник в регионе можно заготавливать бесплатно и круглогодично, но если кто-то решил, что на сборе валежника можно построить доходный бизнес, закон это категорически запрещает. Есть и другие ограничения:

– Если дерево сухое, но оно стоит на корню, его нельзя заготавливать на дрова без специального разрешения. Если человек заготавливает на дрова старое упавшее дерево, он обязан забрать все сучки и ветки от него, – пояснил Сергей Серов.

Свердловская область

Закон позволяет собрать хоть целый КамАЗ валежника. Главное – суметь потом доказать, что это – не на продажу, а для личного использования. Но не везде. Например, в лесах под Нижним Тагилом собирать валежник можно только руками.

– Это чтобы массового воровства не было, – объясняют в местном лесничестве. – Нам пока разъяснений об инструменте из правительства региона не пришло, – уточняют в отделе по экологии администрации Нижнего Тагила. – Так что пока мы не рекомендуем идти за валежником с бензопилой. Уже были случаи, когда лесники останавливали таких людей. На самом деле ограничение на сбор валежника в Свердловской области есть только одно – валежник из леса нельзя вытаскивать по земле. Перемещение хлыстов, то есть стволов дерева может повредить подлесок.

Подготовили Артем Гнатенко (КП-Краснодар), Елена Третьякова (КП-Пермь), Ольга Буква, Ирина Тарасова (КП-Тверь), Алексей Кучерявых (КП-Барнаул), Данил Свечков (КП-Екатеринбург).

Какие правила сбора валежника устанавливают российские регионы

Раньше, чтобы вывезти из леса упавшие стволы, надо было оформить договор аренды участка, в противном случае грозил штраф или даже два года лишения свободы. Теперь сбор валежника не является правонарушением.

Однако чтобы окончательно легализовать этот процесс, власти на местах должны были до начала 2019 года внести изменения в локальные нормативно-правовые акты. Большинство регионов уже проделали эту работу, либо проекты находятся на утверждении, пояснили в Рослесхозе. Например, в Московской области валежник можно собирать везде, кроме мест проведения лесосечных работ, складирования ранее заготовленной древесины, а также особо охраняемых территорий, где установлен прямой запрет на сбор валежника или вмешательство человека.

Отдельные регионы ввели более жесткие требования. Например, в Пензенской области региональный закон, определяющий правила сбора валежника, приняли еще в марте прошлого года, но действовать он начал с 1 января. Главное новшество – жители не должны пользоваться пилами и сучкорезами при сборе валежника. Под запрет попали все рубящие инструменты, в том числе ручные, бензомоторные, электрические. В противном случае грозит штраф до двух тысяч рублей. Жителям придется проявить особую бдительность.

– Не допускаются к сбору ветви, стволы деревьев и кустарников, имеющие следы спиливания, срубания, срезания, – уточнили в региональном минлесхозе. То есть нельзя распиливать упавший ствол прямо в лесу.

В Ханты-Мансийском автономном округе об участках сбора валежника граждан должны оповещать лесничества, размещая информацию на специальных стендах. По словам Сергея Филатова, директора департамента недропользования Югры, меры носят рекомендательный характер.

– Чтобы соблюдались меры пожарной и санитарной безопасности, на расстоянии до пяти километров от населенных пунктов и до 500 метров от дорог собирать можно в принципе везде, но не нарушая: без спиливания, рубки, трелевочных работ, не нанося вред лесным культурам, молодняку и т.д., – добавил он. – Лесничества рекомендуют такие участки. Пять километров и 500 метров – это наши региональные рекомендации, там можно собирать.

Министерство лесного хозяйства Башкирии сформировало реестр лесных участков, где разрешен сбор валежника и сухостоя. Информация опубликована на сайте ведомства. Кроме того, в каждое лесничество и муниципалитет разосланы информационные письма с рекомендациями по этому вопросу.

Сотрудникам лесничеств рекомендовали подготовить для жителей информационные стенды, где четко прописаны все правила. В частности, необходимо за сутки уведомить лесничество о том, где будет собираться валежник. По словам пресс-секретаря ведомства Айрата Искандарова, эти меры направлены на предупреждение хищения деловой древесины под видом сбора валежника.

В Краснодарском крае установлен порядок и сроки подачи уведомления гражданами, а также учет собранного валежника. На Кубани начиная с 1 января 2019 года сбор валежника становится свободным. Оформлять с этой целью разрешение на заготовку древесины для собственных нужд больше не нужно, но потребуется уведомить о своем намерении подведомственное краевому Минприроды учреждение. Оно укажет лесной участок, на котором можно произвести заготовку валежника, и учтет объем последнего до его вывоза из леса.

Порядок и сроки подачи названного уведомления, а также порядок учета собранного гражданами валежника установит региональное минприроды. Но такого детального документа еще нет – ведомство его только готовит.

В Самарской области в порядке заготовки валежника оговорено, что его можно только собирать, без рубки лесных насаждений и лесосечных работ. При заготовке валежника запрещается его трелевка автотракторной и иной техникой.

Власти Красноярского края выделяют для сбора конкретный участок в границах лесничества. Закон Приморского края устанавливает, что граждане, которым предоставлены лесные участки в аренду, не вправе препятствовать доступу других людей для заготовки валежника.

В Пермском крае допускается сбор валежника в течение всего года, преимущественно в бесснежный период, с применением любых ручных инструментов без ущерба другим лесным насаждениям.

В Республике Коми с 1 января сбор валежника стал свободным, жители Коми могут собирать в лесу сухие ветки и поваленные деревья безлимитно. Такая же ситуация во Владимирской области. В отличие от нее, Тамбовская область собирается регламентировать вывоз.

В Вологодской области жителям региона разрешено собирать валежник на протяжении всего года с соблюдением правил пожарной и санитарной безопасности в лесах. Предельный объем собранного валежника не устанавливается.

– Одна из главных задач закона, чтобы жители, которые пока еще пользуются нецентрализованным отоплением, могли беспрепятственно собирать валежник для отопления печей, – прокомментировал председатель комитета по экологии и природопользованию Михаил Ставровский. – Кроме того, чем меньше в лесах будет лежать остатков деревьев, тем меньше будет возможных источников заражения для здорового леса.

В Удмуртии тема со сбором валежника обсуждалась достаточно долгое время. Сельские жители частенько обращались к местным депутатам с вопросом: почему нельзя собирать валежник без специального разрешения? К тому же на сбор документов уходило иногда по несколько месяцев – правила были такие же, как для рубки леса при заготовке древесины. Абсурдной ситуацию называл и председатель госсовета республики Алексей Прасолов.

– Упавшее дерево уже гниет, но, чтобы использовать его на дрова, нужно пройти сложную процедуру заключения договора. Неоднократно приезжать в лесничество, как минимум три раза выезжать на место заготовки со специалистом, – сказал Прасолов.

Штраф за незаконный сбор был 1-3 тысячи рублей для граждан, 10-30 тысяч – для должностных лиц и 50-100 тысяч для бизнеса.

В октябре прошлого года республиканский парламент разрешил жителям Удмуртии с 1 января 2019 собирать валежник для собственных нужд бесплатно. Поправки позволяют гражданам собирать и заготавливать лежачие на земле деревья, сучья и ветви без специального разрешения. Упавшие деревья и крупные ветви, по сути, приравняли к грибам и ягодам. Под валежником в документе понимаются поваленные деревья, кустарники или их части, поврежденные из-за непогоды или по иным естественным причинам.

Деревенские жители Удмуртии восприняли эту новость на ура. Только на отопление дома им каждый год нужно покупать телегу, вмещающую как минимум 10 кубов дров, а это около 15 тысяч рублей. Плюс три-четыре куба – на топку бани, вот еще порядка пяти тысяч рублей. То есть в общей сумме подготовка к отопительному сезону для селянина, у которого в доме нет газа, обходится примерно в 20 тысяч.

– Ну наконец-то! В советское время и так было разрешено вывозить из леса сухие ветки, валежник, деревья. Люди выходили в лес, получается, что сами его чистили, и он не захламлялся. Как перестройка началась, за это сажать начали. А сейчас что? Дерево упадет – так и лежит, гниет. Отсюда весь лес – как свалка, да и болезни всякие появляются. Валежник сам по себе очень хорош, им спокойно можно отапливать и дом, и баню. Думаю, люди с принятием этого закона сразу же начнут снова его вывозить. В лесу станет чисто, а для нас экономия какая-никакая, – поделился своим мнением Андрей Широбоков, житель деревни Кыква Якшур-Бодьинского района Удмуртии.

Добавить комментарий